Кэльэв-силач и юноша (Чукотская сказка)

Рас­ска­зыва­ют: уви­дели как-то жи­тели од­но­го се­ла — идет к ним юно­ша. Ник­то не знал, кто он, от­ку­да, за­чем при­шел. Всех лю­дей вок­руг зна­ли, да­же из са­мых даль­них се­лений, хо­тя не час­то в те се­ления хо­дили. Да и к ним ред­ко кто при­ходил — бо­ялись си­лача из это­го се­ления.

А си­лач этот был са­мый гроз­ный во всей стра­не. Кто ни при­дет в се­ление, он с тем бо­рет­ся: или убь­ет, или сво­им ра­бот­ни­ком сде­ла­ет. Пло­хо от­но­сил­ся к ра­бот­ни­кам-пас­ту­хам: всег­да они у не­го го­лод­ные, всег­да им хо­лод­но, хо­тя боль­шу­щее ста­до сто­рожи­ли, ими же в нес­коль­ко раз уве­личен­ное. Вер­нется пас­тух до­мой, а си­лач сей­час же его на­зад в ста­до от­пра­вит. Или трех сво­их сы­новей пош­лет, что­бы хо­рошень­ко сле­дили за пас­ту­хами.

Боль­шое лю­бопытс­тво при­шед­ший юно­ша выз­вал. Де­вуш­ки со­бира­лись в кру­жок, за­бега­ли впе­ред, по­тому что еще из­да­ли за­мети­ли, ка­кой он кра­савец. А юно­ша, как ока­залось, же­ну се­бе ис­кал.

Он то­же был очень силь­ный. По­это­му и по­шел в это се­ление, не по­бо­ял­ся си­лача. Юно­ша очень спо­кой­но дер­жался, си­лы сво­ей рань­ше вре­мени не по­казы­вал. За­хоте­лось ему пос­мотреть и до­черей си­лача, но отец зап­ре­тил им зна­комить­ся с юно­шей.

А си­лача-на­силь­ни­ка зва­ли Кэль­эв. Не по­шел юно­ша к не­му в дом, а по­шел в дом ста­рика, ра­бот­ни­ка Кэль­эва. Рас­ска­зал ста­рику, что его пос­ла­ла мать же­ну се­бе най­ти и что он по­ка еще не на­шел под­хо­дящей не­вес­ты.

— Кэль­эв не ос­та­вит те­бя в по­кое, зас­та­вит с ним бо­роть­ся. А ког­да по­бедит, или ра­бот­ни­ком сде­ла­ет, или убь­ет. Мы ведь, ста­рики, все­го здесь на­вида­лись, — го­ворит ста­рик хо­зя­ина. (Сам-то он не умел бо­роть­ся.)

На­зав­тра поз­вал си­лач юно­шу и ве­лел при­гото­вить­ся к бою.

— Но я от рож­де­ния не бо­рол­ся, да и не бо­роть­ся при­шел, а прис­мотреть се­бе же­ну, — от­ве­ча­ет юно­ша си­лачу.

Раз­го­вари­ва­ет с си­лачом, вдруг его млад­шую дочь за­метил. И го­ворит си­лачу спо­кой­но, не от­даст ли он свою млад­шую дочь ему в же­ны.

— Сво­их до­черей я от­дам толь­ко тем, кто или силь­нее ме­ня или ра­вен мне в си­ле. Хо­тя и за то­го мо­гу от­дать, кто чуть-чуть сла­бее, — так от­ве­тил си­лач юно­ше.

И вот приг­на­ли пе­ред борь­бой ста­до. Ока­зыва­ет­ся, по­беж­денно­го пе­ред смертью нуж­но как сле­ду­ет на­кор­мить; ес­ли же про­тив­ник нем­но­го по­силь­нее ока­жет­ся, то нес­коль­ко оле­ней ему по­дарить и ра­бот­ни­ком сде­лать. А ес­ли вдруг рав­ным в си­ле, то по­лови­ну ста­да ему от­дать. Но си­лач был уве­рен, что по­бедит юно­шу и убь­ет. Тог­да уж он не же­нит­ся на его до­чери.

Рас­сте­лили ра­бот­ни­ки нес­коль­ко мор­жо­вых шкур со сло­ем жи­ра. На них на­чали бо­роть­ся.

Сту­пил юно­ша на шку­ры, ста­ло ему очень сколь­зко, а Кэль­эву хоть бы что.

Мно­го лю­дей соб­ра­лось пос­мотреть на борь­бу. Не­кото­рые сме­ялись, не­кото­рые мол­ча смот­ре­ли. Си­лач бо­рол­ся как мо­лодой. Но юно­ша лег­ко с ним бо­рол­ся. Ско­ро Кэль­эву ста­ло жар­ко. А юно­ша все ста­новит­ся лов­чее, да­же пры­гать на­чал. Лю­ди, сме­яв­ши­еся вна­чале, сов­сем за­мол­кли. На­конец Кэль­эв ос­та­новил­ся и ска­зал:

— Дол­го мы с то­бой бо­рем­ся, вон уже смер­ка­ет­ся. Про­дол­жим до­ма. Ник­то со мной так дол­го не бо­рол­ся!

Вош­ли в дом. Юно­ша не бро­сил­ся на си­лача, а под­сел к его до­чери и стал про­сить, что­бы она его же­ной ста­ла. Де­вуш­ка сог­ла­силась. Но Кэль­эв го­ворит ему:

— Нет, я поп­ро­бую еще по­бороть те­бя!

Сно­ва на­чали бо­роть­ся. Жал­ко, на­вер­ное, бы­ло Кэль­эву дочь от­да­вать. Да и не хо­телось быть по­беж­денным.

На­конец рас­све­ло. Все еще бо­рют­ся. Не­кото­рые зри­тели ста­ли дре­мать. В пол­день ус­тавший Кэль­эв го­ворит юно­ше:

— На­пади на ме­ня в мо­ем до­ме!

— Вы ви­дите, — ска­зал юно­ша лю­дям пе­ред тем, как на­пасть, — я не убий­ца. Он сам про­сит, что­бы я на­пал на не­го.

От дол­гой борь­бы юно­ша толь­ко еще лов­чее стал. Не­нави­дел он Кэль­эва за то, что тот двух его стар­ших брать­ев убил, ког­да он был еще ма­лень­ким.

Бро­сил­ся юно­ша на си­лача, схва­тил его, по­валил на шку­ры, за­вер­нул как ре­бен­ка в од­ну шку­ру, а дру­гой свер­ху прик­рыл. Си­лач от­ту­да кри­чит, что­бы его вы­тащи­ли. А сам выб­рать­ся не мо­жет — мор­жо­вая шку­ра очень сколь­зкая.

— Вы­пус­ти ме­ня! Возь­ми мою дочь в же­ны, ста­до возь­ми и сде­лай ме­ня сво­им ра­бот­ни­ком! — орет Кэль­эв.

Не ве­рит юно­ша Кэль­эву. По­бежал в тун­дру и вер­нулся с боль­шим копь­ем. Вы­тащил Кэль­эва из шкур и ска­зал:

— Ну, да­вай те­перь на копь­ях сра­жать­ся, раз уж ты поз­вал ме­ня вче­ра по­заба­вить­ся!

При­нес Кэль­эв копье. Боль­шое у не­го копье, дру­гим не под­нять, но все же мень­ше, чем у юно­ши. Ста­ли на копь­ях сра­жать­ся. Уже в са­мом на­чале сло­мал юно­ша копье Кэль­эву. Кон­чи­ли сра­жать­ся, юно­ша и го­ворит:

— Ты мо­их брать­ев копь­ями убил. И я те­бя копь­ем же убью!

Ска­зал это и за­колол Кэль­эва, убил. Взял юно­ша в же­ны дочь Кэль­эва, ста­до по­полам раз­де­лил. Од­ну по­лови­ну бед­ня­кам раз­дал, а дру­гую — к сво­ей ма­тери пог­нал.

Ста­ли бед­ня­ки в ра­дос­ти жить, без уг­не­тате­ля.