Заносчивый коробейник

Пер­вый за­кон ко­робей­ни­ка — за­гова­ривать зу­бы по­купа­телю. Кто не уме­ет как на­до по­гово­рить с по­купа­телем, то­го ждет не­уда­ча.

Не­задол­го до граж­дан­ской вой­ны меж­ду Се­вером и Югом боль­шим спро­сом у аме­рикан­ских де­вушек поль­зо­вались шел­ко­вые нит­ки, ко­торые из­го­тов­ля­лись в ок­ру­ге Гер­ли­вилль. Нит­ки эти так са­ми и бе­жали со шпу­лек лов­ких хо­рошень­ких де­виц, ко­торые, од­на­ко, дол­го в де­вицах не за­сижи­вались; не ус­пе­ешь и ог­ля­нуть­ся, как выс­ка­кива­ли за­муж.

Де­виц этих да­же так и проз­ва­ли «шпуль­ки». Эти шел­ко­вые нит­ки до Граж­дан­ской вой­ны и вско­ре, как она за­кон­чи­лась, раз­но­сили по стра­не ко­робей­ни­ки. Боль­шинс­тво из них бы­ли мо­лодые лю­ди, ко­торым хо­телось пос­мотреть боль­шой мир за пре­дела­ми их род­но­го Ман­сфил­да, ну и, ко­неч­но, под­за­рабо­тать день­жо­нок.

Лег­ко пред­ста­вить се­бе та­кого юно­шу, ко­торый, взяв в обе ру­ки по боль­шой пес­трой до­рож­ной сум­ке, на­битой ка­туш­ка­ми шел­ка, идет в близ­ле­жащие го­рода сво­его шта­та, а то и по­даль­ше, в со­сед­ние шта­ты. По­купа­теля­ми их бы­ли до­маш­ние хо­зяй­ки и мес­тные лав­чонки.

Собс­твен­но, про­дать шел­ко­вые нит­ки не сос­тавля­ло в то вре­мя ни­како­го тру­да и, ес­ли мо­лодой ко­робей­ник не справ­лялся с этим де­лом, его раз и нав­сегда клей­ми­ли не­доте­пой. Один та­кой не­доте­пис­тый юно­ша вер­нулся как-то до­мой пос­ле двух­не­дель­но­го странс­твия по го­родам с пол­ной сум­кой шел­ко­вых ка­тушек. С чем ушел, с тем и при­шел, ни од­ной не про­дал!

— Что это у те­бя в сум­ках? — спро­сил его отец, ког­да мо­лодой ко­робей­ник вер­нулся.

— Шелк, — от­ве­чал тот.

— Ты что же, ни­чего не про­дал?

— Не, — от­ве­чал Джон, так зва­ли ко­робей­ни­ка.

— Ник­то, что ли, не спра­шивал их?

— Не, по­чему ж, — от­ве­чал Джон. — Один че­ловек спро­сил, что это я при­нес в сум­ках, а я ему ска­зал — не лезь не в свое де­ло, со­бака!