Богач и работник (Корякская сказка)

Жи­ли двое брать­ев бед­ня­ков. Как ста­ло жить нев­мо­готу, один из них ска­зал:

— Пусть один из нас ос­та­нет­ся до­ма, а дру­гой от­пра­вит­ся ра­ботать к бо­гачу.

Как за­дума­ли, так и пос­ту­пили. Один до­ма ос­тался, дру­гой к бо­гачу ра­ботать от­пра­вил­ся. При­шел к бо­гачу.

Бо­гач ска­зал:

— Ты у ме­ня бу­дешь ра­ботать до сле­ду­ющей вес­ны. Ког­да ку­куш­ки за­куку­ют, тог­да кон­чишь ра­боту.

Бо­гач ска­зал ра­бот­ни­ку:

— Вот мое ус­ло­вие: смот­ри, не сер­дись. Ес­ли рас­сердишь­ся или оби­дишь­ся, то дашь мне сто оле­ней. Ес­ли я рас­сержусь или оби­жусь на те­бя, так­же сто оле­ней те­бе дам.

Ра­бот­ник ска­зал:

— Нет у ме­ня ста оле­ней.

Бо­гач ска­зал:

— Ни­чего, от­ра­бота­ешь у ме­ня до сле­ду­ющей осе­ни.

Дол­го ду­мал ра­бот­ник, по­том ска­зал:

— Лад­но, сог­ла­сен!

И еще при­бавил:

— Я не рас­сержусь и не оби­жусь.

На сле­ду­ющее ут­ро бо­гач пос­лал ра­бот­ни­ка в ста­до.

— От­прав­ляй­ся в ста­до, ра­ботай там, по­ка свет­ло на дво­ре. Ког­да стем­не­ет, иди до­мой.

Весь день тру­дил­ся ра­бот­ник в ста­де. Как нас­ту­пили су­мер­ки, заш­ло сол­нце, вер­нулся ра­бот­ник до­мой.

Спро­сил хо­зя­ин:

— За­чем при­шел?

Ра­бот­ник ска­зал:

— Сол­нце заш­ло, стем­не­ло, вот я и при­шел.

Бо­гач ска­зал:

— Дей­стви­тель­но, я ска­зал: «Ког­да стем­не­ет, до­мой иди». Сол­нце, прав­да, се­ло, од­на­ко лу­на взош­ла.

Ра­бот­ник ска­зал:

— Как же быть? Так, по­жалуй, мне всю ночь при­дет­ся ра­ботать?

Бо­гач ска­зал ра­бот­ни­ку:

— Ого, ты, ка­жет­ся, сер­дишь­ся!

Ра­бот­ник ска­зал:

— Нет, не сер­жусь я и не оби­жа­юсь.

И сно­ва от­пра­вил­ся ра­бот­ник в ста­до.

Всю ночь лу­на све­тила, всю ночь тру­дил­ся ра­бот­ник в ста­де. На­ут­ро лу­на заш­ла, за­то сол­нце вста­ло. По­валил­ся ра­бот­ник на зем­лю, на­чал сер­дить­ся на бо­гача:

— Ого, так я, по­жалуй, и бу­ду все вре­мя ра­ботать! Сам-то он не ра­бота­ет, а хо­рошо ест. А мне и за ра­боту не пла­тит. И еды не да­ет.

Бо­гач как раз близ­ко на­ходил­ся. А ра­бот­ник его не ви­дел. Ска­зал вдруг бо­гач ра­бот­ни­ку:

— Ты, ка­жет­ся, сер­дишь­ся! А ну-ка, да­вай мне сто оле­ней! Ес­ли не дашь — ра­ботай до сле­ду­ющей осе­ни.

Про­рабо­тал ра­бот­ник до сле­ду­ющей осе­ни. Ни­чего за ра­боту не по­лучил. Воз­вра­тил­ся до­мой с пус­ты­ми ру­ками. При­ходит до­мой, встре­ча­ет его брат:

— Здравс­твуй! Мно­го ли оле­ней за­рабо­тал?

Рас­ска­зал ему брат, как его бо­гач об­ма­нул. Тот брат, ко­торый до­ма ос­та­вал­ся, го­ворит:

— Ну те­перь ты до­ма по­будь, а я ра­ботать пой­ду.

От­пра­вил­ся ра­ботать к бо­гачу. При­шел к бо­гачу.

Бо­гач ска­зал:

— Бу­дешь у ме­ня дол­го ра­ботать. До той по­ры бу­дешь ра­ботать, по­ка ку­куш­ки не при­летят. И вот мое ус­ло­вие: смот­ри, не сер­дись. Ес­ли рас­сердишь­ся, сто оле­ней мне дашь. Ес­ли я рас­сержусь, еще боль­ше те­бе оле­ней дам.

Ра­бот­ник ска­зал:

— Хо­рошо, сог­ла­сен. Толь­ко вот сто оле­ней, по-мо­ему, ма­лова­то. Да­вай луч­ше так сде­ла­ем: кто пер­вый рас­сердит­ся, ты­сячу оле­ней от­даст.

Дол­го ду­мал бо­гач, по­том ска­зал:

— Лад­но, сог­ла­сен!

Про се­бя, од­на­ко, по­думал: «Бу­дет у ме­ня боль­ше оле­ней».

Вот раз ут­ром сол­нце взош­ло, а ра­бот­ник все еще спит.

Стал бо­гач бу­дить ра­бот­ни­ка:

— Эй, прос­нись. Ле­нивый ты че­ловек! Сол­нце уже дав­но вста­ло, а ты все еще спишь!

Ра­бот­ник ска­зал:

— Ты что, на­чина­ешь сер­дить­ся?

Бо­гач ска­зал:

— Нет, не сер­жусь, прос­то го­ворю те­бе, что по­ра уже в ста­до ид­ти.

Встал ра­бот­ник, еле-еле дви­га­ет­ся.

— По­торо­пись, боль­но ты мед­ленно в до­рогу со­бира­ешь­ся!

Сно­ва спро­сил ра­бот­ник:

— Уж не сер­дишь­ся ли ты?

Хо­зя­ин от­ве­тил:

— Нет, нет, не сер­жусь. Прос­то ведь до ста­да длин­ный путь. Я те­бя ту­да от­вести дол­жен.

Дол­го обу­вал­ся ра­бот­ник. Еще доль­ше умы­вал­ся. А тут и пол­день нас­ту­пил. Ра­бот­ник ска­зал:

— Не вре­мя сей­час на ра­боту ид­ти. Ско­ро тем­неть нач­нет. Да­вай сна­чала хо­рошо по­едим, тог­да уж и на ра­боту пой­ду.

Кон­чи­ли есть. Ска­зал ра­бот­ник:

— Хо­рошо я на­ел­ся. Не мо­гу ра­ботать. На­до пос­пать нем­но­го.

Скло­нил го­лову на тра­ву да и прос­пал до ве­чера. Бо­гач крик­нул:

— Ну, дол­го еще ра­ботать не бу­дешь? Дру­гие уже с ра­боты приш­ли, а ты еще и не вы­ходил!

— Ого! Ты ни­как сер­дишь­ся? — спро­сил ра­бот­ник.

Бо­гач ска­зал:

— И не ду­маю сер­дить­ся, так прос­то го­ворю те­бе. Ну лад­но, иди до­мой — тем­не­ет.

— Вот и хо­рошо, что не сер­дишь­ся, — ска­зал ра­бот­ник. — Мож­но, по­жалуй, и до­мой пой­ти.

Так два ме­сяца прош­ло.

Ма­ло ра­дос­ти бо­гачу от та­кого хит­ро­го ра­бот­ни­ка. И не ра­бота­ет, и на бо­гача не сер­дится.

Ре­шил бо­гач об­ма­нуть ра­бот­ни­ка — то­же ведь очень хит­рый был.

По­думал бо­гач: «Как бы мне об­ма­нуть хит­ро­го ра­бот­ни­ка? Экий я глу­пый! За­чем ска­зал: „Дол­го бу­дешь у ме­ня ра­ботать, до при­лета ку­кушек!» Ведь не ско­ро еще вес­на».

Дол­го ду­мал бо­гач, по­том ска­зал:

— Ну лад­но, об­ма­ну ра­бот­ни­ка!

При­шел до­мой, же­не ска­зал:

— Пой­дем в лес, там ты на де­рево за­лезешь. Как толь­ко уви­дишь ме­ня с ра­бот­ни­ком, тот­час ку­ковать нач­ни. Толь­ко смот­ри, хо­рошень­ко спрячь­ся, не по­казы­вай­ся.

Вер­нулся до­мой бо­гач, ска­зал ра­бот­ни­ку:

— Пой­дем на охо­ту!

Взя­ли ружья, от­пра­вились. Ста­ли к ле­су под­хо­дить. Уви­дела их же­на. На­чала ку­ковать:

— Ку-ку! Ку-ку! Кук! Ку-ку! Кук!

Ска­зал бо­гач:

— Слы­шишь, ку­куш­ка ку­ку­ет! На­чала уже ку­ковать!

По­том при­бавил:

— Ну, кон­чи­лась твоя ра­бота! Мо­жешь се­год­ня до­мой от­прав­лять­ся.

По­нял ра­бот­ник: об­ма­ныва­ет его бо­гач. Го­ворит бо­гачу:

— Бы­ло ли ког­да-ни­будь, что­бы ку­куш­ки зи­мой ку­кова­ли? Что это за зим­няя ку­куш­ка та­кая? Выс­тре­лю-ка я в нее. Вот тог­да пос­мотрим и раз­бе­рем­ся. А ну-ка!

Стал ра­бот­ник це­лить­ся в ку­ку­ющую ку­куш­ку. Уви­дел это бо­гач, бро­сил­ся к не­му, стал ружье от­ни­мать.

От­ни­ма­ет и кри­чит:

— Нель­зя в че­лове­ка стре­лять! Еще убь­ешь — не ку­куш­ка ведь!

Го­ворит ра­бот­ник:

— Ого! А ведь ты сер­дишь­ся!

На­чал бо­гач ру­гать­ся:

— Чуть-чуть мою же­ну не убил!

А ра­бот­ник и го­ворит:

— Сам ска­зал: «Идем в лес охо­тить­ся!»

Зак­ри­чал хо­зя­ин:

— Лад­но, до­воль­но, иди до­мой! За­бирай оле­ней!

Ра­бот­ник тот­час заб­рал оле­ней и до­мой от­пра­вил­ся. Вер­нулся до­мой. С то­го вре­мени ста­ли братья хо­рошо жить.