Кунлелю (Чукотская сказка)

У от­ца Кун­ле­лю умер­ла же­на, ког­да Кун­ле­лю еще не бы­ло, а бы­ла толь­ко од­на дочь по име­ни Кыт­гы, ко­торую зва­ли то Ляй­выт ко­кыт­гы, что оз­на­ча­ет: «Кыт­гы, обо­шед­шая зем­лю, ког­да от вра­гов убе­гала», а то еще Том­гавкыт­гы, что зна­чит: «Кыт­гы соз­да­ющая». Так вот эта Кыт­гы бы­ла сес­трой Кун­ле­лю.

Вот раз го­ворит Кыт­гы от­цу:

— Иди к ко­рякам сва­тать­ся!

— Не мо­гу. Ста­рик я уже, ку­да мне сва­тать­ся!

Но она го­ворит:

— Мо­жешь! Вот сей­час и иди! Там жи­вет си­рота, де­вуш­ка. Ее и возь­ми за­муж!

Отец от­ве­ча­ет:

— Да не мо­гу я. Сов­сем ста­рик стал!

А дочь опять свое:

— Иди! Возь­ми се­бе же­ну, вот тог­да уви­дишь. Она те­бе ма­лень­ко­го Кун­ле­лю ро­дит!

В кон­це кон­цов сог­ла­сил­ся отец. От­пра­вил­ся сва­тать­ся. По­ка шел, мно­го дров наб­рал и по­нес на спи­не. Очень мно­го дров наб­рал, кое-как не­сет.

По­дошел к то­му до­му, где жи­ла си­рот­ка. А у хо­зя­ина бы­ло мно­го до­черей. Ког­да при­шелец опус­кал дро­ва на зем­лю, вы­шел хо­зя­ин до­ма, то­же ста­рик, и го­ворит:

— Oго-го! За­чем по­жало­вал?

От­ве­ча­ет гость:

— Да вот, сва­тать­ся при­шел!

Тот го­ворит:

— Так-так! Ну что ж, иди пос­мотри на мо­их до­черей, по­любуй­ся!

Вош­ли. Се­ли. При­шелец и го­ворит:

— Вон ту я бу­ду сва­тать, на ней же­нить­ся хо­чу.

А де­вуш­ка-си­рота сов­сем пло­хая на вид бы­ла, да и одеж­да вся ста­рая, обор­ванная. Та­кая нек­ра­сивая де­вуш­ка! Го­ворит хо­зя­ин:

— Да не на ту смот­ришь. Ни­кудыш­ная она! На мо­их до­черей смот­ри!

От­ве­ча­ет гость;

— Нет уж, я вон ту возь­му!

Хо­зя­ин го­ворит:

— Да нет, она пло­хая, си­рота. У нас по­луч­ше есть.

А гость от­ве­ча­ет:

— Все рав­но вон ту возь­му за­муж!

На­конец сдал­ся хо­зя­ин:

— Ну что ж, будь по-тво­ему!

Го­ворит же­не:

— При­готовь­те си­роту, при­веди­те в по­рядок: вы­чеши­те вшей из го­ловы, вы­мой­те, при­чеши­те, да и дру­гую одеж­ду дай­те!

При­гото­вили си­роту. По­том ска­зали:

— Ну, иди­те до­мой! Ты не бу­дешь за нее от­ра­баты­вать!

При­вел до­мой. За­бере­мене­ла вско­ре же­на, Кун­ле­лю в ут­ро­бе рас­тет.

Ро­дила Кун­ле­лю, а у не­го на под­бо­род­ке уже один длин­ный во­лосок рас­тет, по­тому и наз­ва­ли его Кун­ле­лю — Од­но­усый.

Дочь го­ворит от­цу:

— Ну вот и ро­дили Кун­ле­лю!

Рас­тет Кун­ле­лю боль­шим озор­ни­ком: не­пос­лушный, сво­еволь­ный, не­уго­мон­ный.

Вы­рос, стал юно­шей. Отец его дав­но уже умер.

На­пали на них вра­ги. По­бежал Кун­ле­лю от вра­га. Нас­тиг его враг, бро­сил в не­го копье и убил Кун­ле­лю.

При­бежал Кун­ле­лю на том све­те к от­цу и го­ворит:

— Ух, я от ко­ряка убе­жал!

Отец го­ворит ему:

— Нет, это он те­бя убил! Ты ведь умер и ко мне при­шел. Он прос­то убил те­бя.

Го­ворит Кун­ле­лю от­цу:

— Что?

Отец от­ве­ча­ет:

— Ну ко­неч­но, ты умер и при­шел ко мне. Я-то ведь дав­но умер. Вы же ме­ня по­хоро­нили!

— Ой-ой-ой! Ка­кая жа­лость! Что же мне те­перь де­лать?

Отец го­ворит:

— Вот что: ес­ли не по­ленишь­ся, а на­денешь эту мер­злую кух­лянку, хо­рошо бу­дет. Мо­жешь тог­да в по­гоню за вра­гом бро­сить­ся.

Го­ворит Кун­ле­лю от­цу:

— Ну ко­неч­но, не по­ленюсь, на­дену эту мер­злую боль­шу­щую кух­лянку.

И вот, ока­зыва­ет­ся, те­ло его за­мер­зло. Вдруг ожил Кун­ле­лю. Три го­да от вра­гов пря­тал­ся, по­ка ле­чил­ся. На­конец сов­сем поп­ра­вил­ся. Стал мно­го уп­ражнять­ся и ско­ро сде­лал­ся очень лов­ким и силь­ным. Тог­да от­пра­вил­ся он ис­кать сво­его обид­чи­ка-убий­цу. Всем ко­рякам го­ворит:

— По­годи­те! Я не к вам при­шел. Где тот, ко­торый убил ме­ня? Это я, Кун­ле­лю, ко­торо­го он убил. Вы уж мне его без об­ма­на по­кажи­те!

От­ве­тили ему.»

— По­годи, мы сей­час ему ска­жем: «Вон там приш­ли к те­бе».

Об­ра­довал­ся этот ко­ряк, ко­торый Кун­ле­лю убил, и го­ворит:

— Вот хо­рошо-то, что при­шел! Те­перь я его на­сов­сем убью! Спа­сибо, что сам при­шел! Зна­чит, он ожил?

И вот встре­тил­ся Кун­ле­лю со сво­им вра­гом. Ста­ли на копь­ях драть­ся. Го­ворит Кун­ле­лю:

— Еще нем­но­го по­мучай­ся!

По­том го­ворит:

— Вот сей­час я те­бя убью!

Сде­лал что-то та­кое Кун­ле­лю, под­прыг­нул, про­тив­ни­ка по шее копь­ем стук­нул. От­ру­бил го­лову. Упа­ла го­лова на зем­лю. Окон­чил Кун­ле­лю бой. А вра­ги его ок­ру­жили, на­седа­ют. Но ку­да там — уж очень он ло­вок! И так и эдак пы­тались его убить — не смог­ли. На­конец сов­сем от­ча­ялись. А Кун­ле­лю уби­ва­ет вра­гов, мно­го уже убил. На­конец до­мой от­пра­вил­ся, впро­чем, был он не один, мно­го их бы­ло.

Его сес­тра Кыт­гы, ко­торая обош­ла всю зем­лю, мно­го де­тей на­роди­ла: ку­да при­дет, там и ро­жа­ет. А ведь она мно­го хо­дила — как толь­ко вра­ги по­дой­дут, она сра­зу же убе­га­ет. К ко­му при­дет, у тех и ос­та­вит де­тей. И всем го­ворит:

— Ни­ког­да вам не убить Кун­ле­лю, он ведь храб­рый и злой!

В те вре­мена вра­ги час­то к Кун­ле­лю при­ходи­ли, но он их всех унич­то­жал.

Его млад­ший брат Рэй­ип­гэв был хро­мой и всег­да ос­та­вал­ся до­ма. Ник­то не знал, что он то­же очень лов­кий и силь­ный.

Од­нажды он го­ворит стар­ше­му бра­ту:

— Иди­те на го­ру. Я в той сто­роне еще вче­ра вра­гов ви­дел. А я по до­роге их встре­чу.

Пош­ли Кун­ле­лю с друзь­ями на го­ру и спря­тались там, лег­ли. А млад­ший брат Кун­ле­лю Рэй­ип­гэв вы­шел на до­рогу, по ко­торой вра­ги приб­ли­жались. В том мес­те, где он ос­та­новил­ся, бы­ло мно­го рых­ло­го сне­га. Еще рань­ше он ска­зал стар­шим брать­ям: «Не за­будь­те, я бу­ду на до­роге».

Уви­дели его вра­ги, бро­сились на не­го. Ре­шили убить. А он буд­то не ви­дит их. Стар­шим брать­ям еще до­ма ска­зал: «Ес­ли вра­ги бро­сят­ся на ме­ня и ста­нут одо­левать, я нач­ну под­пры­гивать. Тут же вы спус­кай­тесь вниз, бе­гом бе­гите и бей­те вра­гов».

Как толь­ко по­дош­ли вра­ги вплот­ную, прыг­нул он в боль­шую снеж­ную яму — так и по­летел вниз. Под­сту­па­ют к не­му вра­ги, а он их не тро­га­ет, хо­тя копье с со­бой взял. На­роч­но не тро­га­ет. Ког­да по­дош­ли к не­му все вра­ги, стал он под­пры­гивать — ведь они все од­но­го хо­тели убить. Боль­шая снеж­ная яма все рав­но как мес­то убоя ста­ла.

Толь­ко на­чал Рэй­ип­гэв в этой яме пры­гать, Кун­ле­лю с друзь­ями бро­сил­ся ему на по­мощь. Как из-под зем­ли вы­рос­ли, ок­ру­жили вра­гов и го­ворят:

— Ну что ж, да­вай­те бить­ся!

По­вер­ну­лись вра­ги, на­пали на Кун­ле­лю и его дру­зей и на­чали с ни­ми бить­ся. Тут Рэй­ип­гэв сза­ди на вра­гов бро­сил­ся, стал их уби­вать. И Кун­ле­лю им по­щады не да­ет. Всех пе­реби­ли. До­мой от­пра­вились.

Че­рез не­кото­рое вре­мя опять вра­ги по­яви­лись, раз­ведчи­ки.

Кун­ле­лю го­ворит млад­ше­му бра­ту:

— Опять вра­ги идут, вон с той сто­роны. Иди ту­да и прег­ра­ди им до­рогу!

Вра­ги по­низу шли, а Рэй­ип­гэв на бу­гор под­нялся. Пос­лал его стар­ший брат вра­гов от­влечь.

Уви­дел са­мый силь­ный из вра­гов си­дяще­го на буг­ре Рэй­ип­гэ­ва, ре­шил сза­ди к не­му под­красть­ся. Ког­да враг сов­сем близ­ко по­дошел, Рэй­ип­гэв уви­дел его. Уви­дел, взял копье и встал.

А стар­шие братья Рэй­ип­гэ­ва опять не­види­мо для вра­га с го­ры наб­лю­да­ют.

Встал Рэй­ип­гэв, копь­ем пот­ряс, что­бы по­няли вра­ги: не лу­ками бу­дут сра­жать­ся, а копь­ями.

Уви­дели это вра­ги, взя­ли свои копья и бро­сились на млад­ше­го бра­та. Спрыг­нул Рэй­ип­гэв вниз с буг­ра, в мяг­кий и глу­бокий снег. Ста­ли копь­ями драть­ся. Ско­ро все вра­ги по­дош­ли. А Кун­ле­лю с то­вари­щами по­бежа­ли вниз с го­ры и вста­ли на буг­ре, где толь­ко что си­дел млад­ший брат. Опять зак­ри­чали: «Ну, да­вай­те бить­ся!»

И опять по­вер­ну­ли вра­ги к ним. Ста­ло Рэй­ип­гэ­ву по­лег­че, стал их уби­вать, и Кун­ле­лю им по­щады не да­ет. Опять всех унич­то­жили. От­пра­вились до­мой.

Ви­дят вра­ги, не спра­вить­ся им с Кун­ле­лю. При­мири­лись они с этим. Пе­рес­та­ли при­ходить, не ста­ло боль­ше войн. Ста­ли все мир­но жить. Оля­лек да­же все ле­то не­дале­ко от брать­ев жил, по со­седс­тву не с Кун­ле­лю, од­на­ко, а с его то­вари­щами.

У Оля­лека был сын по име­ни Мот­лынто. Этот-то Мот­лынто и за­мыс­лил не­доб­рое. Ле­том, ког­да пас­ли они ста­да на ле­тов­ке, стал он го­ворить то­вари­щам:

— Вот уви­дите, убь­ют нас друзья Кун­ле­лю!

По­том еще ска­зал:

— Слы­шал я, друзья Кун­ле­лю го­вори­ли: «Что это ко­ряки воз­ле нас по­сели­лись! Они ведь на на­ших пас­тби­щах оле­ней па­сут. На­до их всех убить».

Об­ма­нул он то­вари­щей. Од­ни го­ворят:

— Что же нам с ни­ми сде­лать?

А дру­гие от­ве­ча­ют:

— Да­вай­те ска­жем им на­роч­но: «Мы вам часть сво­их оле­ней да­дим, са­мых луч­ших, якут­ских оле­ней». И сде­ла­ем так, что они бу­дут каж­дый в оди­ноч­ку вы­бирать оле­ней. Кто-ни­будь из нас пой­дет и по­зовет их к нам: при­ходи­те, мол, в гос­ти, бу­дем но­чевать все вмес­те.

На том и по­реши­ли. Пос­ла­ли к чук­чам гон­ца. Сог­ла­сились чук­чи, приш­ли в гос­ти и но­чевать ос­та­лись. На­зав­тра приг­на­ли ко­ряки ста­до ту­да, где чук­чи бы­ли. Пош­ли все в ста­до. Ко­ряки по­казы­ва­ют сво­их оле­ней. Го­ворят:

— Са­ми вы­бирай­те оле­ней, вы­бирай­те тех, ко­торые приг­ля­нут­ся. А мы бу­дем по­казы­вать и го­ворить: «Вот мой олень, вон тот мой, ка­кого ты хо­чешь, то­го и бе­ри».

Ста­ли чук­чи вы­бирать оле­ней. Раз­бре­лись в ста­де по од­но­му. На каж­до­го чук­чу по нес­коль­ку ко­ряков приш­лось. По­уби­вали ко­ряки чук­чей, пре­датель­ски по­уби­вали.

Вот ка­кое боль­шое зло сде­лал Мот­лынто. Ког­да всех чук­чей уби­ли, соб­ра­ли ко­ряки свои пас­ту­шес­кие по­жит­ки и пог­на­ли ста­да к сво­им стой­би­щам. Приш­ли в стой­би­ща, ста­ли пос­пешно к пе­реко­чев­ке го­товить­ся. По­бежа­ли в свою стра­ну.

Ког­да ко­чева­ли, лю­ди из се­лений, ми­мо ко­торых путь их шел, спра­шива­ли: «Что это вы ле­том ко­чу­ете?»

Один из ко­ряков ти­хонь­ко от­ве­чал им: «Да вот, Мот­лынто боль­шое зло сде­лал, мы и убе­га­ем от мес­ти чук­чей».

При­были на­конец в свою стра­ну, стра­ну ко­ряков. Но не ос­та­нови­лись там, а даль­ше ко­чевать ста­ли. И вот на­конец приш­ли в зап­ретную стра­ну. По­чему зап­ретная — не­из­вес­тно. Там их зас­та­ла зи­ма.

А Кун­ле­лю с то­вари­щами от­пра­вил­ся на по­ис­ки Мот­лынто — обид­чи­ка чук­чей. Зи­мой от­пра­вил­ся. На оле­нях. Едут они и все вре­мя блуж­да­ют. Не зна­ют они стра­ны ко­ряков, да и пур­га час­то ме­ша­ет.

На­до­ело это Кун­ле­лю. Он и го­ворит Ук­кэмкэю-ша­ману:

— За­чем мы во­зим с со­бой ша­мана? Хоть бы по­пытал­ся по­мочь. Хоть бы нем­но­го по­кам­лал!

Ук­кэмкэй от­ве­ча­ет:

— Ну что ж, при­готовь­те мес­то для кам­ла­ния!

При­гото­вили. Вот­кну­ли в снег копье. На­кину­ли на не­го уп­ряжь — как бы зап­рягли копье в нар­ту. На нар­ту сел сам Кун­ле­лю. Хо­дит Ук­кэмкэй вок­руг копья и кам­ла­ет. А си­дящий на нар­те от­ве­ча­ет ему. Хо­дит вок­руг копья Ук­кэмкэй, кам­ла­ет и по­ет. Вдруг взле­тел и сел на кон­чик вот­кну­того копья. От­ту­да го­ворит то­вари­щам:

— Ага, ви­жу: на го­ре Ку­вэм за­яц при­вязан к кам­ню. Сто­ит и го­лову опус­тил. На бе­лого зай­ца на­до кам­лать!

Окон­чил кам­ла­ние, толь­ко и ска­зал:

— Нуж­но впе­ред ехать, вон в том нап­равле­нии!

Кун­ле­лю дал ко­ман­ду:

— Ну что ж, от­прав­ля­ем­ся!

По­еха­ли в сто­рону го­ры Ку­вэм. Нуж­но бы­ло во что бы то ни ста­ло до го­ры Ку­вэм доб­рать­ся. На­конец при­были к под­но­жию го­ры. Тя­желый был путь: ме­тель каж­дый день, за­носы, хол­мы, ко­торые нуж­но объ­ез­жать, ши­рокие, пок­ры­тые глад­ким, сколь­зким ль­дом ре­ки.

Под­ня­лись Кун­ле­люны без про­мед­ле­ния на го­ру Ку­вэм. На вер­ши­не го­ры неж­данно-не­гадан­но бе­лого мед­ве­дя уви­дели: не­из­вес­тно, что он там де­лал. Уби­ли его. Не ста­ли све­жевать. Так и от­несли к нар­там це­лого мед­ве­дя. Приш­ли к нар­там, сра­зу на­чали го­товить мес­то для кам­ла­ния.

Опять стал Ук­кэмкэй кам­лать. Кам­ла­ет и го­ворит:

— Ог-го-го-гой! Толь­ко за го­рами най­дем их, в стра­не итель­ме­нов. Там жи­вет Кун­кы­ли — доб­лес­тный бо­гатырь. Там мы встре­тим его, это­го сы­на итель­ме­нов. Ви­жу, как на рас­све­те Пи­кытым бро­са­ет­ся на не­го!

За­кон­чил кам­лать. От­пра­вил­ся от­ряд даль­ше. Очень дол­го еха­ли — дол­гий был путь. Вот на­конец стра­на итель­ме­нов.

А итель­мен­ский бо­гатырь вы­шел как раз по нуж­де на ули­цу и да­же рем­ня не на­дел. Бро­сил­ся на не­го Пи­кытым. По­бежал Кун­кы­ли в дом, а Пи­кытым на не­го по­водья на­кинул. Опу­тали по­водья бо­гаты­ря, не мо­жет он в дом вбе­жать. Креп­ко дер­жит Пи­кытым по­водья, под­би­ра­ет­ся к итель­ме­ну. На­конец схва­тил его. Тем вре­менем Кун­ле­лю со сво­им от­ря­дом при­был. По­валил Кун­ле­лю итель­мен­ско­го бо­гаты­ря на­земь лег на не­го. Дер­жит нож нап­ро­тив сер­дца и го­ворит:

— Сей­час я те­бя убью! Но ес­ли не бу­дешь кри­чать и не по­зовешь от­ца, тог­да не убью!

Зак­ри­чал Кун­кы­ли. Выс­ко­чила его мать. Кун­ле­лю го­ворит ей:

— Сей­час мы ва­шего сы­на убь­ем!

По­бежа­ла мать в дом. Го­ворит му­жу:

— Там на­шего сы­на уби­ва­ют!

Вы­шел отец. Го­ворит им:

— От­пусти­те, по­жалуй­ста, мо­его единс­твен­но­го сы­на, не уби­вай­те!

Кун­ле­лю го­ворит им:

— Ска­жете, где на­ходят­ся Оля­леки­ны, тог­да от­пустим.

Отец опять го­ворит:

— Ой-ой-ой! Он же единс­твен­ный сын, от­пусти­те, по­жалуй­ста.

Кун­ле­лю го­ворит ему:

— Ага, не го­воришь! Вот сей­час я его убью!

— Ну что ж, при­дет­ся, вид­но, ска­зать. Толь­ко ни­кому не го­вори­те, что это я ска­зал!

Кун­ле­лю го­ворит:

— Ес­ли все тол­ко­во рас­ска­жешь, мы пой­дем к ним и всех пе­ребь­ем.

На­чал тот го­ворить, за­ика­ет­ся от стра­ха. Кун­ле­лю го­ворит ему:

— Все под­робно рас­ска­зывай. И смот­ри, без об­ма­на.

Ска­зал ста­рик:

— Так вот, от­пра­вились они в стра­ну ко­ряков. Толь­ко один путь ту­да есть — че­рез го­ру. А го­ра та вся ль­дом пок­ры­та.

От­пустил Кун­ле­лю сы­на итель­ме­на. От­ряд да­же обог­релся у них, под­кре­пил­ся. Ког­да пи­ли чай и за­кусы­вали, ста­рик итель­мен под­робно до­рогу к ко­рякам опи­сал.

От­пра­вил­ся в путь от­ряд Кун­ле­лю. Приш­ли они к той единс­твен­ной го­ре, че­рез ко­торую мож­но пе­рева­лить. А го­ра вся ль­дом пок­ры­та. И очень вы­сокая. От­вя­зал под той го­рой Пи­кытым сво­его бе­лого ко­рен­но­го оле­ня. По­водил его кру­гом. А у то­го бе­лого оле­ня пе­ред­ние ро­га очень боль­шие бы­ли. По­водил кру­гом, про­дел ре­мень че­рез ноз­дри. Мно­го рем­ней к это­му рем­ню при­вяза­ли, что­бы длин­нее бы­ло. Уда­рил Пи­кытым оле­ня рем­нем, схва­тил­ся за по­вод и крик­нул: «Го­оч!» Пос­ка­кал бе­лый ко­рен­ник по скло­ну го­ры, боль­ши­ми скач­ка­ми пос­ка­кал, опи­ра­ет­ся об лед пе­ред­ни­ми ро­гами и ска­чет. Из-под ко­пыт лед боль­ши­ми кус­ка­ми от­ка­лыва­ет­ся и вниз па­да­ет.

Так он на вер­ши­ну го­ры взоб­рался. По­вер­нулся в сто­рону лю­дей и упер­ся ко­пыта­ми пок­репче. Взоб­рался по рем­ню один че­ловек. За­тем все по оче­реди взоб­ра­лись. И вот уже все до еди­ного на го­ре. Там уби­ли они бе­лого ко­рен­но­го оле­ня Пи­кыты­ма.

По­еха­ли даль­ше ис­кать Оля­лека. При­были ночью к ста­ду. Ста­ли ис­кать пас­ту­ха, звать его. Гром­ко так кри­чат:

— Эй, Мот­лынто-о-о!

Вдруг слы­шат от­ку­да-то:

— Во­гой, во­гой, во­гой! — Мот­лынто от­зы­ва­ет­ся.

По­дош­ли к не­му, го­ворят:

— Где твой дом? Пош­ли к до­му!

По­каза­лись до­ма. Они еще из­да­лека до­ма уви­дели. Зат­кну­ли Мот­лынто рот, что­бы он рань­ше вре­мени не зак­ри­чал, не дал сво­им знать. Приш­ли они в се­ление, свя­зали Мот­лынто. На ули­це на нар­те ос­та­вили. Во­шел весь от­ряд Кун­ле­лю в дом. Как толь­ко зас­кри­пела дверь, вых­ва­тил Оля­лек из-под по­душ­ки боль­шу­щий нож. Сра­зу в ход пус­тил. Раз­ру­бил од­но­го че­лове­ка. Один то­варищ Кун­ле­лю ска­зал:

— Ой, ка­кая жа­лость, од­но­го уже убил!

Ук­кэмкэй го­ворит им:

— Ну, хва­тай­те же его, толь­ко не уби­вай­те!

Схва­тили Кун­ле­люны Оля­лека. По­вали­ли. На­вали­лись на не­го.

Сло­жил вмес­те Ук­кэмкэй об­рубки уби­того че­лове­ка. На­чал с ног кол­до­вать. При­гова­рива­ет: «Чик, чик, чик».

И вот ви­дят — вста­ет этот че­ловек, а ведь на кус­ки его Оля­лек раз­ру­бил. Вста­ет и го­ворит:

— Ой, ой, страш­но! Ой, страш­но!

Ук­кэмкэй го­ворит ему:

— По­годи, ос­то­рож­нее!

А тот все свое:

— Ой, страш­но, страш­но!

Тог­да Ук­кэмкэй уда­рил его. Вдруг тот и го­ворит:

— Го, а где же Оля­лек?

Же­на Оля­лека все при­чита­ет:

— Ой, ка­кая жа­лость, ой, уби­ва­ют Оля­лека!

Кун­ле­лю го­ворит не­дав­но уби­тому че­лове­ку:

— Вот он, мы его дер­жим. Убей его!

Уда­рил этот че­ловек Оля­лека по шее но­жищем. Убил его.

Всех по­уби­вали, и жен­щин то­же.

Выш­ли все, что­бы в об­ратный путь от­пра­вить­ся. Раз­вя­зали Мот­лынто. Толь­ко ру­ки свя­зан­ны­ми ос­та­вили. Зас­та­вили его ста­до гнать с за­вязан­ны­ми ру­ками. Вре­мя от вре­мени то­ропят его, что­бы быс­трее ста­до гнал.

Так они мсти­ли че­лове­ку, ко­торый всех об­ма­нул, боль­шое зло сде­лал.

На­конец при­был от­ряд Кун­ле­лю к итель­ме­ну. Там они уби­ли очень мно­го оле­ней. Да­ли оле­нины ста­рику итель­ме­ну, у ко­торо­го один-единс­твен­ный сын был. По­том даль­ше от­пра­вились.

Опять Мот­лынто ста­до оле­ней го­нит. Те­перь уже и до до­ма не­дале­ко. Го­нит Мот­лынто свое же ста­до. По­тому что очень на не­го чук­чи рас­серди­лись. Мстят ему за пре­датель­ство, за об­ман. Из-за не­го столь­ко не­вин­ных лю­дей по­гиб­ло!

При­были на­конец до­мой. Там уби­ли Мот­лынто.

И с тех пор ста­ли жить без войн. Сов­сем пе­рес­та­ли во­евать.

Читайте также: