Мышь и ворон (Ительменская сказка)

Од­нажды мышь пош­ла к мо­рю про­мыш­лять; до­была нер­пу и сра­зу по­тащи­ла ее до­мой. Вдруг за­метил ее во­рон, спро­сил:

— Что ты не­сешь?

Мыш­ка от­ве­тила:

— Де­рево не­су.

Во­рон сно­ва ска­зал:

— Нет, это не де­рево: смот­ри-ка, го­лова бол­та­ет­ся.

— Да это су­чок!

Тут во­рон рас­сердил­ся, отоб­рал нер­пу, всю ее раз­ре­зал и кус­ки в свой дом пе­ретас­кал.

Зап­ла­кала мыш­ка и пош­ла до­мой. Де­ти при­нялись уте­шать ее, лас­кать­ся:

— Что слу­чилось?

Мыш­ка ска­зала, что ее во­рон обоб­рал. Тут мыш­ки вос­клик­ну­ли:

— Ночью мы все пе­ретас­ка­ем об­ратно!

Раз­ре­зал во­рон всю нер­пу, вы­нес на­ружу, что­бы нем­но­го под­мер­зла. Нас­та­ла ночь. А мы­ши взя­ли да и пе­ретас­ка­ли все мя­со к се­бе.

На дру­гой день прос­нулся во­рон — а мя­са-то как и не бы­вало! Тут во­рон рас­сердил­ся, по­шел к мы­шам, ду­ма­ет: «Все рав­но всех пе­ребью!»

Уже близ­ко по­дошел, мыш­ки ра­дос­тно зак­ри­чали:

— Де­душ­ка, де­душ­ка, де­душ­ка! Кем­чи­гой на­кор­мим, са­раны на­варим!

Во­рон об­ра­довал­ся, пох­ва­лил мы­шей.

По­том во­рон на­ел­ся и сра­зу ус­нул. Тут мы­ши при­шили крас­ные тря­поч­ки к его рес­ни­цам.

Прос­нулся во­рон и до­мой от­пра­вил­ся. Навс­тре­чу ему его сын идет. По­каза­лось во­рону, буд­то его сын го­рит. Взял он его и при­нял­ся ко­лотить об стен­ку. Так и убил сво­его сы­на.

Тут выш­ла же­на, за­мети­ла на рес­ни­цах во­рона крас­ные тря­поч­ки, ста­ла от­па­рывать. Во­рон зак­ри­чал:

— Эн-не-нех, эн-не-нех!

От­по­рола. Во­рон сно­ва по­шел к мы­шам. Мы­ши опять об­ра­дова­лись:

— Де-душ-ка, де-душ-ка, де-душ-ка! Кем-чи-гой на-кор-мим! Са-ра-ны на-ва-рим!

Опять во­рона сыт­но на­кор­ми­ли, опять сра­зу усы­пили. Тут мы­ши раз­ри­сова­ли его ли­цо. Под­нялся во­рон, а мы­ши го­ворят:

— Иди пря­мо к во­де!

По­шел во­рон к во­де; уви­дел свое от­ра­жение и за­любо­вал­ся: ах, ка­кая кра­сивая жен­щи­на в во­де жи­вет! При­шел до­мой, же­не ска­зал:

— Мне те­бя не на­до, я на­шел же­ну го­раз­до кра­сивее те­бя!

Тут во­рон взял все свои кух­лянки, тор­ба­за, чи­жи, ру­кави­цы и по­шел к ре­ке. Поб­ро­сал в ре­ку свои кух­лянки и тор­ба­за. По­том сам бро­сил­ся в во­ду и уто­нул так, как Кутх.