Легенда о Тылвале вариант Б (Ительменская сказка)

Жил Тылвал с сестрой. Жили они на Круглой сопке. Долго там жили. Тылвал, когда ждал врагов, сопку зимой водой поливал. В одном месте был у него подъем, там он врагов поджидал. Вот однажды пришел паланский коряк и закричал снизу:

— Кто здесь, на Круглой сопке живет?

Тылвал вышел и сказал:

— Я, Тылвал.

— А я из Паланы пришел, бороться с тобой пришел. Когда будем бороться?

— Бороться будем так: сначала посмотрим, кто первый за дровами на Тальнишную речку сходит. Ну, побежали.

Бегут. Тылвал медленно бежит, а коряк бежит что есть духу. Еще и до Тальнишных хребтов не добежал, а уж из сил выбился, лег. Обогнал его Тылвал, вязанку дров связал, на обратном пути сказал:

— Что, устал? Ну давай, возьму тебя на закорки. Будешь знать, кто я такой. До сопки тебя донесу, дрова сброшу, накормлю тебя, а завтра снова состязаться будем: на медведя пойдем, голыми руками его брать будем.

Проснулись назавтра. Кто первый, пойдет, медведя поймает и руками его убьет? Коряк сказал:

— Я пойду.

Тылвал сказал:

— Только быстро, чтобы тут, дома, пообедать.

Ходил, ходил коряк, ничего не нашел. Пока коряк ходил, Тылвал трех медведей принес. Одного убивать не стал: схватил за заднюю ногу, бросил на спину. Ударился медведь о землю — оглушило его. Пришел коряк. Тылвал сказал:

— Почему обедать не приходил? Я поел уже, трех медведей принес, а ты что добыл?

— Не смог я медведя найти.

— Ладно. Ну а коли ты такой силач — видишь, вон лежит медведь. Это я его оглушил. Как он опамятуется — хватай его за левую заднюю ногу и брось через спину, чтоб больше не встал.

Опамятовался медведь, коряк сразу кинулся на него, да растерялся, не за ногу схватил, а за уши и стал с медведем бороться. Подбежал Тылвал, схватил медведюшку за заднюю ногу, бросил его через спину: медведя убил, а коряк далеко в другую сторону отлетел — хорошо, что на мягкое упал. Сказал коряк:

— Да ты и вправду силен.

А сестра Тылвала подумала: «Хорошо бы мне выйти за коряка замуж», — и сказала ему:

— Ночуй три дня в Щеках, что на реке Тигиль. А я пошлю брата за дровами, сама его лук найду, ремешок тетивы надрежу. Он как натянет лук, тетива у него и лопнет. А ты не теряйся, сразу стреляй в него из самострела и победишь его.

Коряк сказал:

— Ну, Тылвал, ты меня победил. На будущий год я снова приду, только уж бороться будем на корякский лад, раздевшись.

И как будто бы уехал, а сам в Щеках три ночи ночевал. На четвертую пришел к Круглой сопке. Там его девушка ждет и уже тетиву надрезала. Нарочно закричала сестра:

— Враг поднимается!

Натянул Тылвал лук, а тетива-то и лопнула. Поднялся коряк на сопку и сказал:

— Ну, теперь я его прикончу, — и выстрелил в него из самострела.

Вошла стрела сверху в правую лопатку. Упал Тылвал, стал нарочно в судорогах биться, а коряк схватил его сестру, давай ее целовать. Вытащил Тылвал стрелу, схватил коряка, ударил в лоб. Хоть и не хотел его убивать, да уж такие сильные руки — сразу убил. Связал он сестру и сказал:

— Завтра утром смерти тебя предам.

Проснулся утром Тылвал и говорит:

— Сейчас пойду хоть на Ближний хребет сбегаю, хоть на Острый, двух диких оленей поймаю.

Сбегал, поймал оленей. Спустил сестру с сопки, одного оленя к левой ноге сестры привязал, другого — к правой. Подтолкнул оленей в разные стороны, побежали олени и разорвали сестру пополам. Сказал Тылвал:

— Это, сестрица, тебе наказание за то, что ты меня хотела убить. Пусть теперь волочат тебя олени, а я пойду сварю себе доброго мяса, которое для тебя запасал. Я думал, ты по-хорошему поступишь со мной, своим братом, посоветуешься. Вот сказала бы: «Я, братец, замуж хочу». Я уж бы тебе не отказал. А теперь пусть хоть волки тебя съедят, пусть сороки склюют или вороны с воронятами. Сильно я на тебя сердит. Теперь я буду один жить, чтобы никто моей тетивы больше не надрезал.