Как появился остров Нунивак (Эскимосская сказка)

— Кто зна­ет, от­ку­да он при­летел? — ска­зал ста­рый и муд­рый Нан­ге­лих. — Зна­ем толь­ко, что был тот Во­рон ста­рый, мно­го по­видал и мно­гое знал. И вот од­нажды гу­лял он по бе­регу, там, у Сан-Ми­шеля, что на ос­тро­ве Нель­сон, и уви­дел у мы­са пла­вучий ос­тро­вок. Вид­но, приг­ля­нул­ся он ему Взва­лил он этот ку­сок зем­ли на пле­чи, от­нес в сто­рон­ку, а чтоб не унес­ло, при­вязал к шес­ту ве­рев­кой из кор­ней.

На сле­ду­ющий день при­шел и сам на се­бя уди­вил­ся.

— За­чем мне эта про­кис­шая ле­пеш­ка? — пе­рере­зал ве­рев­ку, от­тол­кнул ос­тров от бе­рега и ушел.

Ос­тров дол­го но­сило по мо­рю, он был слиш­ком мал, что­бы ус­то­ять под вет­ром, да еще, на­вер­ное, нра­вилось ему бро­дяжить по све­ту, но толь­ко од­нажды повс­тре­чал­ся ему дру­гой стран­ник, по­боль­ше, и ре­шили они пе­редох­нуть вмес­те.

Уви­дел их Во­рон — с ос­тро­ва Нель­сон но­вая зем­ля вся как на ла­дони вид­на — и ска­зал:

— Бу­дете вы ос­тро­вом Ну­нивак, — и по­летел ту­да.

Но­вый ос­тров был прос­то­рен и уже не на­поми­нал про­кис­шую ле­пеш­ку, толь­ко был слиш­ком плос­кий.

— Что за ос­тров без го­ры, — ска­зал Во­рон и при­тащил го­ру на Ну­нивак. Но ког­да он опус­кал го­ру на ос­тров, та упа­ла на бок, а Во­рон по­думал: «Ни­чего, и так сой­дет». — И не стал под­ни­мать го­ру.

Так до сих пор и ле­жит го­ра на Ну­нива­ке на бо­ку, и вид­не­ют­ся на ней две по­лосы веч­ных сне­гов, там, где про­ходи­ли рем­ни, ко­торы­ми Во­рон при­вязы­вал го­ру к пле­чам, чтоб не упа­ла.

От­дохнув, Во­рон опять ог­ля­дел ос­тров.

— Че­го-то все-та­ки не хва­та­ет.

Но тут по­дул юж­ный ве­тер и на­нес на юж­ную сто­рону го­ры зем­лю, а с се­вера сдул в мо­ре кам­ни, и там по­яви­лись бух­ты и мы­сы.

— Сов­сем дру­гое де­ло! — об­ра­довал­ся Во­рон и приг­ла­сил в гос­ти Ве­ликую Нор­ку.

— Этот ос­тров я наз­вал Ну­нивак. Ес­ли хо­чешь, жи­ви здесь.

— Мне очень здесь нра­вит­ся, и я с удо­воль­стви­ем при­му твое приг­ла­шение. А мо­им по­дар­ком бу­дет го­ра на юж­ной сто­роне. И что­бы всем здесь жи­лось хо­рошо, пусть бу­дет так: каж­дый, кто взой­дет на мою го­ру и спус­тится с нее, ста­нет сно­ва мо­лодым.

От Ве­ликой Нор­ки по­яви­лись на ос­тро­ве ма­лень­кие нор­ки, на ко­торых мы те­перь охо­тим­ся.

По­том Во­рон пос­тро­ил боль­шой дом и по­селил­ся в нем со зна­комым Мор­жом. Морж все вре­мя про­водил в мо­ре и ло­вил ры­бу для всех гос­тей Во­рона.

Од­нажды, ког­да Во­рон при­летел на ма­терик, его уви­дела лю­бопыт­ная боль­шая Мышь и ста­ла про­сить:

— Возь­ми ме­ня с со­бой на свой ос­тров, все го­ворят о нем, а я да­же не ви­дела его ни­ког­да.

Во­рон пе­ренес Мышь на ос­тров, и та по­бежа­ла на го­ру, что­бы все рас­смот­реть и рас­ска­зать под­ружкам. Она так дол­го ле­жала на го­ре, что­бы ни­чего не упус­тить и все за­пом­нить, что там и се­год­ня вид­на на вер­ши­не вмя­тина от ее те­ла и хвос­та.

Как-то раз Во­рон ре­шил дать по­руче­ние ма­лень­ким птич­кам — ов­сянкам.

— Я при­казы­ваю вам, — ска­зал он, — гнать на мой ос­тров всю ры­бу и всех зве­рей, ко­го толь­ко встре­тите. За это я бу­ду вас ох­ра­нять: на Ну­нива­ке вы смо­жете жить без опас­ки.

Птич­ки пос­лу­шались, и вско­ре Ну­нивак стал са­мым бо­гатым ос­тро­вом в мо­ре, столь­ко тут по­яви­лось ры­бы и вся­кого зверья.

Читайте также: