Лиса и Кукки (Керекская сказка)

Приш­ла ли­са к до­чери и го­ворит:

— Имын­на, дай-ка пле­теную ве­рев­ку!

— Ку­да же ты пой­дешь?

— Да пой­ду Кук­ки об­ма­ну.

— Пе­рес­тань об­ма­нывать! До­бывай пи­щу чес­тным пу­тем!

— Нет, пой­ду все же!

Да­ла ей дочь пле­теную ве­рев­ку, пош­ла ли­са. Уже стем­не­ло, но лу­на так яр­ко све­тит. По­дош­ла к жи­лищу Кук­ки и ста­ла вы­бивал­кой тор­ба­за от сне­га от­ря­хивать. Да так вы­бива­ет тор­ба­за, слов­но их двое приш­ло.

«Чу-чу-чу-чу!» — сту­чит по тор­ба­зам ли­са.

— По­дож­ди, по­дож­ди, сей­час вый­ду, — слы­шит­ся го­лос Кук­ки из жи­лища.

Удив­ля­ет­ся Кук­ки, по­чему это раз­ный стук слы­шит­ся:

— Эй, кто там?!

— Да я это, я с зя­тем! У му­жа очень оле­ни пуг­ли­вые.

— От­го­ните оле­ней!

— Ох-ох, не под­хо­ди, чуть в сто­роне дер­жись!

— О-о, тог­да об­ратно пой­ду!

— По­дож­ди, по­дож­ди, мой муж ноч­ной жи­тель, све­та не лю­бит, по­гаси све­тиль­ни­ки!

— О-о, пой­ду, до­черям ска­жу!

Во­шел Кук­ки в жи­лище и го­ворит:

— Илы­нау, Чнил­наккут, по­гаси­те све­тиль­ни­ки!

Ми­ти, же­на Кук­ки, удив­ля­ет­ся:

— Что за гость та­кой при­шел? Све­та не лю­бит. Лад­но, раз про­сят, пусть так и бу­дет.

— Эй! — зак­ри­чал Кук­ки. — За­ходи­те, по­гаси­ли све­тиль­ни­ки. Муж, на­вер­ное, уже при­вязал оле­ней?

Вош­ла ли­са в жи­лище.

— О-о, приш­ли! — го­ворят хо­зя­ева. (Ведь они ду­ма­ют, что двое приш­ли.)

— Да, приш­ли! Вот муж мой. За­муж я выш­ла за ноч­но­го жи­теля.

— Ну, са­дитесь!

— Ме­ня муж на­учил все в тем­но­те де­лать, — хвас­та­ет­ся ли­са.

— Что ж, по­кушай­те! При­готовь­те те­туш­ке блю­до, пусть мор­скую еду по­ест!

На­реза­ли мел­ки­ми лом­ти­ками сыр и мя­со. А ли­са хит­рая, всю еду в ме­шок скла­дыва­ет.

— Ох, и на­елись мы! — го­ворит ли­са.

— Не нап­расно же вы шли сю­да, ешь­те хо­рошень­ко.

— А нет ли я­ич­ной кол­ба­сы?

— Ми­ти, нет ли у нас я­ич­ной кол­ба­сы? — спро­сил Кук­ки же­ну.

Схо­дила Ми­ти, при­нес­ла я­ич­ную кол­ба­су.

— По­дож­ди, ну-ка я сам это блю­до при­готов­лю, — ста­ра­ет­ся Кук­ки ли­се уго­дить.

А ли­са и кол­ба­су в ме­шок по­ложи­ла. Ведь од­на она, все хит­рит, врет и раз­го­вари­ва­ет на два го­лоса: за се­бя и за му­жа. Лу­на сквозь ле­дяное ок­но све­тит. Сын Кук­ки А­уп­па­ли и го­ворят ро­дите­лям:

— Ли­са нас об­ма­ныва­ет, на раз­ные го­лоса го­ворит.

— Что это он там шеп­чет? — за­бес­по­ко­илась ли­са. — У ме­ня есть чем от­бла­года­рить.

— По­мал­ки­вай, маль­чиш­ка, о се­бе ду­май! — рас­сердил­ся Кук­ки на сы­на.

— О-о, на­елись уже!

— Что, по­еде­те?

— Да, по­едем. Очень уж пуг­ли­вые оле­ни у мо­его му­жа, — го­ворит ли­са сво­им го­лосом и чу­жим при­бав­ля­ет: — Да, да, очень пуг­ли­вые оле­ни. К од­но­му че­лове­ку толь­ко при­вык­ли, толь­ко один че­ловек и мо­жет на них ез­дить. Один я ими уп­равлять умею.

— Что ж, тог­да не бу­ду про­вожать вас.

— Да, да, не вы­ходи, — ра­ду­ет­ся ли­са, — мы од­ни уп­ра­вим­ся.

— Как хо­тите!

Выш­ла ли­са и, как толь­ко од­на ос­та­лась, по­бежа­ла во всю прыть к до­му.

Го­ворит А­уп­па­ли:

— Ох, мать, ли­са-то од­на. Нет у нее ни­како­го му­жа Кы­мывал­ты­на.

— Лад­но. По­мал­ки­вай, не твое это де­ло.

— Ох, ох, ох! — приш­ла ли­са до­мой к до­черям.

— О-о, приш­ла!

— Да, вот приш­ла! Раз­вя­жите-ка вь­юк, на­кор­ми­те сво­его млад­ше­го бра­та.

На­кор­ми­ли сес­тры млад­ше­го бра­та Лым­ной­ныт­кы­на.

— И да­же я­ич­ной кол­ба­сой те­бя угос­ти­ли! Чем же кол­ба­са на­пол­не­на?

— Я­ич­ным жел­тком ути­ные киш­ки на­пол­не­ны. Еще вот и мор­ской едой угос­ти­ли: су­шеным ки­товым мя­сом и жи­ром.

На сле­ду­ющий день прос­ну­лись Кук­ки­ны. Стал отец сы­ну го­ворить:

— Ну-ка, пой­ди по сле­дам, пос­мотри, ку­да же они от­пра­вились.

По­шел А­уп­па­ли по сле­ду.

— Ну что? — спро­сил Кук­ки, ког­да он вер­нулся.

— Толь­ко од­ни лисьи сле­ды я ви­дел, — от­ве­ча­ет ему А­уп­па­ли.

— На­вер­ное, оле­ней да­леко ос­та­вили.

А ли­са го­ворит сво­им:

— Зав­тра опять пой­ду. Зим­нюю сеть из-по­до ль­да вы­тащу и за­моро­жу. А вы за мной сле­дом иди­те. Все пой­дем.

На дру­гой день стем­не­ло, нас­ту­пила ночь, но лу­на яр­ко све­тит.

Пош­ли ли­сы к жи­лищу Кук­ки.

— От­сю­да вы­тащим сеть, — ска­зала ли­са, ос­та­новив­шись у про­руби, — и, по­ка сеть мер­знуть бу­дет, пой­дем к пи­щево­му скла­ду. Хо­зя­ева-то спят.

Ни­кого нет. Од­ни ли­сы тру­дят­ся. Заб­ра­лась ли­са в пи­щевой склад и все по­вытас­ки­вала.

— Сколь­ко смо­жете, не­сите, — го­ворит она де­тям. — До­мой иди­те, а я за сетью схо­жу. Ска­жу им: «Вот вам бо­гатый по­дарок от зя­тя».

Пош­ли де­ти до­мой. Сеть тем вре­менем за­мер­зла, зве­нит ле­дяш­ка­ми, буд­то же­лезом гре­мит. Пош­ла ли­са к Кук­ки. «Чу-чу-чу-чу!» — от­ря­хива­ет вы­бивал­кой тор­ба­за око­ло жи­лища.

— О-о, опять ли­са приш­ла, опять зять при­шел! По­дож­ди, вы­хожу вот!

Вы­шел Кук­ки в се­ни:

— Эй! Кто там?

— Мы, мы, мы! Вче­раш­ние мы, опять приш­ли. Зять вот те­бе бо­гатый по­дарок при­нес.

— Где же он?

— Вот пол­ный ме­шок, — и от­да­ла Кук­ки сеть. — Толь­ко где по­пало не кла­ди, же­лезо хо­лод­ное, от­по­те­ет, ржав­чи­на бу­дет. По­выше по­ложи, на по­лог.

— Ми­ти, Ми­ти! — кри­чит Кук­ки. — Смот­ри, зять ка­кое бо­гатс­тво при­нес! Же­лезо! По­ложи­те его по­выше, на по­лог.

— За­ходим мы! — кри­чит ли­са.

— За­ходи­те, све­тиль­ни­ки уже по­гаше­ны.

— О-о, сно­ва приш­ли!

— Да, приш­ли! Ре­шили по­чаще на­вещать дво­юрод­ных брать­ев и сес­тер. Жир­ку по­есть приш­ли.

На­реза­ли тон­ки­ми лом­ти­ками жир, по­ложи­ли на блю­до.

Ли­са де­ла­ет вид, буд­то двое едят.

— Нет ли я­ич­ной кол­ба­сы?

— Нет, всю вче­ра от­да­ли!

— Жаль, это моя лю­бимая еда.

— Ну-ка, Ми­ти, по­ищи! Зять мно­го хо­дил, пусть по­ест хо­рошо.

— Отец, отец, ли­са од­на раз­го­вари­ва­ет. Об­ма­ныва­ет она, раз­ны­ми го­лоса­ми го­ворит. Од­на она.

— Ох! Опять что-то маль­чик ска­зал. У ли­сы есть чем от­бла­года­рить.

— Да это он прос­то так, не слу­шай, глу­пый еще. Ес­ли бы ты од­на бы­ла, мы бы ведь уви­дели.

— О-о, спа­сибо, на­елись мы. По­дар­ки возь­мем.

— Толь­ко это пос­ледняя я­ич­ная кол­ба­са.

Ит­чым, пле­мян­ник Кук­ки, то­же за ли­сой наб­лю­да­ет. Вдруг го­ворит Кук­ки:

— Она ведь од­на раз­го­вари­ва­ет. Опять об­ма­ныва­ет нас.

Не слы­шит Кук­ки.

— Мо­жет, еще по­еди­те? Ес­ли хо­тите, ска­жите, — он, вид­но, то­же до­гадал­ся. — Са­ма ла­пу сунь в пу­зырь и дос­тань жир, а нам что-то уже спать хо­чет­ся. Вче­ра очень ма­ло спа­ли.

— Есть жир-то еще?

— Ведь ска­зали те­бе, иди са­ма, сунь ла­пу в пу­зырь и дос­тань жир.

А Ми­ти тем вре­менем ве­рев­ку при­гото­вила.

— Как же я жир дос­та­ну?

— Да иди сю­да, сунь ла­пу в пу­зырь, — го­ворит Ми­ти.

— Глуб­же, глуб­же суй ла­пу!

Пос­лу­шалась ли­са, су­нула ла­пу в ме­шок с жи­ром, а Ми­ти тут же за­вяза­ла ме­шок вмес­те с ла­пой.

— Ой, ой, ой! Что это вы со мной де­ла­ете!

— А за­чем ты об­ма­ныва­ешь! Нет у те­бя ни­како­го му­жа, од­на при­ходишь, и вче­ра то­же од­на бы­ла.

Выс­ко­чила ли­са, убе­жала. Так и убе­жала с пу­зырем на ла­пе, слов­но кап­ка­ном пой­ман­ная. Ута­щила пу­зырь хит­рая ли­са.

— Имын­на, Имын­на, ру­ка не­ме­ет! Пу­зырем, слов­но кап­ка­ном, прих­ва­тили!

— Веч­но ты хит­ришь да об­ма­ныва­ешь! Нет что­бы по-хо­роше­му поп­ро­сить.

— Наг­рей ско­рее во­ды, ру­ку по­мою.

Ког­да ли­са убе­гала, Кук­ки ей вслед крик­нул:

— Ты бы об­ма­нывать шла к бо­гатой жен­щи­не Кон­тытвал!

— Раз­вя­жи ско­рее ру­ку, Имын­на!

— Я ведь и вче­ра го­вори­ла, поп­ро­си луч­ше по-хо­роше­му.

— Да, вып­ро­сишь у них! Та­кие жад­ные.

Наг­ре­ла во­ды Имын­на, вы­мыла ли­са ла­пу.

На дру­гой день прос­ну­лись Кук­ки­ны. Го­ворит Кук­ки до­черям:

— Про­верь­те-ка за­пасы на­ши, на­вер­ное, все ук­ра­ли.

Пош­ли до­чери к пи­щевым скла­дам и вер­ну­лись до­мой.

— Нет ни­какой пи­щи, все вы­тащи­ли, толь­ко сте­ны го­лые ос­та­лись да кос­ти, — ска­зали они Кук­ки.

До­воль­ны во­роны хоть тем ос­та­лись, что до­сади­ли ли­се-об­манщи­це.

А ли­са все не уго­мони­лась:

— Пой­ду-ка за пи­щей к бо­гатой жен­щи­не Кон­тытвал, — го­ворит.

— Ког­да же ты пой­дешь?

— Зав­тра и пой­ду.

— Не мо­жешь ты без об­ма­на жить. Пи­щу по-доб­ро­му до­бывать на­до.

— По-доб­ро­му да по-хо­роше­му ни­чего не по­лучит­ся. Жад­ные они. Те­перь спать ло­житесь. Зав­тра, как стем­не­ет, пой­дем.

Прос­ну­лись на дру­гой день.

— Ну-ка, дай мне пле­теную ве­рев­ку, Имын­на. Пой­ду пи­щу до­бывать.

— Толь­ко по-доб­ро­му про­си, не де­лай пло­хого. Кон­тытвал же с сес­тра­ми-со­бака­ми жи­вет. Как бы че­го не слу­чилось. Кук­ки­ны толь­ко ру­ку те­бе за­вяза­ли.

— Нет, нет, я по-хо­роше­му про­сить бу­ду. Ну, пош­ла!

От­пра­вилась ли­са к бо­гатой жен­щи­не Кон­тытвал. Так же, как и у Кук­ки, ста­ла тор­ба­за вы­бивал­кой от­ря­хивать. От­ря­хива­ет, и ка­жет­ся, буд­то двое приш­ли.

«Чу-чу-чу-чу!» — пос­ту­кива­ет ли­са, а са­ма по­даль­ше от две­рей, в сто­роне сто­ит.

— Эй, кто там?

— Я! — но вспом­ни­ла: — Мы, мы, мы!

— Кто вы?

— Да мы с Кы­мывал­ты­ном. За­муж я выш­ла за бо­гато­го ча­учу. Ско­ро на­ше ста­до по­дой­дет, забь­ет он вам оле­ней. Толь­ко вот ста­до по­ка еще да­леко­вато, у го­ры Пы­нак­вын. А муж мой ноч­ной гость, так что све­тиль­ни­ки по­гаси­те.

— Как же есть-то в тем­но­те бу­дете?

— Да на­учи­лись мы, при­вык­ли. Са­ми с блю­да еду бе­рем.

— Пой­ду ска­жу, что­бы све­тиль­ни­ки по­гаси­ли.

По­гаси­ли све­тиль­ни­ки, а од­на сес­тра-со­бака и го­ворит:

— Стар­шая сес­тра, ли­са-то ведь од­на, нет с ней ни­кого.

— Да лад­но, пусть вой­дут, — не по­вери­ла Кон­тытвал.

— Ну как, по­гаси­ли све­тиль­ни­ки? Идем мы уже! — кри­чат с ули­цы.

Вош­ли. Ли­са и го­ворит дру­гим го­лосом:

— Я ноч­ной жи­тель, толь­ко в тем­но­те мо­гу быть.

— Да, да, са­дитесь вот здесь.

При­гото­вили блю­до с едой, а Ли­са не ест, все в ме­шок скла­дыва­ет. На­ложи­ла столь­ко, сколь­ко унес­ти мо­жет.

— Нет ли я­ич­ной кол­ба­сы?

— Нет у нас. Мы ведь од­ни жен­щи­ны жи­вем, за яй­ца­ми на ска­лы не ла­зим, кол­ба­сы не де­ла­ем. Вот жир­ку по­ешь­те.

Хо­тели бы­ло еще жир­ку на­резать, а ли­са вдруг го­ворит:

— Да­вай­те я са­ма! Вы-то к тем­но­те неп­ри­выч­ны, — а са­ма поб­ли­же к две­рям про­бира­ет­ся. — Я тут око­ло две­рей жи­ру на­режу, а то еще вдруг не­ча­ян­но се­бя по­раню.

Шеп­чет со­бака-сес­тра:

— Стар­шая сес­тра! Од­на ли­са, нет с ней му­жа.

— А вдруг с му­жем?

— Что это она го­ворит? — ус­лы­шала ли­са. — Я вас не об­ма­нываю. По­бей-ка свою сес­тру. Ста­до уже сов­сем близ­ко.

Стук­ну­ла Кон­тытвал свою сес­тру-со­баку, ко­торая ей про ли­су го­вори­ла.

— Всех сес­тер по­бей, — до­бав­ля­ет ли­са. — Ста­до уже сов­сем близ­ко. Ох, на­елись мы! Пой­дем те­перь ста­до встре­чать.

— Я то­же с ва­ми пой­ду.

— Нет, нет, мы од­ни. Очень уж пуг­ли­вые оле­ни у мо­его му­жа. По­сиди­те в по­логе.

Выс­ко­чила ли­са на ули­цу и убе­жала. Го­ворит Кон­тытвал сво­ей сес­тре-со­баке:

— Еще раз при­дет ли­са, я те­бя от­вя­жу, по­гонишь­ся за ней.

При­бежа­ла ли­са до­мой и го­ворит де­тям:

— Зав­тра со мной пой­де­те. Еды мно­го при­несем. Бо­гатая жен­щи­на-со­бака, мно­го пи­щи в ее кла­довых. По­ка я их за­бав­лять бу­ду, вы все из кла­довых вы­тащи­те.

На дру­гой день пош­ли все ли­сы к со­бакам. По­каза­ла ли­са де­тям кла­довую.

— Ско­рее, — то­ропит де­тей, — бе­рите столь­ко, сколь­ко унес­ти смо­жете, и быс­трее до­мой иди­те. А я к ним по­бегу.

При­бежа­ла ли­са к со­бачь­ему жи­лищу. «Чу-чу-чу-чу!» — сно­ва ста­ла тор­ба­за от­ря­хивать. По­няли со­баки, что опять ли­са приш­ла. Од­на из них и го­ворит стар­шей сес­тре:

— Ты вче­ра обе­щала, от­вя­жи ме­ня!

— По­дож­ди нем­но­го. — И крик­ну­ла на­ружу: — Эй, кто это?

— Мы, мы, мы! Вче­раш­ние гос­ти! Ста­до уже сов­сем близ­ко, зав­тра здесь бу­дет.

— Как тор­ба­за от­ряхне­те, за­ходи­те.

— А свет по­туши­ли?

— Да по­гаси­ли, иди­те!

«Ох, ох! Что-то я бо­юсь!» — ду­ма­ет ли­са, а са­ма кри­чит:

— По­дож­ди, муж шап­ку сни­ма­ет. Сей­час при­беру ее.

На­конец вош­ла ли­са в жи­лище.

— Са­дитесь, са­дитесь! На­вер­ное, есть бу­дете?

— Что ж, по­едим, — сог­ла­силась ли­са и хо­тела бы­ло сесть.

А Кон­тытвал по­тихонь­ку от­ве­ла сес­тру-со­баку и шеп­ну­ла ей:

— Толь­ко в по­логе на ли­су не бро­сай­ся, пос­лу­ша­ем сна­чала, что она ска­жет.

— Хо­рошо бы жир­ку по­есть, — про­сит ли­са.

— Жир вот здесь, око­ло две­ри. А ты ведь, ли­са, об­ма­ныва­ешь нас!

— Ой, ой, ой! Вмес­те рос­ли, с од­но­го блю­да ели! — Ис­пу­галась ли­са, выс­ко­чила и по­бежа­ла.

Пог­на­лась за ней сес­тра-со­бака.

— Смот­ри­те, до смер­ти не заг­ры­зите, за кер­кер пот­ре­пите толь­ко, — крик­ну­ла вдо­гон­ку Кон­тытвал и спус­ти­ла с при­вязи вто­рую сес­тру-со­баку.

Не­сет­ся ли­са, од­на­ко дог­на­ли ее со­баки.

— Ой, ой, ой! У од­но­го блю­да вы­рос­ли, у од­но­го оча­га гре­лись!

— Врешь! Не у од­но­го оча­га вы­рос­ли, не то­вари­щи мы! За­чем во­ру­ешь? Сей­час те­бя ра­зор­вем!

— Ой, ой, ой! — кри­чит ли­са.

А со­баки хва­та­ют ее за пу­шис­тый кер­кер, весь изод­ра­ли.

— Ой, ой! Хва­тит!

— Лад­но, пусть до­мой к де­тям бе­жит! На­пуга­ли ее хо­рошень­ко, весь кер­кер изор­ва­ли, — го­ворит од­на со­бака дру­гой.

Так и при­бежа­ла ли­са до­мой вся изод­ранная. При­бежа­ла и го­ворит жа­лоб­но:

— Имын­на, брось уго­лечек!

— Что слу­чилось?

— Да вот сес­тры-со­баки ис­ку­сали, весь кер­кер ра­зор­ва­ли.

— Так те­бе, во­ров­ка, и на­до! Убь­ют те­бя ког­да-ни­будь!

— Боль­ше не бу­ду, а то дей­стви­тель­но убь­ют. Пос­тавь-ка по­лог! По­лежу я.

Ус­по­ко­илась ли­са, ни­куда по­ка ид­ти не со­бира­ет­ся. Прос­ну­лись со­баки на дру­гой день. Пош­ли кла­довые ос­мотреть. Две кла­дов­ки пус­тые: все от­ту­да де­ти ли­сы вы­тащи­ли, по­ка та с со­бака­ми раз­го­вари­вала. Хо­рошо хоть, что отом­сти­ли ей, боль­ше не при­дет.

Во­рон Кук­ки го­ворит сво­ей же­не Ми­ти:

— Пой­ду схо­жу к Кон­тытвал. Мо­жет, и к ней пле­мян­ни­ца ли­са на­веды­валась. Вче­ра ведь я ска­зал ей, что у жен­щи­ны-со­баки пи­щи мно­го, бо­гатая она.

По­шел Кук­ки к со­бакам. От­ря­хива­ет вы­бивал­кой тор­ба­за.

— О-о, на­вер­ное, дя­дюш­ка при­шел? Не так от­ря­хива­ет тор­ба­за, как ли­са, — до­гада­лись со­баки.

— Эй, кто это?

— Это я, Кук­ки, пле­мян­ни­ца!

— Как тор­ба­за от­ряхнешь, за­ходи. Мо­жет, све­тиль­ни­ки по­гасить?

Рас­сме­ял­ся Кук­ки:

— Нет, не га­си, мы ведь к све­ту при­выч­ны. На­вер­ное, у вас ли­са вче­ра бы­ла?

— Бы­ла. Да вот сес­тра за­мети­ла, что од­на она, без му­жа. Я и до­гада­лась, что ли­са ре­шила об­ма­нуть нас.

— А мы сов­сем без еды ос­та­лись, все ли­сы ута­щили.

— У нас они толь­ко два скла­да обок­ра­ли. Что де­лать бу­дешь? Мо­жет пе­рено­чу­ешь?

— Что ж, пе­рено­чую.

На дру­гой день прос­ну­лись со­баки, а дя­дюш­ка уже до­мой со­бира­ет­ся.

— Рас­све­та­ет уже, до­мой пой­ду, — го­ворит Кук­ки.

— Чем же те­бя угос­тить? — И да­ли ему вя­лено­го мя­са, мя­са ди­кого оле­ня и мя­са гор­но­го ба­рана.

— Бе­ри с со­бой, сколь­ко хо­чешь!

— О-о, хва­тит, хва­тит! На­вер­ное, де­ти мои уже вер­ну­лись с до­бычей.

— Ес­ли еды не бу­дет, при­ходи!

— Лад­но, ес­ли не бу­дет, при­ду.

По­шел до­мой Кук­ки. Встре­ча­ет его сын:

— Отец идет. Вид­но, мно­го еды не­сет, очень ти­хо идет.

Вы­тащил Кук­ки из-за па­зухи еду и ска­зал ему:

— От­не­си-ка это ма­тери до­мой! Я, ви­дишь, очень ти­хо иду, тя­жело мне.

По­бежал сын до­мой и го­ворит ма­тери:

— Отец мно­го гос­тинцев не­сет, тя­жело ему. А это вот те­бе гос­ти­нец. У не­го мя­со и ди­кого оле­ня, и ди­кого ба­рана.

При­шел Кук­ки. Кри­чит:

— Эй, Ми­ти, возь­ми­те пок­ла­жу!

— О-о, при­шел?

— Да, при­шел! Ли­са у со­бак по­быва­ла, об­ма­нула их, но и они ей отом­сти­ли. Что ж, раз­вя­жите пок­ла­жу, ешь­те!

На­кор­ми­ли де­тей во­роны вя­леным мя­сом, мя­сом ди­кого оле­ня и гор­но­го ба­рана. Вот и все.

Кон­чил сказ­ку рас­ска­зывать. Рас­ска­зал все, что пом­нил, кое-что за­был. Эти сказ­ки нам рань­ше ста­рики рас­ска­зыва­ли. Дол­го мы их не слы­шали, по­это­му я по час­тям рас­ска­зываю, но го­ворю пра­виль­но, не прос­то так.