Образование пролива (Чукотская сказка)

Го­ворят, в прош­лом, ког­да еще ев­ро­пей­цев не зна­ли, ос­тро­ва Инет­лин и Име­гелин од­ним ос­тро­вом бы­ли. Воз­вы­шались на том ос­тро­ве две го­ры, а меж­ду ни­ми шла ма­лень­кая про­тока, че­рез ко­торую ки­товые поз­вонки для пе­рехо­да бы­ли пе­реб­ро­шены.

На том ос­тро­ве эс­ки­мосы жи­ли. Мно­го мор­жей и нерп до­быва­ли. Не­кото­рые в тун­дре у хо­зя­ев оле­ней пас­ли.

Са­мый бо­гатый хо­зя­ин был Тэп­кэ­лин. Силь­ный был и удач­ли­вый. Мно­го пи­щи имел. Пог­реб у не­го всег­да был мя­сом за­пол­нен. Они жи­ли од­ни с же­ной.

Од­нажды ле­том охо­тил­ся Тэп­кэ­лин в ка­яке. По­года бы­ла очень хо­рошая. Вок­руг то и де­ло вы­ныри­вали нер­пы. Но Тэп­кэ­лин не гар­пу­нил их. Ждал, ког­да лах­та­ки по­явят­ся. Не дож­давшись лах­та­ков, даль­ше в от­кры­тое мо­ре нап­ра­вил­ся. Ско­ро уже се­ление на бе­регу ед­ва вид­не­лось. Ос­та­новил­ся Тэп­кэ­лин, стал ждать, ког­да лах­та­ки по­явят­ся. Че­рез не­кото­рое вре­мя впе­реди боль­шой лах­так по­казал­ся. Сов­сем близ­ко вы­ныр­нул. Тэп­кэ­лин сра­зу бро­сил в не­го гар­пун. На­конеч­ник гар­пу­на пря­мо в шею лах­та­ку во­шел. Тэп­кэ­лин быс­тро спус­тил на во­ду пу­зырь. Ныр­нул лах­так, а пу­зырь не пус­ка­ет. Поп­лыл Тэп­кэ­лин вслед за лах­та­ком. Стал лах­так пос­те­пен­но си­лы те­рять. На­конец под­тя­нул Тэп­кэ­лин ос­ла­бев­ше­го лах­та­ха к ка­яку и зак­ре­пил на пу­зыре.

Сол­нце уже спус­ка­лось. Тем­неть ста­ло. Тэп­кэ­лин к бе­регу зас­пе­шил. Сол­нце се­ло, ког­да он еще да­леко в мо­ре был.

Вдруг выс­ко­чил из во­ды ка­кой-то зверь и впил­ся ког­тя­ми Тэп­кэ­лину в спи­ну. Не смог Тэп­кэ­лин отор­вать его от спи­ны. Стал к бе­регу изо всех сил грес­ти. А зверь да­вай кух­лянку ца­рапать. Тэп­кэ­лин еще силь­нее за­торо­пил­ся. Ра­зор­вал зверь кух­лянку, до спи­ны доб­рался, стал ко­жу ког­тя­ми рвать. Тэп­кэ­лин от бо­ли чуть не упус­тил вес­ло.

Опять поп­ро­бовал зве­ря от спи­ны отод­рать, не смог — креп­ко зверь вце­пил­ся. Из ран уже кровь те­чет. Ско­рее бы до бе­рега доп­лыть — толь­ко там спа­сение! Еще силь­нее стал Тэп­кэ­лин грес­ти, пре­воз­мо­гая боль. Вот уж близ­ко зем­ля. На бе­регу лю­ди си­дят, ждут. Очень ос­ла­бел Тэп­кэ­лин. Как приб­ли­зил­ся ка­як к бе­регу, крик­нул лю­дям:

— Вце­пил­ся ко мне в спи­ну не­ведо­мый зверь! От­де­рите его от ме­ня, толь­ко жи­вым ос­тавь­те!

Ткнул­ся нос ка­яка в пе­сок, вы­тащи­ли его лю­ди тот­час на су­шу. Ви­дят — впил­ся в спи­ну Тэп­кэ­лина ка­кой-то не­из­вес­тный зверь. От­пустил зверь Тэп­кэ­лина и бро­сил­ся бы­ло к мо­рю. Пой­ма­ли его лю­ди и от­несли Тэп­кэ­лину в яран­гу. А са­мого охот­ни­ка еще рань­ше ту­да от­ве­ли. Ужи­на­ет Тэп­кэ­лин, а спи­на у не­го вся этим зве­рем из­ра­нена.

Го­ворят лю­ди Тэп­кэ­лину:

— Вот мы пой­ма­ли тво­его му­чите­ля! Что нам те­перь с ним сде­лать?

Ве­лел Тэп­кэ­лин сод­рать с не­го шку­ру и от­пустить в мо­ре.

Нас­ту­пила ночь, все лю­ди ус­ну­ли. И Тэп­кэ­лин ус­нул. Прос­нулся ночью, слы­шит — шум при­боя сов­сем близ­ко. Силь­ный ве­тер ду­ет, а вок­руг се­ления по ни­зинам уже вол­ны гу­ля­ют.

Быс­тро одел­ся Тэп­кэ­лин и вы­шел на­ружу. Вол­ны уже до пер­вых яранг до­кати­лись. Со­бира­ют­ся лю­ди на го­ру бе­жать. А вок­руг со­бачий вой, кри­ки лю­дей, шум при­боя. Ско­ро вол­ны и к яран­ге Тэп­кэ­лина под­сту­пили. Тэп­кэ­лин во­шел в яран­гу, ве­лел же­не со­бирать­ся, на го­ру ид­ти. Толь­ко нем­но­го за­меш­кался. На­кати­лась ог­ромная вол­на, раз­би­ла яран­гу и ута­щила вмес­те с людь­ми в мо­ре. По­гиб­ли Тэп­кэ­лин с же­ной в мор­ской пу­чине.

Всю ночь бу­шевал ве­тер. Мно­го лю­дей по­гиб­ло, мно­го со­бак уто­нуло, яран­ги вол­на­ми в мо­ре смы­ло. Ма­лень­кая по­лос­ка зем­ли толь­ко ос­та­лась.

На рас­све­те еще силь­нее стал ве­тер. Нас­ту­пила мгла. Го­ры за­волок­ло ту­чами. Но вско­ре пос­ветле­ло. Ве­тер стал ути­хать.

Ос­тавши­еся в жи­вых лю­ди смот­ре­ли с го­ры в сто­рону сво­его се­ления. Взош­ло сол­нце, и уви­дели они на его мес­те мо­ре. Всю ко­су, где се­ление бы­ло, пог­ло­тили вол­ны.

Так вот об­ра­зовал­ся про­лив. А две го­ры — Инет­лин и Име­гелин — и сей­час есть. Толь­ко они ос­тро­вами ста­ли. Ко­нец.