Бескрылая гусочка (Ительменская сказка)

Жи­ли-бы­ли гу­си. Приш­ла осень, все гу­сята вы­рос­ли, од­на бед­няжка гу­соч­ка так и не вы­рос­ла. Ее мать ска­зала:

— Вон в том озер­ке ос­тань­ся. Мо­жет, ли­са при­дет, бу­дет те­бя звать. Не слу­шай ее, а то она съ­ест те­бя. Ну, ос­та­вай­ся, а мы уж по­летим. Хо­лод­но ста­ло, твои бра­тиш­ки и сес­трен­ки за­мер­знут. Ты здесь на озе­ре и ос­та­вай­ся. А мы зав­тра по­летим.

Бед­няжка ска­зала:

— Лад­но, ма­ма, вы все уле­тай­те, а я уж, бес­кры­лая, тут ос­та­нусь!

Прос­ну­лись гу­си на­зав­тра, на­чали це­ловать бед­няжку, про­щать­ся. На­конец под­ня­лись и ста­ли над озе­ром кру­жить­ся. Толь­ко под­ня­лись, бед­няжка сра­зу за­пела, зап­ри­чита­ла:

— Бед­ня­жеч­ка я бес­кры­лая, где мои друзья? У них крылья есть, уле­тели они, ме­ня, бед­ную, по­кину­ли.

Ус­лы­шала мать и ска­зала:

— Да­вай­те вер­немся! Ду­ша у ме­ня бо­лит! Как я ос­тавлю ее од­ну? Мать ведь я!

У всех ду­ша бо­лела. Се­ли на озе­ро. Бес­кры­лая ска­зала:

— За­чем вы из-за ме­ня вер­ну­лись? Раз уж я та­кая, ос­тавь­те ме­ня!

Од­на сес­трич­ка зап­ла­кала:

— Как же мы ее ос­та­вим?

Бес­кры­лая гу­соч­ка ска­зала:

— Уле­тай­те зав­тра и не воз­вра­щай­тесь из-за ме­ня.

На­ут­ро гу­си сно­ва вста­ли, на­чали ее це­ловать, ни­как не мо­гут рас­стать­ся. Под­ня­лись на­конец. Сно­ва зап­ла­кала гу­соч­ка, зап­ри­чита­ла:

— Бед­няжка я бес­кры­лая, где мои друзья?

Сно­ва гу­си се­ли — как мать свое ди­тя бро­сит? Опять бес­кры­лая гу­соч­ка ска­зала:

— За­чем вы из-за ме­ня вер­ну­лись? За­мер­зне­те ведь! Хоть вы жи­вы бу­дете, а мне все рав­но по­мирать. Зав­тра ле­тите и боль­ше не воз­вра­щай­тесь.

А во­да в озе­ре уж за­мер­зать ста­ла. Ска­зала бес­кры­лая гу­соч­ка:

— Не воз­вра­щай­тесь! Ле­тите!

Под­ня­лись гу­си, триж­ды над озе­ром пок­ру­жились и уле­тели. Вско­ре ли­са приш­ла. Как чу­яла, что на озе­ре гу­соч­ка ос­та­лась! Приш­ла и го­ворит:

— Ой, бед­нень­кая, что ты од­на на озе­ре де­ла­ешь? Пой­дем ко мне, я бу­ду хо­лить те­бя. Да­вай вмес­те жить.

Гу­соч­ка от­плы­ла по­даль­ше от бе­рега и ска­зала:

— Не пой­ду, луч­ше здесь за­мер­зну.

Рас­серди­лась ли­са, ре­шила все озе­ро вы­пить. Нак­ло­нилась к во­де, на­чала пить. Пи­ла, пи­ла, так мно­го во­ды вы­пила, что брю­хо лоп­ну­ло. Гу­соч­ка все пла­ва­ет. По­ут­ру озер­цо все ль­дом за­тяну­лось. Вдруг от­ку­да-то Эмэм­кут при­шел. Ска­зал:

— Что ты, гу­соч­ка, тут де­ла­ешь? Пой­дем ко мне до­мой, у ме­ня теп­ло.

— Не пой­ду я, у ме­ня кры­лышек не­ту.

— Пой­дем, я сде­лаю те­бе кры­лыш­ки.

Взял он гу­соч­ку, при­нес до­мой. На­чал ее кор­мить, по­том на­чал крылья де­лать. Вот уже сно­ва теп­ло ста­ло, гу­соч­ка вы­рос­ла. А Эмэм­кут ей тем вре­менем кры­лыш­ки сде­лал. Вот уж и гу­си ле­тят. Гу­соч­ка встре­ча­ет их, спра­шива­ет:

— Вы мо­их не ви­дели?

— Во-он сза­ди ле­тят.

Опять стая гу­сей ле­тит. Встре­тила гу­соч­ка сво­их род­ных.

— Ты ли это? — спро­сила мать. — Пой­дем к то­му, кто те­бе крылья дал.

Приш­ли гу­си к Эмэм­ку­ту, се­ли и го­ворят:

— Спа­сибо, Эмэм­кут, что на­шей до­чери по­мог. Ког­да-ни­будь и мы те­бе при­годим­ся.

По­ели гу­си, поб­ла­года­рили Эмэм­ку­та. Ска­зали:

— Ну, те­перь мы по­летим.

Эмэм­кут ска­зал:

— Осенью бу­дете ле­теть, опять к нам за­ходи­те.