Человек в белой одежде (Чукотская сказка)

Жил с дву­мя же­нами муж­чи­на в бе­лой одеж­де. Вот раз го­ворит он же­нам:

— Сшей­те-ка мне но­вую одеж­ду, но толь­ко что­бы все бы­ло бе­лое!

Жен­щи­ны пос­лу­шались. Сши­ли они бе­лые тор­ба­за, кух­лянку, шта­ны, шап­ку и ру­кави­цы.

Нас­ту­пил ве­чер. На­дел муж­чи­на но­вую одеж­ду. Го­ворит же­нам:

— Я сей­час на ули­цу вый­ду. И вы че­рез не­кото­рое вре­мя вы­ходи­те, по­пытай­тесь най­ти ме­ня.

Вы­шел муж­чи­на в бе­лой одеж­де. Лег с под­ветрен­ной сто­роны яран­ги на снег. Кри­чит:

— Иди­те!

Выш­ли жен­щи­ны. Очень дол­го его ис­ка­ли, так и не смог­ли най­ти. На­конец кри­чат:

— Где же ты?

— Да вот я, — го­ворит муж­чи­на в бе­лом. — Вы же по мне хо­дили, буд­то я снег. Ну, те­перь я мо­гу и в путь от­прав­лять­ся!

Же­ны спра­шива­ют:

— Ку­да это ты соб­рался?

— Соб­рался я к Пэ­эг­ти, хо­чу же­ну у не­го отоб­рать, — го­ворит муж­чи­на в бе­лом. — Ник­то не мо­жет же­ну у не­го отоб­рать.

Же­ны го­ворят ему:

— И те­бе не отоб­рать. Идешь ты на вер­ную ги­бель.

— Ну что ж! Тог­да прос­то про­ведаю его.

От­пра­вил­ся муж­чи­на. Нас­ту­пило пол­но­луние. Идет ночью в тем­но­те. Вдруг ви­дит: у тре­щины зем­ли кэ­ле удят. Один ста­рик кэ­ле ре­беноч­ка вы­тянул. Ре­бено­чек пла­чет, зах­ле­быва­ет­ся.

Муж­чи­на в бе­лом го­ворит:

— Так вы, ока­зыва­ет­ся, де­тей уби­ва­ете. Вот по­чему де­тиш­ки у нас ис­че­за­ют!

Очень ис­пу­гал­ся ста­рик кэ­ле. Го­ворит:

— Ой! Ну и ну! Ну и ну! Это ведь я прос­то так. Пой­дем-ка луч­ше до­мой, а то ус­лы­шат те­бя мои то­вари­щи! Убь­ют они те­бя. Иди пер­вый.

Муж­чи­на в бе­лом го­ворит ему:

— Луч­ше ты иди пер­вый! Я ведь до­роги не знаю.

Идет ста­рик кэ­ле впе­реди. Приб­ли­жа­ют­ся к до­му. Уже рас свет, а у кэ­ле, на­обо­рот, толь­ко тем­неть на­чина­ет. Ста­рик кэ­ле го­ворит муж­чи­не в бе­лом:

— По­дож­ди по­ка здесь! Пой­ду же­не ска­жу, что гость к нам при­шел, а то, на­вер­ное, опять пос­те­ли в по­логе ле­жат.

Во­шел. Слу­ша­ет муж­чи­на в бе­лом. А ста­рик кэ­ле го­ворит: «Жи­вот­ное-тю­лень сам к нам при­шел. При­готовь-ка все мое ору­жие!»

Ус­лы­шал муж­чи­на эти сло­ва и убе­жал. Лег на снег у око­лицы.

Вы­шел ста­рик кэ­ле. Стал ис­кать муж­чи­ну в бе­лом. Не мо­жет най­ти. Хо­дит по не­му, топ­чет, а най­ти не мо­жет. На­конец сов­сем стем­не­ло. Приш­ли то­вари­щи кэ­ле с уже­ния и спра­шива­ют:

— Что это ты ищешь в тем­но­те?

От­ве­ча­ет им ста­рик кэ­ле:

— Да вот тю­лень сам при­шел, а по­том вдруг по­терял­ся!

Го­ворят ему то­вари­щи:

— Что же ты нам рань­ше не ска­зал?

И ста­ли его по ли­цу чем по­пало ко­лоть. Все ли­цо у ста­рика кэ­ле взду­лось. Ста­ло вов­се тем­но для кэ­ле. Вош­ли все кэ­ле в дом.

Как толь­ко уш­ли все кэ­ле, муж­чи­на в бе­лом даль­ше от­пра­вил­ся. Идет. При­шел в ма­лень­кое се­ление. По­дошел к до­му, вот­кнул по­сох в снег. Вдруг со­бач­ка за­ла­яла. Ста­рик из до­ма кри­чит:

— Ой! На ко­го это со­бака ла­ет? На­до бы вый­ти, пос­мотреть, — го­ворит де­тям.

Стар­ший сын вы­шел. Как вы­шел, го­ворит:

— Вон уже ме­сяц сов­сем круг­лый стал!

А муж­чи­на в бе­лом от­ве­ча­ет:

— Да, сов­сем круг­лый!

Ис­пу­гал­ся юно­ша — не ви­дит, кто го­ворит.

— Ой, кто это? — спра­шива­ет.

— Это я, че­ловек в бе­лой одеж­де!

— Ну что ж, идем к вам!

Вош­ли. Юно­ша го­ворит ста­рику:

— Вот, к нам муж­чи­на в бе­лом при­шел!

Го­ворит ста­рик:

— Так, так. А это не кэ­ле?

Муж­чи­на в бе­лом от­ве­ча­ет:

— Нет, я не кэ­ле!

— Раз так, то лезь в по­лог, — го­ворит ста­рик, — по­ешь!

За­тем спра­шива­ет:

— Ку­да путь дер­жишь?

— Иду от­ни­мать у Пэ­эг­ти же­ну, — от­ве­ча­ет муж­чи­на в бе­лом.

— Не от­нять те­бе! — го­ворит ста­рик. — На вер­ную ги­бель идешь!

— Ну, хоть схо­жу про­ведаю. А да­леко ли еще до не­го?

— Как вый­дешь от­сю­да, так и при­дешь, — от­ве­ча­ет ста­рик.

На дру­гой день, прос­нувшись, от­пра­вил­ся даль­ше. Идет. К ве­черу при­шел. Ви­дит: сто­рожа вок­руг хо­дят. Од­но­го Ку­ур­кы зо­вут. А Пэ­эг­ти си­дит на кам­не у сте­ны до­ма.

Ку­ур­кы го­ворит:

— Ну, здравс­твуй! За­чем при­шел?

— Да вот, хо­чу у Пэ­эг­ти же­ну от­нять.

Вдруг встал Пэ­эг­ти и го­ворит:

— Ну что ж! Да­вай толь­ко сна­чала по­иг­ра­ем!

Го­ворит сво­им де­тям:

— Иди­те в од­но из стад, за­бей­те че­тырех те­лят и од­но­го ста­рого бы­ка!

От­пра­вились те, за­били оле­ней. При­нес­ли они ту­ши, раз­ве­ли боль­шой кос­тер, сва­рили на нем всех оле­ней. Сва­рив­ше­еся мя­со вы­нули из кот­лов.

Пэ­эг­ти го­ворит муж­чи­не в бе­лом:

— Ну, а те­перь пос­мотри на пер­вую иг­ру!

Рас­тво­рил боль­шу­щую дверь в зем­ле. Ве­лел заг­ля­нуть ту­да. Заг­ля­нул муж­чи­на в бе­лом в яму. А Пэ­эг­ти как тол­кнет его! А в яме-то боль­шу­щий огонь го­рит.

Муж­чи­на сквозь огонь в зем­лю про­валил­ся. Ви­дит да­же, как Пэ­эг­ти ест.

По­ел Пэ­эг­ти, вдруг ви­дит — сто­ит пе­ред ним муж­чи­на в бе­лом. Пэ­эг­ти ска­зал ему:

— Ну что ж, не зря, вид­но, при­шел ты от­ни­мать у ме­ня же­ну!

Муж­чи­на в бе­лом го­ворит:

— Да я толь­ко про­ведать те­бя при­шел!

Сно­ва пос­лал Пэ­эг­ти де­тей в ста­до, го­ворит:

— За­бей­те трех те­лят и двух ста­рых бы­ков!

За­били и все сва­рили.

— Ну, пе­реку­си пе­ред ча­ем, — ска­зал Пэ­эг­ти, ког­да мя­со сва­рилось, — но сна­чала да­вай на вто­рую иг­ру пос­мотрим.

От­крыл в зем­ле дру­гую дверь. Го­ворит муж­чи­не:

— Заг­ля­ни сю­да!

Заг­ля­нул муж­чи­на. Пэ­эг­ти его опять тол­кнул. А в яме два здо­ровен­ных бу­рых мед­ве­дя си­дят. Там и за­пер Пэ­эг­ти муж­чи­ну в бе­лом.

А муж­чи­на в бе­лом возь­ми и об­ра­тись в про­жор­ли­вого ко­мара. Стал в яме ле­тать. Ле­та­ет и са­дит­ся по оче­реди на уши мед­ве­дей.

По­ел Пэ­эг­ти. При­от­крыл дверь. А из ямы про­жор­ли­вый ко­мар вы­летел. Уда­рил­ся о зем­лю — сно­ва муж­чи­ной в бе­лом стал.

Пэ­эг­ти толь­ко ска­зал:

— Ну, не зря при­шел от­ни­мать же­ну!

Муж­чи­на в бе­лом ска­зал:

— Да я толь­ко те­бя про­ведать при­шел.

Пэ­эг­ти го­ворит ему:

— Ну, те­перь мою пос­леднюю иг­ру пос­мотри!

Ве­лел Пэ­эг­ти поз­вать по­ющую ста­руш­ку. Опять двер­цу в зем­ле от­крыл. Заг­ля­нул муж­чи­на ту­да, а там что-то вро­де боль­шой пи­лы уви­дел. За­суну­ли они муж­чи­ну в бе­лом в ме­шок из рав­ду­ги, ве­рев­ка­ми опу­тали и по­ложи­ли меж­ду пи­лами. Ста­руха петь при­гото­вилась.

Вдруг свер­ху па­ук спус­тился, муж­чи­ну в бе­лом ве­рев­кой об­вя­зал и по­тянул вверх. За­тем го­ворит:

— Пос­лу­шай и пос­мотри, что бу­дет боль­шая пи­ла де­лать!

А меж­ду пи­лами ос­тался толь­ко ме­шок из рав­ду­ги. За­пела ста­руш­ка: «Ой, как ве­село кро­ить ме­шок из рав­ду­ги, в ко­торый че­ловек за­сунут».

Кон­чи­ла петь ста­руш­ка. Вы­тащи­ли ме­шок, а муж­чи­на в бе­лом цел и нев­ре­дим ря­дом сто­ит. Пэ­эг­ти го­ворит ему:

— Не зря ты, вид­но, при­шел от­ни­мать же­ну!

Муж­чи­на в бе­лом от­ве­ча­ет:

— Я ведь толь­ко при­шел про­ведать те­бя. Ну, а те­перь да­вай на буб­нах сос­тя­зать­ся.

На­чали сос­тя­зать­ся. Пэ­эг­ти од­ну свою же­ну пе­ред со­бой по­садил, дру­гую — по­зади се­бя. Но­ги той, что сза­ди си­дела, пе­ред со­бой свя­зал, а но­ги той, что спе­реди си­дела, — по­зади се­бя.

Иг­ра­ет муж­чи­на в бе­лом на буб­не и го­ворит Пэ­эг­ти:

— Смот­ри вни­матель­но за же­нами! Я до­мой от­прав­ля­юсь!

По­иг­рал еще нем­но­го и пе­рес­тал, а бу­бен сам на­чал иг­рать. Пэ­эг­ти и не за­метил, как ус­нул.

А муж­чи­на в бе­лом уже к сво­ему до­му приб­ли­жа­ет­ся. Вмес­те с ним же­ны Пэ­эг­ти.

Вдруг па­ук го­ворит:

— Вон Пэ­эг­ти нас на оле­нях прес­ле­ду­ет!

Муж­чи­на в бе­лом от­ве­ча­ет:

— Ну и пусть!

Приш­ли до­мой. Муж­чи­на в бе­лом об­ма­зал са­жей жен Пэ­эг­ти.

Тут и Пэ­эг­ти подъ­ехал. Муж­чи­на в бе­лом го­ворит ему:

— За­чем ты при­шел?

— Да вот, жен сво­их хо­чу про­ведать!

Муж­чи­на го­ворит:

— Я же их у те­бя до­ма ос­та­вил. Ви­дишь, раз­ве это твои же­ны? Я же те­бе го­ворил: «Сле­ди за же­нами, я до­мой от­прав­ля­юсь». У ме­ня, прав­да, сес­тра есть, но она очень пло­хая.

Пэ­эг­ти го­ворит:

— По­кажи, мо­жет, хо­рошая!

Муж­чи­на в бе­лом го­ворит:

— По­дож­ди здесь, я схо­жу за ней!

Бро­сил не­замет­но нож и свеч­ку. По­шел за по­лог. Сде­лал из сне­га жен­щи­ну и го­ворит ей:

— Ну, пош­ли ско­рее до­мой!

При­вел ее в дом. Го­ворит Пэ­эг­ти:

— Вот моя сес­тра, при­вел я ее!

Пэ­эг­ти от­ве­ча­ет:

— Ого, ка­кая хо­рошая!

Сра­зу же быс­трень­ко до­мой по­еха­ли. В пу­ти жен­щи­на го­ворит ему:

— Ско­рее по­ез­жай, а то я вот-вот ро­жу!

При­еха­ли до­мой. Ста­ли есть. Как толь­ко нос жен­щи­ны нач­нет от жа­ры та­ять, вы­сунет­ся она из по­лога и поп­ра­вит свой снеж­ный нос. И все го­ворит Пэ­эг­ти:

— Ешь быс­трее, а то я уже на­чинаю ро­жать!

У Пэ­эг­ти да­же кус­ки в гор­ле зас­тре­вали от та­кой спеш­ки. Как толь­ко кон­чил он есть, на­чала снеж­ная жен­щи­на та­ять. Весь по­лог, весь дом та­лым сне­гом за­сыпа­ло, а по­том во­дой за­лило. Пэ­эг­ти и за­дох­нулся. А его то­вари­щи как раз в ста­де бы­ли. Тут вдруг силь­ная пур­га под­ня­лась, раз­бре­лись оле­ни кто ку­да. Ста­ли то­вари­щи Пэ­эг­ти оле­ней ис­кать да все и за­мер­зли.

Все по­том­ки муж­чи­ны в бе­лом хо­рошо жи­ли.