Маленький старичок (Чукотская сказка)

Го­ворят, жил ста­рик с дву­мя сы­новь­ями. Сы­новья еще ма­лень­кие бы­ли. Си­рота­ми рос­ли, так как ма­тери у них не бы­ло. Отец каж­дый день зас­тавлял сы­новей бе­гать, на копь­ях сос­тя­зать­ся. В кон­це кон­цов на­учи­лись сы­новья быс­тро хо­дить и бе­гать, лов­ки­ми ста­ли и быс­тры­ми.

Вы­рос­ли сы­новья. Оба же­нились. Но все про­дол­жа­ли бе­гать, в си­ле и лов­кости уп­ражнять­ся. Очень хо­рошо бе­гали, лов­ко на копь­ях сос­тя­зались.

Вот од­нажды пош­ли сы­новья по тун­дре поб­ро­дить. Со­бира­ют­ся де­ти, а отец го­ворит им:

— Толь­ко смот­ри­те, не хо­дите за боль­шую го­ру, об­хо­дите ее сто­роной!

На­ут­ро от­пра­вились сы­новья. Всю тун­дру обош­ли. По­дош­ли к боль­шой го­ре. И об­ратно пош­ли, вез­де хо­дят. На­до­ело на­конец. Стар­ший брат и го­ворит млад­ше­му:

— По­чему это ста­рик зап­ре­тил нам за боль­шую го­ру хо­дить?

— Не знаю.

Стар­ший опять го­ворит:

— Да­вай-ка вон за ту го­ру пой­дем!

— Не на­до! Отец ведь не зря пре­дуп­реждал, — от­ве­ча­ет млад­ший.

— Пой­дем! Ес­ли кто и встре­тит­ся, убе­жим. Мы ведь лов­кие!

— Ну, как зна­ешь!

Дол­го от­ка­зывал­ся млад­ший брат. И все же пош­ли братья за го­ру. Очень быс­тро шли.

По­дош­ли к го­ре. Млад­ший брат го­ворит стар­ше­му:

— Ну хва­тит, да­вай вер­немся! Бо­юсь я, да и отец бу­дет ру­гать нас.

— Как не стыд­но! Да ты, ока­зыва­ет­ся, трус и, на­вер­ное, к то­му же пло­хо бе­га­ешь. Пой­дем. Отец ведь не уз­на­ет — мы не ска­жем ему.

— Да­вай луч­ше не пой­дем! Хо­тя во­об­ще-то я от те­бя не от­ста­ну. Не об­го­нишь ме­ня.

А стар­ший и не слу­ша­ет. Ог­ля­дел­ся по сто­ронам. Да­леко боль­шую го­ру уви­дел. Си­не­ет го­ра, по­тому что да­леко. Стар­ший брат го­ворит млад­ше­му:

— Да­вай те­перь во-о-он к той го­ре пой­дем — прос­то так пос­мотрим.

Млад­ший от­ка­зыва­ет­ся. На­конец стар­ший го­ворит:

— Я ведь стар­ше те­бя — слу­шай­ся ме­ня и верь мне!

Сог­ла­сил­ся млад­ший. Пош­ли. Шли они, шли. Быс­тро шли.

Приш­ли к го­ре. Ог­ля­делись. Вдруг уви­дели боль­шу­щую ре­ку, за­рос­шую по бе­регам боль­шим ле­сом.

— Идем на ре­ку, пос­мотрим, — приг­ла­ша­ет стар­ший брат.

Пош­ли по ле­су. Ос­та­нови­лись, сно­ва ог­ля­делись. Вдруг на том бе­регу ре­ки ста­рич­ка уви­дели. Со­вер­шенно се­дой ста­рик. Ры­бу ло­вит сетью. Си­дит все вре­мя с опу­шен­ной го­ловой. Очень мно­го ры­бы на­ловил. Как заб­ро­сит сеть, она тут же ры­бой на­пол­ня­ет­ся. А на­ловил он ры­бы ви­димо-не­види­мо.

Вот пос­та­вил сеть. Взял два здо­ровен­ных над­ко­лен­ни­ка и на­пол­нил их ры­бой. Чуть не с дом ста­ли над­ко­лен­ни­ки!

Ста­рик хоть и не смот­рит на юно­шей, но, на­вер­ное, чувс­тву­ет их при­сутс­твие, бес­по­ко­ить­ся на­чал.

Нем­но­го по­годя стар­ший брат го­ворит млад­ше­му:

— Да­вай убь­ем ста­рич­ка, по­ложим еще в над­ко­лен­ни­ки ры­бу и при­несем до­мой. Вот бу­дут ра­ды до­маш­ние!

— Нет, не на­до! Вдруг мы не смо­жем убить его. Ведь отец зап­ре­тил нам сю­да хо­дить — а он-то все луч­ше нас зна­ет. Да­вай убе­жим от­сю­да, — го­ворит млад­ший, — по­ка он нас не за­метил.

— Да­вай убь­ем! Как толь­ко пус­тим стре­лы, сра­зу убе­жим — мы ведь очень быс­тро бе­га­ем.

На­тяну­ли лу­ки. А ста­рик все ры­бу ло­вит. Не смот­рит на них, но зна­ет, что братья здесь.

Пус­ти­ли братья стре­лы. Лег­ли стре­лы как раз око­ло ста­рика. Пос­мотрел ста­ричок на них — и ведь не ку­да-ни­будь, а пря­мо на них. И ис­чез. Да и братья ис­чезли: поб­ро­сали лу­ки и убе­жали.

Под­бе­га­ют братья к го­ре — впе­реди них вдруг ста­ричок по­явил­ся. Спра­шива­ет:

— Ага, так, зна­чит, это вы? Ну и на­пуга­ли вы ме­ня! Кто вам поз­во­лил при­ходить сю­да?

— Да я сам и поз­во­лил, ста­рикаш­ка ты эда­кий! — от­ве­ча­ет стар­ший.

— У вас, на­вер­ное, до­ма же­ны ос­та­лись? Ну что ж, ум­ри!

Схва­тил ста­рик стар­ше­го юно­шу и тут же убил.

— А ты до­мой от­прав­ляй­ся! Ес­ли еще раз сю­да при­дешь, я и те­бя убью.

По­шел юно­ша до­мой. Очень рас­сердил­ся отец. Ру­га­ет сы­на, ко­торый те­перь один у не­го ос­тался.

— Я же го­ворил вам: «Не хо­дите за боль­шую го­ру». Так вам и на­до: од­но­го уби­ли, а у дру­гого же­ну от­ня­ли. Что ты те­перь бу­дешь де­лать?

Мол­чит сын.

Всех жен­щин увел ста­ричок за го­ру. Ду­ма­ет юно­ша: «Все рав­но по­бываю у ста­рич­ка. От­бе­ру у не­го же­ну».

И сно­ва на­чал юно­ша каж­дый день уп­ражнять­ся, что­бы еще силь­нее стать и быс­трее. Очень вы­соко пры­гать на­учил­ся.

Про­шел год. Вот раз и го­ворит юно­ша:

— Пой­ду-ка я сно­ва к это­му ста­рич­ку. Он, ко­неч­но, не ста­рик, толь­ко на вид ста­рый — уж очень лов­кий он и силь­ный. На­вер­ное, ша­ман он. Ну что ж, я его кол­довс­тво сво­ей лов­костью одо­лею.

С тем и от­пра­вил­ся. Идет он, идет. А до­рогу он уже зна­ет. При­шел юно­ша к ре­ке, пря­мо к ста­рику нап­ра­вил­ся. А тот все на ста­ром мес­те ры­бу ло­вит сетью. Над­ко­лен­ни­ки уже ры­бой на­пол­не­ны.

— При­шел? Здравс­твуй! Пой­дем-ка по­едим. Бе­ри один над­ко­лен­ник, а я дру­гой возь­му, — приг­ла­ша­ет ста­ричок.

Взва­лил но­шу на пле­чи и пош­ли. Очень быс­тро идут. Ста­рик пер­вый идет, юно­ша — за ним. Не от­ста­ет юно­ша: вер­но, очень силь­ный и быс­трый стал.

На­конец к боль­шу­щему до­му по­дош­ли. Око­ло до­ма очень мно­го жен­щин ра­бота­ет.

По­дош­ли. Сня­ли но­шу. В дом вош­ли. Се­ли. Как толь­ко се­ли, под­но­сят им два боль­шу­щих блю­да, пол­ных ры­бы. Ста­рик в один миг свое блю­до опо­рож­нил. Юно­ша, хо­тя толь­ко ре­заную ры­бу ел, от­стал все же от ста­рика.

— Так-так! Что же ты, да­же есть не уме­ешь? — ска­зал ста­рик — На­вер­ное, свою же­ну при­шел на­вес­тить? Я бы твою же­ну сам сва­рил. Ну, а те­перь да­вай по­сос­тя­за­ем­ся. Пой­дем вон к тем двум го­рам!

А го­ры так да­леко, что толь­ко си­невой от­ли­ва­ют. Кам­ней на тех го­рах нет, один лишь лед.

Дол­го они шли. Юно­ша опять сза­ди идет. Идут они, идут, ста­ричок иной раз ос­трым по­сохом юно­шу в воз­дух под­ни­мет. А с юно­шей ни­чего не слу­ча­ет­ся — ос­трый по­сох не мо­жет креп­кие мус­ку­лы юно­ши прон­зить.

Приш­ли к го­рам. Под­ня­лись на го­ру. Ну и по­сос­тя­зались же эти двое! Юно­ша ста­рич­ку но­гу сло­мал. А ста­ричок все про­дол­жа­ет сос­тя­зать­ся. Дол­го они сос­тя­зались на копь­ях. Сколь­ко дней — не­из­вес­тно.

На­конец ста­рик го­ворит юно­ше:

— Схо­ди под го­ру и пос­мотри!

Юно­ша по­шел. А там очень мно­го уби­тых лю­дей ле­жит. Не­кото­рые еще не ис­порти­лись — на­вер­ное, сов­сем не­дав­но уби­ты. Вид­но, за­хотел ста­ричок пе­ред юно­шей пох­вастать­ся: смот­ри, мол, сколь­ко я лю­дей убил.

— И все же ты ме­ня по­бедил! — ска­зал на­конец ста­рик. — За­чем я тог­да не убил те­бя, до­мой от­пустил! Не­си уж ме­ня до­мой, там убей!

Ког­да шли до­мой, юно­ша ста­рич­ка ос­трым по­сохом вверх под­бра­сывал — мстил за се­бя са­мого и за уби­тых лю­дей. Так и при­ковы­лял до­мой ста­ричок на од­ной но­ге. Жен­щи­ны им ко­тел под­несли, вся­кой вкус­ной едой на­пол­ненный. Ста­ли они есть. Юно­ша на этот раз не от­ста­ет в еде.

По­ели. При­гото­вил­ся ста­ричок к смер­ти. По­том го­ворит:

— Толь­ко как сле­ду­ет убей! Идем!

Убил юно­ша ста­рика, все­го копь­ем ис­ко­лол. Да­же ру­ки и но­ги от­ре­зал. Ну и кро­ви на­тек­ло! Всю боль­шую ре­ку крас­ным ок­ра­сило! Кам­ни, ры­бы — все пок­расне­ло.

Жен­щи­ны, ко­торых ста­ричок у лю­дей отоб­рал, все по сво­им до­мам от­пра­вились. Толь­ко же­на юно­ши и же­на его стар­ше­го бра­та ос­та­лись. Они и сме­ялись от ра­дос­ти, и пла­кали.

— Как там мой отец? Пой­дем­те его про­веда­ем. Мо­жет, он уже умер?

Пош­ли. Дей­стви­тель­но, отец умер — ста­ричок его с со­бой прих­ва­тил. По­хоро­нили они от­ца. И вер­ну­лись за боль­шую го­ру, в то мес­то, где ста­ричок жил. Боль­шая ре­ка, ока­зыва­ет­ся, всю кровь уже смы­ла. Крас­ны­ми толь­ко кое-ка­кие кам­ни ос­та­лись да у не­кото­рых рыб бо­ка, пуп­ки и хвос­ты.

Стал юно­ша с дву­мя же­нами хо­рошо жить. Ры­бу ло­вил, ди­ких оле­ней про­мыш­лял. И со­седям сво­им по­могал.

Стал хо­рошо жить на­род.