Борьба Кутха с Эмэмкутом (Ительменская сказка)

Жи­ли Кутх и Эмэм­кут. Кутх все вре­мя до­ма был, ни­ког­да ни­куда не вы­ходил. От ле­жания у не­го да­же во­лосы на го­лове по­доп­ре­ли.

Эмэм­кут же все вре­мя по ле­су хо­дил. Мно­го раз­ных зве­рей и птиц уби­вал. И всег­да хо­дил на од­но и то же мес­то: там мно­го раз­ных зве­рей во­дилось.

Вот од­нажды при­сел Эмэм­кут от­дохнуть. Сел воз­ле ле­са. Вдруг слы­шит — где-то кто-то очень кра­сиво по­ет. Прис­лу­шал­ся Эмэм­кут, по­думал: «Кто же это так хо­рошо по­ет? Дай-ка я пос­мотрю!»

По­шел в ту сто­рону, где пе­ние слы­шалось. Идет, а пе­ние все гром­че. У Эмэм­ку­та да­же сер­дце за­ныло: пря­мо на не­го по­ющий идет. Спря­тал­ся Эмэм­кут в дуп­ло. А пе­вец все бли­же. Зад­ро­жал Эмэм­кут. Вдруг ви­дит — по­каза­лась по­ющая И­янамль­цях. Как по­дош­ла поб­ли­же к Эмэм­ку­ту, выс­ко­чил он из дуп­ла и об­нял ее. Тут и же­нил­ся на ней, и сра­зу ре­бенок ро­дил­ся.

Ска­зала И­янамль­цях Эмэм­ку­ту:

— Ты ме­ня взял, а я ведь лес­ной че­ловек. Как же мы жить-то бу­дем в тво­ем до­ме? У ме­ня ведь ни­чего нет. Вот как хо­жу, так и за­муж вы­хожу.

Ни­чего не мог Эмэм­кут ска­зать: же­на-то уж очень кра­сивая! Ска­зал толь­ко:

— По­ра уже, пой­дем ко мне до­мой. Ни­чего мне тво­его не на­до. И не ску­чай. Зап­ре­щаю те­бе ску­чать.

Пош­ли Эмэм­кут с И­янамль­цях к Кут­ху на стой­би­ще. Приш­ли, а Кутх все ле­жит на пос­те­ли. Эмэм­кут с же­ной вош­ли в дом. Кутх очень ис­пу­гал­ся и ска­зал:

— Где же это, Эмэм­кут, ты та­кую кра­сивую жен­щи­ну дос­тал?

Эмэм­кут ска­зал:

— В ле­су на­шел.

Кут­ху И­янамль­цях очень пон­ра­вилась, так что его бо­лез­ни сра­зу как ру­кой сня­ло. Пос­тель свою он сра­зу на ули­цу выб­ро­сил. И стал ду­мать, как ему у Эмэм­ку­та же­ну от­нять. «Лад­но, — по­думал, — вот от­пра­вит­ся Эмэм­кут за мед­ве­дями…»

Ночь нас­та­ла. Кутх Эмэм­ку­ту ска­зал:

— Эмэм­кут, зав­тра пой­дем за мед­ве­дями. Вон в том ле­су я ви­дел мед­вежью бер­ло­гу.

На дру­гой день пош­ли за мед­ве­дями. Ког­да по­дош­ли к ле­су, Кутх весь зад­ро­жал, ска­зал Эмэм­ку­ту:

— Ну-ка, иди пер­вый!

Эмэм­кут, ни­чего не по­доз­ре­вая, по­шел. Идет, а Кутх за ним по пя­там сле­ду­ет. Под­крал­ся Эмэм­кут к бер­ло­ге. Ког­да уже у са­мой бер­ло­ги был, Кутх и стол­кнул его в бер­ло­гу.

Упал Эмэм­кут к мед­ве­дям, а мед­ве­ди его очень хо­рошо при­няли. Мед­ве­дица ска­зала сво­им ро­дичам:

— Зап­ре­щаю тро­гать это­го че­лове­ка! Лю­ди хо­тели его убить из-за его кра­сивой же­ны. Сва­рите-ка ему мед­вежь­его мя­са! Да хо­рошень­ко на­кор­ми­те.

Хо­рошо Эмэм­ку­та встре­тили. До­сыта на­кор­ми­ли мед­вежь­им мя­сом. По­том ве­лели спать ло­жить­ся. Креп­ко Эмэм­кут зас­нул.

А Кутх при­шел к И­янамль­цях. Ве­лит ей с ним ло­жить­ся. Не сог­ла­ша­ет­ся И­янамль­цях. Тог­да Кутх сов­сем раз­делся и сам лег ря­дом с ней. А И­янамль­цях на­дела ко­лючую ру­баш­ку, из кра­пивы сот­канную, и лег­ла в ней с Кут­хом. При­жал­ся Кутх к И­янамль­цях, ста­ло ему очень силь­но те­ло жечь. Ска­зал Кутх:

— По­чему твое те­ло все в игол­ках? Как же ты со сво­им му­жем спишь?

И­янамль­цях ска­зала Кут­ху:

— Хо­рошень­ко ко мне при­жимай­ся! За­чем ты мо­его му­жа к мед­ве­дям стол­кнул? Те­перь ты дол­жен со мной спать!

Не мо­жет Кутх с И­янамль­цях ле­жать: очень уж боль­но. Встал, ска­зал И­янамль­цях:

— Ты, И­янамль­цях, все рав­но так про­падешь. Эмэм­кут не при­дет. Мед­ве­ди его ра­зор­ва­ли.

Еще го­ворить не кон­чил, Эмэм­кут по­явил­ся. Же­на ему очень об­ра­дова­лась. А Кутх силь­но ис­пу­гал­ся. Вы­шел на ули­цу. На ули­це и но­чевал.

Толь­ко че­рез нес­коль­ко дней до­мой вер­нулся. Стал Эмэм­ку­та за ры­бой звать. Ска­зал:

— Пой­дем, Эмэм­кут, ры­бу ло­вить! Вон в той бух­точке я мно­го ры­бы ви­дел! Да­вай пой­дем ту­да!

Сог­ла­сил­ся Эмэм­кут. От­пра­вились они за ры­бой. Вот подъ­еха­ли к ре­ке, опять Кутх ве­лел Эмэм­ку­ту впе­реди ид­ти. Ког­да по­дош­ли к бе­регу, под­крал­ся Кутх к Эмэм­ку­ту и стол­кнул его в во­ду, а сам сра­зу до­мой по­шел.

По­пал Эмэм­кут к голь­цам. Они его очень хо­рошо при­няли. Стар­ший го­лец ска­зал:

— Не оби­жай­те, ре­бята, это­го че­лове­ка! Его лю­ди хо­тят из-за кра­сивой же­ны убить. На­вари­те-ка для не­го по­боль­ше голь­цов.

Очень хо­рошо Эмэм­ку­та при­няли, сыт­но на­кор­ми­ли. Выс­пался Эмэм­кут, опять по­шел до­мой.

А Кутх и на этот раз ни­чего не мог с И­янамль­цях сде­лать. Опять его Эмэм­кут на пос­те­ли же­ны зас­тал. И опять ни­чего Кут­ху не сде­лал. Доб­рый че­ловек Эмэм­кут, не злой.

Опять Кутх ушел ку­да-то в лес. Нес­коль­ко дней не воз­вра­щал­ся. Стал Эмэм­кут ду­мать: «Ку­да это Кутх зап­ро­пас­тился? Уж не убил ли его кто-ни­будь?»

Вер­нулся Кутх че­рез нес­коль­ко дней и стал звать Эмэм­ку­та за со­боля­ми:

— Вон на той соп­ке я ви­дел мно­го со­боли­ных сле­дов.

Опять Эмэм­кут по­шел — ни­чего он не бо­ит­ся! Ког­да ста­ли под­хо­дить к соп­ке, Эмэм­кут сно­ва по­шел впе­реди. Идет, к яме по­дошел. А яма очень ис­кусно свер­ху прик­ры­та: как буд­то и нет сов­сем ни­какой ямы. Эмэм­кут и про­валил­ся в эту яму.

Кутх быс­тро яму за­рыл и пал­ку на том мес­те пос­та­вил, что­бы пос­ле на это мес­то прий­ти.

Вер­нулся до­мой и опять на­чал к И­янамль­цях прис­та­вать. На­дела И­янамль­цях ру­баш­ку из кра­пивы, так они и ста­ли жить. Про­жили нес­коль­ко дней вмес­те.

А Эмэм­кут не умер. Нес­коль­ко дней зем­лю ко­пал — это он из ямы вы­бирал­ся. Яма бы­ла глу­бокая. Очень ус­тал Эмэм­кут, но все же выб­рался. До­мой по­шел. Не до­ходя до до­му, упал на зем­лю — ник­то его не за­метил. Так и про­лежал Эмэм­кут це­лый день. До­мой толь­ко на дру­гой день при­шел. Во­шел, ви­дит: Кутх с И­янамль­цях ле­жит. Эмэм­кут ска­зал:

— Что ты тут, Кутх, де­ла­ешь? А ну-ка оде­вай­ся, пой­дем в лес! Не смог ты ме­ня убить, хо­тя нес­коль­ко раз пы­тал­ся. К мед­ве­дям стол­кнул, а мед­ве­ди очень хо­рошо ме­ня при­няли. В во­ду стол­кнул, а там голь­цы ме­ня как сво­его встре­тили, сыт­но ры­бой на­кор­ми­ли. Так ты ме­ня в глу­бокую яму стол­кнул, где я чуть с го­лоду не по­мер, но все рав­но до­мой вер­нулся. Те­перь идем в лес. Я те­бя всег­да слу­шал­ся: ку­да ты ме­ня ни звал, я сра­зу шел.

Пош­ли Эмэм­кут с Кут­хом в лес. Не­дале­ко у шли. Поз­вал Эмэм­кут трех вол­ков и че­тырех мед­ве­дей, ве­лел им в круг стать. Так они и сде­лали. А Кут­ха в се­реди­не пос­та­вили. Ве­лел Эмэм­кут мед­ве­дям и вол­кам ра­зор­вать Кут­ха.

Ра­зор­ва­ли они Кут­ха на кус­ки. Опять на­чал Эмэм­кут хо­рошо жить.