Человек, кормивший червей (Чукотская сказка)

Жи­ли муж­чи­на и жен­щи­на без со­седей. Муж­чи­на каж­дый день на охо­ту хо­дил, нерп и тю­леней до­бывал. По три, по че­тыре уби­вал ежед­невно. Иног­да и две­над­цать при­носил.

Же­на его не мог­ла ро­жать, по­тому де­тей у них не бы­ло.

Вот од­нажды за­думал­ся муж­чи­на на охо­те. Рас­сердил­ся на же­ну. Ре­шил ее убить, по­тому что де­тей ро­жать не мо­жет.

Пос­тро­ил на бе­регу мо­ря боль­шой дом из кам­ней. Соб­рал раз­личных чер­вей и бро­сил в ка­мен­ный дом.

Те­перь как нер­пу убь­ет, чер­вям бро­сит. Чер­ви все по­еда­ют. Ско­ро боль­шие вы­рос­ли, ве­личи­ной с ру­ку ста­ли.

Пе­рес­тал муж­чи­на до­мой уби­тых зве­рей при­носить.

Же­на спра­шива­ет:

— По­чему ты пе­рес­тал до­бывать зве­рей?

Муж на это от­ве­ча­ет:

— Нет у нас де­тей и не для ко­го мне зве­рей уби­вать

А ведь каж­дый день ухо­дил на охо­ту! До­будет пять-шесть тю­леней и все чер­вям от­даст. Чер­ви в один миг все съ­еда­ют.

Ши­ла од­нажды же­на, тор­ба­за му­жу де­лала. Вдруг у нее на го­лове па­ук за­бегал. Сня­ла же­на па­ука и го­ворит:

— Что это ты де­ла­ешь?

Па­ук от­ве­ча­ет:

— При­шел к те­бе по­тому, что жал­ко мне те­бя. Пе­рес­тань эти тор­ба­за шить! Луч­ше вот к этим туф­лям по­дош­ву при­делай. Вот ты ста­ра­ешь­ся для му­жа, а он для те­бя ка­мен­ный дом при­гото­вил, пол­ный чер­вей. Вот уви­дишь, ста­нет муж од­нажды та­ким лас­ко­вым и приг­ла­сит те­бя по­гулять. А ты, как сде­ла­ешь по­дош­ву к туф­лям, по­ложи их к се­бе в шта­нины ком­би­незо­на. Толь­ко не по­казы­вай ему. Ког­да он приг­ла­сит те­бя про­гулять­ся, сог­ла­шай­ся. Не­дале­ко от ка­мен­но­го до­ма, где чер­ви жи­вут, брось од­ну ту­фель­ку. Ста­нет он ту­фель­ку рас­смат­ри­вать, ты вто­рую бро­сай. Эту бу­дет рас­смат­ри­вать, пог­ля­ди вверх и ска­жи: «Ну, где же?»

Ска­зал это па­ук и ушел.

При­шила же­на к ту­фель­кам по­дош­ву и спря­тала их. За­тем опять ста­ла му­жу тор­ба­за шить.

Вдруг при­шел муж. Убил трид­цать во­семь тю­леней и семь нерп. Стал го­ворить:

— Часть до­бычи я ос­та­вил, при­нес лишь две­над­цать тю­леней и две нер­пы.

Го­ворит же­не:

— Ты то­же зав­тра со мной на охо­ту пой­дешь, на­до те­бе про­вет­рить­ся!

Же­на от­ве­ча­ет:

— Лад­но, пой­ду! Это хо­рошо!

Муж про­дол­жа­ет:

— Сва­ри, по­жалуй­ста, раз­но­го мя­са, да по­боль­ше! Мы хоть раз вмес­те вдо­воль по­едим!

Же­на го­ворит:

— Что ж, сва­рю. Толь­ко по­чему ты го­воришь так, как буд­то мы уми­рать соб­ра­лись?

Муж от­ве­ча­ет:

— Да нет! Прос­то уж та­кое сло­во выс­ко­чило. Как буд­то мы пер­вый раз ре­шили хо­рошо от­дохнуть! Те­бе ведь нуж­но про­вет­рить­ся. Я-то ежед­невно хо­жу. Вот из жа­лос­ти к те­бе и го­ворю так.

Же­на го­ворит:

— Ну что ж, это хо­рошо!

Сва­рила же­на все­го: оле­нины, мя­са тю­леня и нер­пы. Све­жего мя­са сва­рила и чуть под­порчен­но­го.

По­ели. Так на­елись, что еле-еле дви­га­ют­ся — жи­воты ме­ша­ют.

За­тем лег­ли спать. Дол­го спа­ли, толь­ко в пол­день на дру­гой день прос­ну­лись. Вста­ли, са­мые луч­шие на­ряды на­дели. Муж да­же но­вые тор­ба­за обул.

Же­на тай­ком от му­жа ту­фель­ки па­ука по­ложи­ла в обе шта­нины ком­би­незо­на.

От­пра­вились. Идут. Вдруг по­казал­ся боль­шой ка­мен­ный дом. Же­на го­ворит му­жу:

— Смот­ри, что это там та­кое боль­шое вид­не­ет­ся?

Муж от­ве­ча­ет:

— А это мой тай­ник, от­ку­да я за зве­рем сле­жу. Пом­нишь, я дол­го ни­кого не мог убить? Вот тог­да и сде­лал его.

Идут. Приб­ли­зились к до­му. Слы­шит же­на — шум в до­ме. Го­ворит:

— Что это там шу­мит?

Муж от­ве­ча­ет:

— Это, на­вер­ное, пло­хо уло­жен­ные кам­ни па­да­ют.

А на са­мом де­ле это чер­ви в до­ме шу­мели.

Же­на на­роч­но и го­ворит му­жу:

— Смот­ри, что это там бе­лое-бе­лое по скло­ну го­ры идет?

Ска­зала и пош­ла быс­трее, впе­реди не­го ока­залась. Ищет муж, где это бе­лое по скло­ну го­ры идет, а она тем вре­менем бро­сила од­ну ту­фель­ку на зем­лю.

Пош­ли даль­ше, вдруг ви­дит муж: на до­роге ту­фель­ка ва­ля­ет­ся. Вскрик­нул да­же от удив­ле­ния. Го­ворит:

— Ой, смот­ри! Пер­вый раз та­кую ту­фель­ку ви­жу! И это в тот день, ког­да ты со мной пош­ла. Ни­ког­да рань­ше та­кой ту­фель­ки не ви­дел.

Раз­гля­дыва­ет он ту­фель­ку, а же­на и вто­рую ту­фель­ку бро­сила.

Муж го­ворит:

— А где же вто­рая, па­ра к этой?

Идут, идут и вто­рую уви­дели. Стал и ее муж раз­гля­дывать. Же­на от­ста­ла нем­ножко, под­ня­ла го­лову и ти­хонеч­ко так го­ворит (а на­до ска­зать, что они уже под сте­нами до­ма с чер­вя­ми сто­яли): «Ну, где же?» Па­ук тут ве­рев­ку спус­тил, при­вязал жен­щи­ну и ско­рехонь­ко под­нял ее вверх. Над са­мым до­мом чер­вей и под­ве­сил ее.

Пос­мотре­ла вниз, в дом с чер­вя­ми. А там боль­шу­щие чер­ви ве­личи­ной с ру­ку пол­за­ют. Очень их мно­го!

Муж смот­рит кру­гом и го­ворит:

— Ой, где же это же­на? Не за­метил, ку­да она убе­жала.

Пос­мотрел на дом с чер­вя­ми. Уви­дел ее. Го­ворит:

— Смот­ри-ка, что это с ней слу­чилось?

Быс­трень­ко взоб­рался на сте­ну до­ма. Хо­чет схва­тить же­ну, а не мо­жет. На цы­поч­ки под­нялся, ру­ку вы­тянул — еле-еле до пя­ток дос­тал. А как в дру­гой раз хо­тел до же­ны до­тянуть­ся, ос­ту­пил­ся и упал в дом с боль­шу­щими, ве­личи­ной с ру­ку, чер­вя­ми. Чер­ви в один миг и съ­ели его. Толь­ко кос­точки сре­ди чер­вей бе­ле­ют.

А па­ук при­вел же­ну до­мой. Приш­ли. Там уже два до­ма сто­ят. В од­ном оди­нокий муж­чи­на жи­вет, сын па­ука. Его в то вре­мя до­ма не бы­ло — пас оле­ней. Так ему па­ук ве­лел.

При­шёл до­мой муж­чи­на — сын па­ука. А там жен­щи­на.

Го­ворит им па­ук:

— Ну что ж, же­нитесь, жи­вите друж­но!

Сог­ла­сились они.

Па­ук го­ворит жен­щи­не:

— Все, что до­ма есть, мо­жешь смот­реть и тро­гать, толь­ко ме­шоч­ка, ко­торый воз­ле по­лога ле­жит; не тро­гай!

Уви­дела жен­щи­на ма­люсень­кий ме­шочек дли­ной в два паль­ца.

Па­ук ушел.

Ста­ла жен­щи­на все пе­реби­рать. А как все пе­реб­ра­ла, го­ворит:

— По­чему это па­ук зап­ре­тил мне ме­шочек тро­гать? Дай­ка я его рас­потро­шу!

Раз­вя­зала жен­щи­на ме­шочек. Выг­ребла од­ним дви­жени­ем все со­дер­жи­мое. А там раз­ные зве­риные шку­ры. Вмиг эти зве­риные шку­ры уве­личи­лись, боль­шие ста­ли: тут и шку­ры бе­лых и бу­рых мед­ве­дей, тут и шку­ры пес­цов, зай­цев — сло­вом, ка­ких толь­ко нет!

Ис­пу­галась жен­щи­на: как все это об­ратно в ме­шочек за­тол­кать — ведь он ма­лень­кий, да­же хвост пес­ца и то не вле­за­ет. Хо­рошо, что в эту ми­нуту па­ук вер­нулся. Во­шел в дом, го­ворит:

— За­чем ты рас­потро­шила ме­шок? Я ведь го­ворил те­бе: «Ни­чего от­ту­да не вы­нимай».

Соб­рал все па­ук. Смот­рит жен­щи­на, а все уже в ме­шок сло­жено. Не за­мети­ла, как это па­ук и сде­лал.

Ста­ла жен­щи­на хо­рошо жить. На­рожа­ла де­тей. Ста­до уве­личи­лось. Да и му­чите­ля ее съ­ели его же чер­ви.