Война в графстве Линкольн

Вой­ну ско­тов­ла­дель­цев в графс­тве Лин­кольн жи­тели этой час­ти Ди­кого За­пада, из­вес­тной под наз­ва­ни­ем Нью-Мек­си­ко, срав­ни­ва­ют с вой­ной Алой и Бе­лой Ро­зы, что бы­ла в Ан­глии меж­ду до­мами Й­ор­ков и Лан­касте­ров. Мно­го лет пос­ле нее у ков­бо­ев и фер­ме­ров толь­ко и раз­го­воров бы­ло, по­чему да как вспых­ну­ла эта вой­на, кто в ней вы­иг­рал, кто по­тер­пел по­раже­ние. У ноч­но­го кос­тра в ла­гере ско­тово­дов, зи­мой у фер­мер­ско­го оча­га, ле­том в ко­ралях с азар­том об­сужда­ли все де­тали и под­робнос­ти жар­ких сра­жений.

Не пос­леднюю роль в этой вой­не сыг­рал и Крош­ка Бил­ли. Мо­жет, это пре­уве­личе­ние, но иные да­же на­зыва­ли ее «вой­ной Крош­ки Бил­ли». А на­чалось все с то­го, что ста­рый ско­тов­ла­делец Джон Чи­сам и его пар­тнер Элекс Мак­су­эйн за­дума­ли приб­рать к ру­кам все пас­тби­ща и стать вро­де как ко­роля­ми-ско­топ­ро­мыш­ленни­ками во всей до­лине ре­ки Пе­кос, ко­торая впа­да­ет в Рио-Гран­де и тя­нет­ся да­леко с Се­вера на Юг. Ста­да Чи­сама нас­чи­тыва­ли до 80000 го­лов круп­но­го ро­гато­го ско­та. И вла­дель­цам бо­лее мел­ких ран­чо приш­лось вы­метать­ся с этих зе­мель — пе­ред та­ким на­пором ро­гов и ко­пыт им бы­ло не ус­то­ять. Что­бы не по­терять свои скром­ные ста­да, они объ­еди­нились вок­руг ком­па­нии Мэр­фи, До­лан и K°. Меж­ду ков­бо­ями этих двух пар­тий то и де­ло слу­чались стыч­ки не на жизнь, а на смерть.

Чи­саму и Мак­су­эй­ну силь­но по­вез­ло, что в один прек­расный день они до­дума­лись приг­ла­сить к се­бе Крош­ку Бил­ли. Он был дь­яволь­ски смел, стре­лял мет­ко, ве­лико­леп­но уп­равлял ко­нем и, ка­залось, на­ивыс­шее нас­лажде­ние на­ходил в убий­стве, а по­тому очень ско­ро стал ду­шой этой пар­тии.

В са­мом на­чале 1879 го­да Чи­сам раз­до­был для Крош­ки Бил­ли дол­жность по­лицей­ско­го и вру­чил Бил­ли ор­дер на арест двух ков­бо­ев из враж­дебной пар­тии — Вил­ли Мор­то­на и Фрэн­ка Бей­ке­ра. Пред­лог был ка­кой-то со­вер­шенно пус­тячный. Бил­ли тут же осед­лал ко­ня и, не ска­зав ни­кому ни сло­ва, пос­ка­кал на их ран­чо в слад­ком пред­вку­шении до­бычи. Соп­ро­вож­дал его лишь нек­то Мак­клас­ки. Бил­ли на­шел Мор­то­на и его на­пар­ни­ка в ла­гере на вос­точном краю графс­тва и, по­казав им при­каз об арес­те, за­явил:

— Вы арес­то­ваны. Сле­дуй­те за мной.

— Что те­бе от нас на­до? — с уг­ро­зой вскри­чал Мор­тон.

— Зат­кнись, не то я вы­шибу из те­бя моз­ги. Вы ра­бота­ете не на Чи­сама. Хва­тит од­но­го это­го.

— Ну, это мы еще пос­мотрим, мо­локо­сос, — обоз­лился Бей­кер. — Здесь сво­бод­ная зем­ля, ник­то не пос­ме­ет арес­то­вать ме­ня, не объ­яс­нив, за что.

— Я уже все ска­зал тво­ему тру­су-друж­ку. Поп­ри­дер­жи-ка язык, не то моя пу­ля зас­та­вит те­бя за­мол­кнуть на­веки.

Тут не удер­жался и всту­пил в раз­го­вор да­же Мак­клас­ки.

— Уж не со­бира­ешь­ся ли ты уби­вать без­за­щит­но­го че­лове­ка?

— Ко­ли за­хочу, от­че­го же нет? А за­од­но и те­бя.

И с эти­ми сло­вами Крош­ка Бил­ли вых­ва­тил из-за по­яса пис­то­лет и, преж­де чем по­ражен­ный Мак­клас­ки ус­пел паль­цем по­шевель­нуть, убил его на­повал.

— Те­перь ви­дите, как я пос­ту­паю с те­ми, кто мне пе­речит? — ска­зал он, с брез­гли­востью пнув без­жизнен­ное те­ло, рух­нувшее к его но­гам. — По­ос­те­реги­тесь, не то я от­прав­лю вас вслед за ним.

На­дев обо­им ков­бо­ям на­руч­ни­ки и скре­пив их од­ной цепью, Бил­ли тща­тель­но при­торо­чил их к сед­лу ло­шади Мак­клас­ки и не спе­ша по­вер­нул на­зад к ран­чо Чи­сама.

Са­мо со­бой, плен­ни­ки бы­ли не в вос­торге от пе­ред­ря­ги, в ка­кую по­пали. И в ру­ках Чи­сама ока­зать­ся бы­ло пло­хо, и еще ху­же ра­зоз­лить Крош­ку Бил­ли. Единс­твен­ный путь к спа­сению был — ка­ким-то об­ра­зом рас­стег­нув на­руч­ни­ки и ра­зом­кнув цепь, бе­жать. Они при­нялись рас­ша­тывать, раз­ги­бать креп­кий ме­талл. Еще нем­но­го уси­лий — и, мо­жет, сво­бод­ный ве­тер опять за­по­ет у них в ушах. Од­на­ко Бил­ли за­метил их по­доз­ри­тель­ные дви­жения и без лиш­них слов хлад­нокров­но вски­нул на пле­чо свое ружье и дваж­ды спус­тил ку­рок. Рас­сто­яние меж­ду ни­ми бы­ло все­го фу­тов де­сять, а стре­лок он был мет­кий, по­это­му вслед за выс­тре­лами раз­дался шум па­да­ющих тел, и в ту же се­кун­ду греш­ные ду­ши Мор­то­на и Бей­ке­ра пе­ренес­лись, на­до на­де­ять­ся, на еще бо­лее зе­леные пас­тби­ща, где да­же для ков­боя всег­да най­дет­ся мес­то.

Так Крош­ка Бил­ли спо­кой­но со­вер­шил под­ряд три убий­ства.

Прис­ка­кав в ла­герь, он со­об­щил Чи­саму о сво­их де­яни­ях и ве­лел по­хоро­нить обо­их ков­бо­ев по всем пра­вилам.

— А где же Мак­клас­ки? — по­ин­те­ресо­вал­ся Чи­сам.

— Не твое со­бачье де­ло, — от­ре­зал Крош­ка Бил­ли.

— То есть как это не мое? Зна­ешь, го­луб­чик, я те­бя нис­коль­ко не бо­юсь, за­руби се­бе это на но­су.

— Лад­но, лад­но, ста­рина, — смяг­чился Бил­ли. — Это я прос­то по­шутил, что­бы за­вес­ти те­бя. Меж­ду на­ми, Ма­ка я убил.

— Убил?

— Ты что, глу­хой? Убил.

— За что?

— По­лез не в свое де­ло. Мес­та сво­его не знал. Ре­шил, что мо­жет ко­ман­до­вать. Ну, и приш­лось его оса­дить.

— Са­мый по­лез­ный для ме­ня че­ловек был, кро­ме те­бя. ко­неч­но, — вздох­нул Чи­сам пос­ле ко­рот­кой за­мин­ки, прис­таль­но вгля­дыва­ясь в Крош­ку Бил­ли и по­тирая в за­дум­чи­вос­ти под­бо­родок.

— Был да сплыл, ту­да ему и до­рога.

— А ты се­бе от­да­ешь от­чет, Бил­ли, что это де­ло вып­лы­вет на­ружу и сю­да явят­ся влас­ти и по­лиция, что­бы все раз­ню­хать, и те­бя арес­ту­ют?

— Ты что ду­ма­ешь, Чи­сам, я сов­сем ду­рак? Пле­вал я с вы­сокой баш­ни на тво­их ше­рифов и по­лицей­ских. Пусть толь­ко су­нут­ся! И во­об­ще не тре­пыхай­ся, врас­плох они Крош­ку Бил­ли не зас­та­нут.

— А что, ес­ли они приш­лют сю­да вой­ска?

— Пус­кай! Уж ес­ли мы пе­ред «го­лубы­ми мун­ди­рами» спа­су­ем, ть­фу, тог­да я не пос­мею боль­ше на­зывать­ся Крош­кой Бил­ли и уй­ду пас­ти овец в ка­кой-ни­будь ти­хий штат.

Сде­лав та­кое за­яв­ле­ние, Крош­ка Бил­ли у­еди­нил­ся в сво­ей па­лат­ке и бро­сил­ся на кро­вать, что­бы хоть нес­коль­ко ча­сов спать до рас­све­та.