Морская радуга (Чукотская сказка)

Го­ворят, жи­ли два бра­та. Один брат бо­гатый, две же­ны у не­го, а дру­гой очень бед­ный. Бед­ный брат от­дель­но в зем­лянке жил.

Вся­кий раз, как взой­дет сол­нце, со­берут­ся все в до­ме у бо­гача и нач­нут на не­го тру­дить­ся: кто де­ревян­ные блю­да де­ла­ет, кто еще что-ни­будь.

Са­мым пос­ледним при­ходил в дом бо­гача млад­ший брат.

— Ой, здравс­твуй, брат! Жен­щи­ны, при­готовь­те нам по­есть, — го­ворил каж­дый раз стар­ший. — Те­бя мои же­ны кор­мят, а ты при­ходишь са­мый пос­ледний, как буд­то уже же­нил­ся.

Млад­ший брат от сты­да ко­выря­ет но­гой зем­лю в се­нях. И ся­дет есть толь­ко тог­да, ког­да дру­гие на­пом­нят, что ему мо­жет ни­чего не ос­тать­ся. Съ­ест он все­го две при­гор­шни и до­воль­ству­ет­ся этим. А ве­чером са­мый пос­ледний ухо­дит. И к се­бе до­мой идет. На­зав­тра, ког­да ве­тер по­ду­ет, сно­ва у бо­гача со­бира­ют­ся, и млад­ший, как всег­да, са­мый пос­ледний при­ходит. Сме­ют­ся над ним, а он дав­но к нас­мешкам при­вык.

Вот од­нажды вы­шел он опять са­мый пос­ледний. В мо­ре у са­мого бе­рега, там, где ма­лая вол­на на­чина­ет­ся, уви­дел ра­дугу. Пос­мотрел и до­мой по­шел. Ос­та­новил­ся у до­ма и сно­ва уви­дел ра­дугу. Лю­бопыт­но ему ста­ло, по­шел ту­да. Сту­пил на то мес­то, где ра­дуга на­чина­ет­ся, и уви­дел жен­щи­ну, ко­торая огонь в во­де раз­жи­га­ет. Очень кра­сивая жен­щи­на, все паль­цы в перс­тнях.

Взгля­нула жен­щи­на вверх:

— Ну, иди сю­да!

— Как же мне ид­ти?

— А ты зак­рой гла­за и пры­гай!

Пог­ля­дел юно­ша — страш­но пры­гать. Ре­шил­ся на­конец и прыг­нул. Ви­дит: очень кра­сивая жен­щи­на сов­сем ря­дом. Сра­зу же стал об­ни­мать ее.

— Сна­чала я при­готов­лю те­бе еды, по­ешь, тог­да и спать ля­жем, — го­ворит жен­щи­на юно­ше.

— Нет, не го­лоден я, да­вай сра­зу ля­жем!

— Ес­ли бы я не зна­ла, что ты всег­да го­лоден, ес­ли бы не ви­дела, как твой брат над то­бой из­де­ва­ет­ся, не по­каза­лась бы те­бе.

Сва­рила жен­щи­на вся­кой еды. По­ели и спать лег­ли.

— Зав­тра ска­жет опять стар­ший брат, что те­бя его же­ны кор­мят. А ты пос­ле еды вы­сунь ру­ку на ули­цу, я те­бе блю­до по­дам, ты и ска­жи: «Всег­да вы ме­ня кор­ми­ли, а се­год­ня я вас по­кор­млю».

На­зав­тра он опять са­мый пос­ледний при­шел. И опять го­ворит ему стар­ший брат:

— Ме­ня твоя же­на не бу­дет кор­мить, а те­бя мои же­ны кор­мят. По­чему ты всег­да опаз­ды­ва­ешь, са­мый пос­ледний при­ходишь?

По­ели. Как толь­ко съ­ели все, вы­сунул юно­ша ру­ку на­ружу и внес кра­сивое блю­до, а на нем все­воз­можные ку­шанья.

— Всег­да вы ме­ня кор­ми­ли, те­перь я вас по­кор­млю. От­ве­дай­те-ка вот это!

Мол­чит стар­ший брат. Ког­да все съ­ели, выб­ро­сил юно­ша блю­до. Раз­би­лось оно вдре­без­ги, да­же ос­колков не мог­ли най­ти.

— Да­вай ста­нем с то­бой то­вари­щами по же­нам! — го­ворит стар­ший брат млад­ше­му.

Сно­ва юно­ша са­мый пос­ледний ушел, пря­мо к ра­дуге нап­ра­вил­ся.

Ут­ром раз­бу­дила его жен­щи­на:

— Вста­вай, а то хо­дить по нас бу­дут.

При­шел к стар­ше­му бра­ту, а тот опять го­ворит:

— Что же ты все вре­мя опаз­ды­ва­ешь? Ведь те­бя мои же­ны кор­мят! Ме­ня твоя же­на не бу­дет кор­мить.

Ста­ли есть. По­ел юно­ша нем­но­го и го­ворит стар­ше­му:

— Всег­да твои же­ны ме­ня кор­ми­ли, а се­год­ня моя же­на по­кор­мит те­бя.

Толь­ко он это ска­зал, вхо­дит очень кра­сивая жен­щи­на с блю­дом. Схва­тил ее бо­гач од­ной ру­кой, а дру­гой ест. Хо­тел бы­ло пос­ле еды об­нять ее, а ря­дом уже ни­кого нет.

Вы­шел стар­ший брат сле­дом за млад­шим, не от­ста­ет от не­го, все про­сит, что­бы то­вари­щами по же­не ста­ли.

— Ну и уп­рям же ты! — го­ворит млад­ший брат. — Ви­дишь вон ту ра­дугу?

— Ви­жу, — от­ве­ча­ет бо­гатый брат.

— Ес­ли ви­дишь, иди ту­да, раз уж так нас­та­ива­ешь!

По­шел муж­чи­на к ра­дуге, уви­дел жен­щи­ну, поп­равля­ющую огонь в жир­ни­ке. Поз­ва­ла его жен­щи­на к се­бе. Очень хо­чет­ся муж­чи­не прыг­нуть, но страш­но. Ре­шил­ся на­конец и прыг­нул.

Ра­но ут­ром раз­бу­дила жен­щи­на его и го­ворит:

— Хва­тит спать, вста­вай, а то бу­дут нас топ­тать!

Нет, не хо­чет муж­чи­на вста­вать. Еще креп­че об­нял жен­щи­ну. Но вот вы­шел из яран­ги ка­кой-то муж­чи­на. Раз­дво­ил­ся в тот же миг край ма­лой вол­ны, силь­ный треск пос­лы­шал­ся. Стал муж­чи­на за­дыхать­ся. Тут же и умер.