Нанук (Эскимосская сказка)

Од­нажды в иг­лу у од­ной эс­ки­мос­ской жен­щи­ны ро­дились два маль­чи­ка-близ­не­ца. Наз­ва­ли их На­нука­ми. Бы­ли они очень нек­ра­сивы­ми. Пос­мотре­ла на них жен­щи­на и зап­ла­кала, зап­ри­чита­ла.

— Ка­кие же они уро­ды! Ай-ай-ай! Нет, ни­ког­да не смо­гу я при­вык­нуть к ним, не смо­гу по­любить их! Ах, я бед­ная! Ах, я нес­час­тная!

— Не от­ча­ивай­ся, не го­рюй! — уго­вари­вал ее муж. — Смот­ри, ка­кие они за­то силь­ные! Вы­рас­тут ма­лыши и ста­нут хо­роши­ми охот­ни­ками. Вот уви­дишь!

Но жен­щи­на про­дол­жа­ла пла­кать. И дей­стви­тель­но, маль­чи­ки не бы­ли по­хожи на дру­гих де­тей — ли­ца их бы­ли пок­ры­ты гус­ты­ми во­лоса­ми, а из-под во­лос толь­ко поб­лески­вали ма­лень­кие глаз­ки. Мо­лодая жен­щи­на от­ка­залась кор­мить де­тей и выб­ро­сила их за дверь пря­мо в снег.

Один очу­тил­ся пос­ре­ди Ле­дови­того оке­ана и прев­ра­тил­ся в На­нука — бе­лого мед­ве­дя. Вто­рой ос­тался сре­ди бо­лот тун­дры и прев­ра­тил­ся в На­нука — чер­но­го мед­ве­дя.

Хо­тя с тех пор прош­ло мно­го лет, счи­та­ет­ся, что мед­ве­ди и эс­ки­мосы — братья.

Од­нажды охот­ник Улук­сак шел по сле­ду зве­ря и вы­шел на лед. Не ус­пел он со­об­ра­зить, где на­ходит­ся, как ус­лы­шал страш­ный гро­хот и уви­дел, что лед рас­ко­лол­ся и его ль­ди­ну не­сет от бе­рега в от­кры­тое мо­ре. Но­сило его ль­ди­ну по мо­рю нес­коль­ко дней и но­чей. Улук­сак съ­ел пос­ледний ку­сок вя­лено­го мя­са и, что­бы хоть как-ни­будь уто­лить го­лод, на­чал же­вать свои мо­каси­ны. И вдруг из ле­дяной рас­ще­лины по­яви­лась го­лова ог­ромно­го бе­лого мед­ве­дя. Улук­сак ис­пу­гал­ся, что зверь бро­сит­ся на не­го, и зак­ри­чал:

— По­щади ме­ня!

И, о чу­до! На­нук — бе­лый мед­ведь про­вор­чал ему что-то в от­вет, вы­лез на ль­ди­ну и рас­тя­нул­ся у са­мых ног Улук­са­ка, ста­ра­ясь сог­реть его сво­им те­лом.

— Не бой­ся, Улук­сак, я те­бе лишь доб­ра же­лаю. Я друг твой.

На­нук ло­вил ры­бу, кор­мил Улук­са­ка, и они про­жили нес­коль­ко счас­тли­вых дней. Вско­ре ве­тер пе­реме­нил­ся и пог­нал ль­ди­ну в сто­рону бе­рега, ту­да, где на­ходи­лось эс­ки­мос­ское се­ление. Нас­та­ло вре­мя про­щать­ся. Улук­сак ска­зал На­нуку:

— До­рогой брат, по­дари мне что-ни­будь на па­мять о на­шей встре­че. Ведь из эс­ки­мосов ник­то не по­верит мне, что мы встре­тились с то­бой…

— Да, Улук­сак, ты, по­жалуй, прав! Нуж­но по­думать…

На­конец На­нук отор­вал от сво­их лап длин­ный ку­сок ко­жи.

— На, возь­ми на па­мять! Бу­дешь этим шнур­ком под­вя­зывать мо­каси­ны.

В этот же миг ль­ди­на кос­ну­лась приб­режно­го пес­ка и Улук­сак прыг­нул на зем­лю.

— Про­щай, На­нук!

— Про­щай, Улук­сак!

Весь по­селок вы­бежал встре­чать Улук­са­ка. А ве­чером он стал рас­ска­зывать род­ным и друзь­ям о том, что с ним прик­лю­чилось, но ему не ве­рили. Тог­да он от­вя­зал шну­рок — по­дарок На­нука — и по­казал его охот­ни­кам. Ник­то из эс­ки­мосов не ви­дал до сих пор та­кого креп­ко­го шнур­ка. Дол­го рас­смат­ри­вали они его, да так и не смог­ли по­нять, из че­го и как он сде­лан.

С тех пор ис­то­рия о бе­лом мед­ве­де На­нуке и охот­ни­ке Улук­са­ке из­вес­тна каж­до­му, кто жил или по­бывал на Аляс­ке.