Кутховы дети и семья волков (Ительменская сказка)

Жил-был Кутх. Бы­ли у не­го сы­новья, Эмэм­кут и Си­силь­хан, и до­чери, Си­наневт и Си­рим. Вот од­нажды стал Эмэм­кут во дво­ре стре­лы де­лать. Ска­зал Си­наневт:

— Я бу­ду стре­лы де­лать, а ты не смот­ри на ме­ня!

Пос­мотре­ла Си­наневт на Эмэм­ку­та. Сра­зу все стре­лы сло­мались. Рас­сердил­ся Эмэм­кут на Си­наневт. В дом во­шел, ру­ку Си­наневт на ка­мень по­ложил, пес­том уда­рил, ру­ку сло­мал. Зап­ла­кала Си­наневт, пош­ла в лес. Наш­ла озер­цо, си­дит на бе­реж­ку, пла­чет. А на том озер­це жи­ла ста­руш­ка, волчья мать. Пла­чет Си­наневт, а ста­рухи­на внуч­ка го­ворит:

— Ба­буш­ка, дождь идет!

— Пой­ди, за­неси пос­те­ли в дом, а то про­мок­нут!

Выш­ла внуч­ка на двор, уви­дела кра­сивую де­вуш­ку. До­мой вер­ну­лась, ска­зала:

— Это не дождь, там кра­сивая де­вуш­ка пла­чет!

Ста­руш­ка ска­зала:

— Пусть она вой­дет сю­да!

Выш­ла внуч­ка, ска­зала:

— Те­бе ве­лели вой­ти!

Вош­ла Си­наневт, се­ла. Ста­руш­ка ска­зала:

— По­кор­ми ее юко­лой ча­вычи и чаш­ку с жи­ром по­дай!

При­нес­ла внуч­ка связ­ку юко­лы, чаш­ку с жи­ром. Ска­зала ста­руш­ка:

— Ког­да бу­дешь есть, мор­гни!

По­ела Си­наневт, мор­гну­ла, ру­ку до сус­та­ва в чаш­ку за­суну­ла.

— Ай, про­лила жир!

Тут ру­ка у нее и поп­ра­вилась. Соб­ра­лась Си­наневт даль­ше ид­ти. Ста­руш­ка ее на­учи­ла:

— Что най­дешь, ни­чего не бе­ри. Най­дешь тор­ба­за, стель­ки в них по­ложи. Най­дешь су­хожи­лия — сра­зу нит­ки ссу­чи. Там же их и по­весь.

Пош­ла Си­наневт, по­пал­ся ей по до­роге ба­лаган. Мя­со в нем ви­сит, жир. Она ми­мо прош­ла. Идет даль­ше, ви­дит — тор­ба­за. По­ложи­ла в них стель­ки. Даль­ше пош­ла. Су­хожи­лия уви­дела, нит­ки ссу­чила и там же по­веси­ла. Даль­ше пош­ла, ви­дит, до­мик сто­ит. Выш­ла из не­го волчья сес­тра. Схва­тила Си­наневт зу­бами, ста­ла квер­ху под­бра­сывать и зу­бами ло­вить. Кон­чи­ла под­бра­сывать, спра­шива­ет:

— Я те­бя, под­ру­га, не по­рани­ла?

— Нет, не по­рани­ла!

— Это я всег­да так ра­ду­юсь.

На­кор­ми­ла она Си­наневт. По­том да­ла ей тор­ба­за по­чинить. Хо­рошо Си­наневт по­чини­ла. Ска­зала волчья сес­тра:

— Под­ружка, я те­бя спря­чу! У ме­ня братья есть, вот-вот при­дут.

Спря­тала она Си­наневт. Приш­ли братья, ста­ли при­нюхи­вать­ся.

— Че­лове­ком пах­нет, сес­тра!

— Нет тут ни­како­го че­лове­ка. Это вы пов­сю­ду хо­дите, вот в ва­ших ноз­дрях, и си­дит че­лове­чес­кий за­пах. А до­мой при­дете и все ню­ха­ете.

— Да, сес­тра, прав­да!

Ве­лела вол­чи­ца млад­ше­му бра­ту с краю лечь:

— Не ло­жись в се­реди­ну к стар­шим брать­ям.

Ста­ли спать ук­ла­дывать­ся. Млад­ший брат ска­зал:

— Не ля­гу в се­реди­ну!

— По­чему ты. не хо­чешь в се­реди­ну лечь?

— Очень вы ночью силь­но тол­ка­етесь!

Лег млад­ший брат с краю. Зас­ну­ли все. Де­вуш­ка-вол­чи­ца ночью вста­ла, раз­бу­дила Си­наневт:

— Эй, под­ру­га, вста­вай, ско­рей до­мой бе­ги!

Вста­ла Си­наневт, сра­зу до­мой по­бежа­ла. А вол­чи­ца млад­ше­го бра­та раз­бу­дила, об­ра­тила его в мед­ве­дя и ска­зала:

— Ну, до­гоняй Си­наневт!

Пог­нался млад­ший брат за де­вуш­кой. Обер­ну­лась она, ког­да уже сов­сем не­дале­ко от до­ма бы­ла, уви­дела мед­ве­дя, зак­ри­чала:

— Эмэм­кут, вы­ходи пос­ко­рей, за мной мед­ведь го­нит­ся!

Вы­шел Эмэм­кут, выс­тре­лил в мед­ве­дя, сра­зу на­повал убил. Ста­ли мед­ве­дя пот­ро­шить, брю­хо раз­ре­зали, а от­ту­да хо­роший па­рень вы­шел — кра­сивый, стат­ный. Сра­зу на Си­наневт же­нил­ся. Ста­ли они хо­рошо жить.

Мя­со мед­ве­дя все Си­силь­ха­ну от­да­ли. Вот Си­силь­хан то­же усел­ся во дво­ре, на­чал стре­лы де­лать. Ска­зал Си­силь­хан:

— Ты, Си­рим, не смот­ри на ме­ня!

Пос­мотре­ла Си­рим, стре­лы все и сло­мались. Рас­сердил­ся Си­силь­хаи, в дом во­шел, Си­рим ру­ку сло­мал. Зап­ла­кала Си­рим, за­вопи­ла:

— Ой, ой, боль­но, ру­ку сло­мал!

Уш­ла из до­му, по той же до­роге, что и Си­наневт, пош­ла. Дош­ла до озер­ца, се­ла на бе­реж­ку, ста­ла пла­кать. Ста­рухи­на внуч­ка ска­зала:

— Дождь идет!

— Пой­ди, пос­те­ли за­неси, а то про­мок­нут!

Выш­ла внуч­ка во двор, уви­дела пло­хую де­вуш­ку. Об­ратно вош­ла, ска­зала ба­буш­ке:

— Это пло­хая де­вуш­ка пла­чет!

— Ска­жи ей, пусть вой­дет!

Ста­рухи­на внуч­ка выш­ла, ска­зала:

— Вой­ти те­бе ве­лели!

Си­рим сра­зу вош­ла, се­ла. Ста­ли они ее кор­мить. Ста­руш­ка ска­зала:

— Юко­лы с жи­ром по­ешь, гла­зами мор­гни!

Ста­ла Си­рим есть, гла­зами мор­гну­ла, ру­ку по сус­тав в чаш­ку су­нула. Поп­ра­вилась ру­ка, Си­рим сра­зу даль­ше пош­ла. Ни­чего не спро­сила, ни­чего не ра­зуз­на­ла. Идет, ба­лаган по до­роге по­пал­ся. Там мя­со ви­сит, жир. Все это она съ­ела, су­хожи­лия и тор­ба­за се­бе взя­ла. На­конец к до­мику приш­ла. Выш­ла от­ту­да вол­чи­ца. На­чала зу­бами Си­рим под­бра­сывать и зу­бами ло­вить. Кон­чи­ла под­бра­сывать, спро­сила:

— Я те­бя, под­ружка, не по­рани­ла?

Си­рим ска­зала:

— Ко­неч­но, по­рани­ла!

Ста­ла де­вуш­ка-вол­чи­ца кор­мить Си­рим. Всю мис­ку съ­ели. Ве­лела де­вуш­ка еще мя­са сва­рить. На­чала Си­рим ва­рить.

А де­вуш­ка го­ворит:

— Я уй­ду не­надол­го, а ты ва­ри!

Это она ре­шила тай­ком по­наб­лю­дать за Си­рим. Выш­ла, ста­ла в ды­роч­ку смот­реть. Вы­нула Си­рим мя­со, съ­ела.

— Э, ху­дая де­вуш­ка, — ска­зала де­вуш­ка-вол­чи­ца.

Вош­ла в дом, ве­лела Си­рим тор­ба­за по­чинить. Ста­ла Си­рим чи­нить, пло­хо чи­нит. По­том ска­зала:

— Под­ру­га, спрячь ме­ня, я тво­их брать­ев бо­юсь!

— Те­бя и пря­тать не сто­ит!

А Си­рим за­муж за­хоте­ла. Спря­тала ее вол­чи­ца. Приш­ли братья, сно­ва ста­ли при­нюхи­вать­ся.

— Че­го это че­лове­ком пах­нет?

— Нет здесь ни­како­го че­лове­ка!

Ста­ли вол­ки оде­вать­ся, ви­дят — тор­ба­за пло­хо за­чине­ны. По­том лег­ли, зас­ну­ли. Ночью вол­чи­ца раз­бу­дила Си­рим:

— Ну, вста­вай, бе­ги до­мой, а я мо­их раз­бу­жу, по­гонят­ся за то­бой!

Вста­ла Си­рим, по­бежа­ла. Раз­бу­дила вол­чи­ца брать­ев:

— Мо­жет, кто-ни­будь за пло­хой де­вуш­кой по­гонит­ся?

Ник­то не за­хотел. Со­баку свою лох­ма­тую пус­ти­ли. Пог­на­лась со­бака за Си­рим. Уви­дела Си­рим не­дале­ко от до­ма, что лох­ма­тая со­бака за ней го­нит­ся. Зак­ри­чала:

— Эй, Си­силь­хан, вы­ходи ско­рей, за мной лох­ма­тая со­бака го­нит­ся!

Вы­шел Си­силь­хан, выс­тре­лил, со­баку на­повал убил. Об­ра­дова­лась Си­рим. Ста­ли со­баку пот­ро­шить. Си­рим ска­зала:

— Ос­то­рож­но, там мой же­них, не по­рань­те его!

Раз­ре­зали брю­хо, а там ни­како­го пар­ня нет. Си­силь­хан рас­сердил­ся и выб­ро­сил Си­рим в лес. Там она и за­сох­ла.