Хитрый песец (Эскимосская сказка)

Идет по тун­дре пе­сец, а навс­тре­чу ему бу­рый мед­ведь. Мед­ведь спра­шива­ет:

— От­ку­да идешь, бра­тец?

— На охо­ту хо­дил.

Мед­ведь го­ворит:

— Да­вай поб­ра­та­ем­ся, вмес­те путь дер­жать бу­дем!

Пе­сец го­ворит:

— Что же, да­вай!

Идут вдво­ем, раз­го­вари­ва­ют. Вдруг ви­дят — навс­тре­чу им лось идет. Пе­сец мед­ве­дю на ухо го­ворит:

— Да­вай убь­ем ро­гато­го!

Сог­ла­сил­ся мед­ведь, ска­зал:

— Что ж, да­вай!

Спря­тались за ка­мень, ждут. По­дошел лось. Ки­нул­ся на не­го мед­ведь, при­жал к зем­ле ла­пами и за­давил. А пе­сец вок­руг бе­га­ет, при­гова­рива­ет:

— Сколь­ко жи­ру, сколь­ко мя­са!

Мед­ведь го­ворит:

— Да­вай ужи­нать бу­дем!

Пе­сец хит­рит:

— По­дож­дем, — го­ворит, — бра­тец, до ут­ра, пусть ос­ты­нет.

Мед­ведь сог­ла­сил­ся. Лег­ли они спать. Мед­ведь как лег, так и зас­нул. А пе­сец то­го и ждал. По­дошел к ло­сю и на­чал из-под шку­ры са­ло сни­мать и пря­тать за во­рот­ник сво­ей кух­лянки. Спря­тал и то­же спать лег.

Ут­ром мед­ведь пер­вым прос­нулся, пес­ца бу­дит:

— Эй, бра­тец, ос­ты­ло мя­со, вста­вай!

По­дош­ли вмес­те к ло­сю, на­чали есть. Пос­мотрел мед­ведь, а на ло­се ни жи­рин­ки нет.

— Э-э, — го­ворит, — кто же это жир об­гло­дал?

— Опять это тун­дро­вый во­риш­ка, ста­рый во­рон на­пакос­тил! — от­ве­ча­ет пе­сец.

Мед­ведь го­ворит:

— Да, весь жир у нас этот во­рон ук­рал.

По­ели, даль­ше пош­ли. Пе­сец то и де­ло от­ста­ет, ук­радкой от мед­ве­дя из-под во­рот­ни­ка кух­лянки жир вы­тас­ки­ва­ет. Так мно­го дней шли. Мед­веь го­лодать стал, а пе­сец все еще сво­ими за­паса­ми жи­вет.

Мед­ведь од­нажды под­гля­дел, как пе­сец жир ест, и го­ворит ему:

— Эге! Ты, бра­тец, мал, а пе­рехит­рил ме­ня. Ока­зыва­ет­ся, это ты жир с ло­ся обоб­рал!

— Что ты, брат? — го­ворит пе­сец. — Это я свои внут­реннос­ти ем. Ес­ли ты го­лоден, мо­жешь то же са­мое сде­лать.

Мед­ведь глу­поват был, по­верил пес­цу, ра­зор­вал ко­жу на жи­воте и на­чал внут­реннос­ти вы­тяги­вать. Тут пе­сец и го­ворит:

— Вот глу­пец, сам ты се­бя убил!

Ки­нул­ся мед­ведь за пес­цом да за кус­ты внут­реннос­тя­ми за­цепил­ся и упал за­мер­тво. Пе­сец ду­ма­ет: «Вот глу­пый мед­ведь, все свое мя­со и жир мне ос­та­вил».

Стал жить пе­сец око­ло мед­ве­дя. Вот уже пол­ту­ши мед­ве­дя съ­ел. Од­нажды ви­дит, с го­ры еще один мед­ведь спус­ка­ет­ся. Пе­сец пе­ревер­нул мер­тво­го мед­ве­дя це­лым бо­ком вверх, си­дит и пла­чет.

Мед­ведь по­дошел, спра­шива­ет:

— За­чем мер­тво­го сте­режешь?

Пе­сец го­ворит:

— Ви­дишь ли, это мой луч­ший при­ятель был, жаль од­но­го ос­та­вить.

Мед­ведь го­ворит:

— Сле­зами дру­га не ожи­вишь, пусть ле­жит! Пой­дем со мной, мо­им дру­гом бу­дешь!

По­шел пе­сец с но­вым при­яте­лем. Мед­ведь спра­шива­ет:

— Ко­го ты боль­ше все­го бо­ишь­ся?

Пе­сец го­ворит:

— Боль­ше все­го лю­дей бо­юсь. Их ос­трых стрел да кап­ка­нов.

Мед­ведь сме­ет­ся:

— Ха-ха-ха, дву­ногих бо­ит­ся! Да я их всег­да сам пу­гаю!

Пе­сец спра­шива­ет:

— А ты ко­го боль­ше всех бо­ишь­ся?

Мед­ведь от­ве­ча­ет:

— Я боль­ше всех ку­ропа­ток бо­юсь. Ког­да по тун­дре иду, они из-под са­мого но­са с та­ким шу­мом вы­лета­ют! Я и пу­га­юсь.

Пе­сец го­ворит:

— Эх, бра­тец, а я ведь эти­ми птич­ка­ми пи­та­юсь. Ты та­кой боль­шой, а ма­лой пти­цы бо­ишь­ся.

Мед­ве­дю да­же стыд­но ста­ло, он и го­ворит:

— Да­вай сос­тя­зать­ся, кто пер­вый еду до­будет!

Пе­сец сог­ла­сил­ся. Ра­зош­лись в раз­ные сто­роны. Вско­ре пе­сец вер­нулся, двух ку­ропа­ток при­нес, од­ну убил, а дру­гую жи­вой ос­та­вил. Смот­рит — и мед­ведь идет, прих­ра­мыва­ет. У мед­ве­дя в бо­ку две стре­лы тор­чат. Пе­сец сме­ет­ся над ним:

— Эге, бра­тец, это те­бе те сде­лали, ко­го ты не бо­ишь­ся! На вот те­бе еще гос­ти­нец!

И вы­пус­тил под нос мед­ве­дю жи­вую ку­ропат­ку. Тот да­же с пе­репу­гу на ко­лени встал. Пе­сец го­ворит:

— Те­перь бу­ду те­бя ле­чить. Най­ди мне для это­го два ос­трых кам­ня.

По­шел мед­ведь кам­ни ис­кать, а пе­сец тем вре­менем кос­тер раз­вел. При­нес мед­ведь кам­ни, пе­сец бро­сил их в кос­тер. Рас­ка­лились кам­ни док­расна. Пе­сец и го­ворит:

— Те­перь, бра­тец, по­тер­пи, стре­лы я из ран тво­их вы­ну, го­рячие ка­меш­ки ту­да по­ложу. Тот­час поп­ра­вишь­ся.

Вы­нул из ран мед­ве­дя стре­лы, вмес­то них рас­ка­лен­ные кам­ни вло­жил. Мед­ведь кри­чит:

— Ох, ох, внут­ри у ме­ня жжет, так и го­рит внут­ри!

Пе­сец го­ворит:

— Эге, бра­тец, под­жа­рил я те­бя. Убил ведь!

Так мед­ведь и сдох. Сно­ва пе­сец нес­коль­ко дней мед­ве­жати­ну ел. Уже пол­медве­дя съ­ел. Вот как-то спус­ка­ет­ся с го­ры волк. Пе­сец мер­тво­го мед­ве­дя це­лым бо­ком вверх пе­ревер­нул, си­дит и пла­чет.

Волк по­дошел, спра­шива­ет:

— За­чем мер­тво­го сте­режешь?

Пе­сец го­ворит:

— Ви­дишь ли, это мой луч­ший при­ятель был, жаль од­но­го ос­та­вить.

Волк го­ворит:

— Сле­зами дру­га не ожи­вишь, пусть ле­жит, пой­дем со мной, мо­им дру­гом бу­дешь.

Вдво­ем в путь от­пра­вились. Идут по го­ре, а навс­тре­чу им бе­жит гор­ный ба­ран. Волк тот­час ба­рана пой­мал и при­кон­чил его. А пе­сец бе­га­ет, при­гова­рива­ет:

— Сколь­ко жи­ру, сколь­ко мя­са!

Волк го­ворит:

— Сей­час его съ­едим!

Пе­сец сно­ва хит­рит:

— Пусть мя­со ос­ты­нет, — го­ворит, — ут­ром съ­едим!

Лег­ли спать. Волк креп­ким сном зас­нул, а пес­цу то­го и на­до. При­нес он боль­шой ка­мень и при­вязал его креп­ко-нак­репко к волчь­ему хвос­ту. По­том как зак­ри­чит в ухо:

— Бе­жим, бра­тец, лю­ди под­хо­дят!

Вско­чил волк, да как бро­сит­ся уди­рать! Хвост у не­го и отор­вался. Бе­жит волк и ду­ма­ет: «Ока­зыва­ет­ся, лю­ди ме­ня за хвост дер­жа­ли!» А пе­сец на мес­те ос­тался, ос­ве­жевал ба­рана и при­нял­ся за еду.

Так вот и жил пе­сец, хит­ростью пи­щу се­бе до­бывал.