Оленеводы (Эскимосская сказка)

Жил оле­невод с же­ной и сы­ном. Ста­до у не­го мно­гочис­ленное бы­ло. Жа­лел он сы­на, все на пас­тби­ще один де­лал. Вот од­нажды при­заду­мал­ся и го­ворит се­бе: «Ес­ли я ум­ру, сын мой сов­сем один ос­та­нет­ся, труд­но ему бу­дет спра­вить­ся с та­ким боль­шим ста­дом. Вот бы си­роту к се­бе взять, что­бы был по­мощ­ни­ком сы­ну! Эх, хо­рошо бы си­роту най­ти!» Од­нажды бро­дил по тун­дре, на­шел маль­чи­ка-си­роту и при­вел к се­бе. Стал тот на день его в ста­де сме­нять. Лег­че ста­ло ста­рику. Ког­да зи­ма нас­ту­пила, снег вы­пал, ста­ли юно­ши че­редо­вать­ся. Си­рота быс­тро на­учил­ся вла­деть копь­ем. Сын же ста­рика ле­нивый был. Си­рота с каж­дым днем сил на­бирал­ся. А да­леко на се­вер­ной сто­роне бы­ло еще два стой­би­ща. У ближ­не­го со­седа пять сы­новей бы­ло. Все шес­те­ро муж­чин — мас­те­ра копь­ями вла­деть. Са­мый млад­ший брат к то­му же хо­роший бе­гун, быс­трее всех бе­гал. И еще бы­ли у них две сес­тры. А даль­ний со­сед один с же­ной жил.

Сын это­го че­лове­ка ле­нивый был. Пло­хо оле­ней ох­ра­нял, а ночью, толь­ко ста­до ос­та­новит­ся, он сра­зу и зас­нет. И спит бес­печно всю ночь. А си­рота, по­ка хо­зяй­ский сын спит, всю ночь с копь­ем уп­ражня­ет­ся, си­лу и лов­кость раз­ви­ва­ет. Прос­нется сын, а си­рота го­ворит ему:

— Смот­ри, не спи так мно­го! Ка­кая от это­го поль­за? Уп­ражняй­ся так же, как я, учись копь­ем вла­деть. Бы­ва­ет иной год, что по­яв­ля­ют­ся от­ку­да-ни­будь не­доб­рые лю­ди.

Ско­ро си­рота на­учил­ся очень хо­рошо на оле­нях ез­дить. Уп­ражня­ясь, над го­лова­ми оле­ней копь­ем раз­ма­хива­ет и го­ворит так сы­ну ста­рика:

— Смот­ри, ког­да не­бо зем­лю сне­гом пок­ры­ва­ет, то и корм оле­ний пря­чет, труд­но тог­да ста­новит­ся ста­ду. Или же не­доб­рые лю­ди от­ку­да-ни­будь по­явят­ся — и здесь по­года мно­го зна­чит.

И еще си­рота ска­зал:

— По­это­му нель­зя те­бе мно­го спать, а на­до в си­ле и лов­кости уп­ражнять­ся.

Сын ста­рика от­ве­тил:

— Как ты мо­жешь мне со­веты да­вать? Ведь ты от ме­ня во всем за­висишь. У ме­ня отец есть, по­тому ты не дол­жен ме­ня учить. А у те­бя нет от­ца, и по­тому ты от ме­ня за­висишь.

А си­рота еще боль­ше уп­ражня­ет­ся, хо­чет стать лов­ким и силь­ным.

Вот уже нес­коль­ко лет бе­рего­вые лю­ди не при­ез­жа­ли. Отец од­нажды ска­зал:

— Не ста­ло у нас лах­тачь­их по­дошв, из­но­силась оленья уп­ряжь, не ста­ло рем­ней для нарт, из­но­сились под­по­лоз­ки у нарт. Как не по­зави­довать се­вер­ным со­седям! При­ез­жа­ли к ним бе­рего­вые лю­ди, при­вез­ли в об­мен по­дош­вы, рем­ни для нарт и уп­ря­жек, под­по­лоз­ки к нар­там. Вот бы мне по­ехать ту­да!

Вос­пи­тан­ник его и род­ной сын от­ве­ча­ют:

— И прав­да, по­ез­жай!

На­зав­тра с рас­све­том у­ехал. К ве­черу до мно­госе­мей­но­го оле­нево­да до­ехал. Подъ­ез­жа­ет к пер­вой яран­ге, вы­ходит из яран­ги хо­зя­ин, оле­ней при­ехав­ше­го при­вязал, за­тем ска­зал:

— Вхо­ди к нам, по­ешь!

Во­шел гость, хо­зя­ин у не­го спра­шива­ет:

— Ты, на­вер­ное, с ка­кой-ни­будь целью ез­дишь?

— Да, по­дош­вы, лах­тачью шку­ру, рем­ни, под­по­лоз­ки хо­чу дос­тать, вот и ез­жу. Ведь нас бе­рего­вые лю­ди в этом го­ду не по­сети­ли, по­это­му ни­чего у нас нет.

Хо­зя­ин ска­зал:

— К со­жале­нию, это у се­вер­но­го со­седа мно­го бе­рего­вых лю­дей бы­ло. Ту­да те­бе и на­до ехать! Ес­ли там ни­чего не дос­та­нешь, тог­да уж к нам за­ез­жай. Я с то­бой хоть чем-ни­будь по­делюсь.

Гость ска­зал хо­зя­ину:

— По­жалуй, по­еду ту­да!

Хо­зя­ин ска­зал:

— Ког­да там что-ни­будь раз­до­будешь, еще ку­да-ни­будь по­едешь?

Гость от­ве­тил:

— Нет, об­ратно сю­да по­еду.

Вы­шел и по­ехал даль­ше. А хо­зя­ин тем вре­менем го­ворит сво­им сы­новь­ям:

— Как за­едет он сю­да на об­ратном пу­ти, я его убью. А ве­щи его се­бе за­берем.

При­ехал оле­невод к даль­не­му со­седу. Зем­ля в том мес­те боль­шим сне­гом пок­ры­лась, но от юж­но­го вет­ра и поз­дне­го дож­дя по­верх сне­га ле­дяная кор­ка лег­ла. По­дошел гость к яран­ге. Хо­зя­ин ска­зал:

— Вхо­ди!

Ста­ли во­шед­ше­го уго­щать. Во вре­мя еды хо­зя­ин спра­шива­ет:

— Ты, на­вер­ное, с ка­кой-ни­будь целью ез­дишь?

От­ве­ча­ет гость:

— Да, по­дош­вы, лах­тачью шку­ру, рем­ни для уп­ряжки, под­по­лоз­ки для нарт хо­чу дос­тать, вот и ез­жу. Ведь к нам бе­рего­вые лю­ди в этом го­ду не при­ез­жа­ли, по­это­му нет у нас ни­чего.

Хо­зя­ин ска­зал:

— С ка­кой сто­роны ты мо­его со­седа объ­ехал?

Гость от­ве­тил:

— Я пря­мо че­рез их стой­би­ще ехал.

Хо­зя­ин спро­сил;

— Что те­бе ска­зал отец тех брать­ев?

Гость от­ве­тил:

— Он мне ска­зал: «Удач­но гы при­ехал. Есть у нас все эти ве­щи. Но сна­чала к даль­не­му со­седу по­ез­жай. Ес­ли там ни­чего не дос­та­нешь, мы те­бе что нуж­но да­дим».

Хо­зя­ин го­ворит гос­тю:

— Ко­неч­но, я те­бе все, за чем ты при­ехал, дам. А ты от­сю­да, на­вер­ное, в дру­гое мес­то за­едешь?

Гость ска­зал:

— Нет, я об­ратно к то­му мно­госе­мей­но­му за­еду.

Хо­зя­ин ска­зал:

— Смот­ри, ес­ли к ним по­едешь, жиз­ни ли­шишь­ся, убы­от они те­бя!

За­тем хо­зя­ин еще ска­зал:

— Я ду­маю, что на­до те­бе от­сю­да у­ехать ночью. Ког­да по­едешь ми­мо со­сед­ско­го стой­би­ща, будь нас­то­роже. А как убе­дишь­ся, что в бе­зопас­ности, по­ез­жай даль­ше пря­мо.

Стем­не­ло, соб­рался гость и у­ехал. Ког­да сов­сем тем­но ста­ло, ре­шил, что те­перь уж бе­зопас­но, и по­ехал пря­мо. Всю ночь оле­ней изо всех сил гнал. А отец той боль­шой семьи с ве­чера его ка­ра­улил, ждал, ког­да он че­рез их стой­би­ще по­едет. К по­луно­чи не дож­дался, бро­сил­ся на­угад до­гонять. Слы­шит убе­га­ющий скрип сне­га и уда­ры пал­кой по оле­ням, ду­ма­ет: «Сов­сем по­гоня близ­ко». А оле­ни его силь­но шерсть по­тер­ли. Ог­ля­нул­ся — ви­дит, прав­да со­сед его до­гоня­ет. Вот-вот до­гонит, хо­тя оле­ни его быс­тро-быс­тро бе­гут. Дог­нал, на­конец. Ког­да по­рав­ня­лись уп­ряжки, бро­сил со­сед копье. Убе­га­ющий приг­нулся, копье в бед­ро од­но­го оле­ня вон­зи­лось. Сос­ко­чил он с нар­ты, вы­нул копье из оле­ня. Со­сед то­же с нар­ты спрыг­нул. Убе­га­ющий копье на не­го на­целил, вер­тит в ру­ках. По­пятил­ся со­сед, смот­рит, как бы не упасть. Го­ворит ему оле­невод:

— Име­ющий копье впе­ред смот­рит! Бе­регись те­перь!

При­жал вра­га к суг­ро­бу, по­думал: «Ес­ли сей­час на­паду, он от­прыг­нет и в суг­роб упа­дет». Бро­сил­ся на вра­га, тот от­прыг­нул и упал на спи­ну. Вско­чил на не­го оле­невод и прон­зил нас­мерть копь­ем. За­тем снял с уби­того одеж­ду и здесь же за­хоро­нил его. В го­ловах его копье ос­три­ем вверх пос­та­вил. За­тем ма­лахай уби­того на копье по­весил и шнур­ком зак­ре­пил. Пос­ле это­го по­шел к сво­им ос­ла­бев­шим оле­ням и за­колол их. Вмес­то них па­ру оле­ней со­седа взял. И ско­ро до­мой вер­нулся.

С рас­све­том от­пра­вились сы­новья уби­того на по­ис­ки. Идут и го­ворят:

— На­вер­ное, отец наш сно­ва в эту ночь тра­ву к зем­ле скло­нил.

Шли, шли, ви­дят — вда­ли из сне­га копье тор­чит. Стар­ший брат ска­зал:

— Вон там опять отец тра­ву к зем­ле скло­нил, а сам ушел в их жи­лище по­есть.

Ког­да же братья к копью по­дош­ли, ма­лахай уви­дели. Млад­ший брат уз­нал шап­ку и го­ворит:

— Да ведь это на­шего от­ца ма­лахай!

Убе­дились они, что отец убит, вер­ну­лись до­мой. Ста­ли пос­ле это­го ос­те­регать­ся.

Вер­нулся до­мой оле­невод, ни­чего не рас­ска­зал о слу­чив­шемся ни сы­ну, ни си­роте.

Нас­ту­пила зи­ма, тол­стым сло­ем сне­га пок­ры­ло тун­дру, пог­на­ли юно­ши ста­до к под­но­жию гор. А нар­ты их сов­сем без под­по­лоз­ков ста­ли, ез­до­вые оле­ни без уп­ряжки ос­та­лись, кон­чи­лись рем­ни для нарт, у са­мих все по­дош­вы из­но­сились.

А зем­лю еще боль­ше сне­гом пок­ры­ло. Ближ­ние оленьи пас­тби­ща сов­сем за­нес­ло. Це­лыми дня­ми ез­дит си­рота по тун­дре, корм для оле­ней ищет. Мож­но по­зави­довать со­сед­ним стой­би­щам: ко всем при­ез­жа­ли бе­рего­вые лю­ди. Все есть у со­седей: и под­по­лоз­ки для нарт, и по­дош­вы, и рем­ни. Осо­бен­но мно­го все­го у даль­не­го оле­нево­да, ко­торый ког­да-то с их от­цом по­делил­ся. А ехать до не­го один день и еще пол­дня. Да и снег в ту зи­му очень глу­бокий вы­пал. Це­лыми дня­ми си­рота на оле­нях ез­дит, нег­лу­боко­го сне­га ищет. Вот од­нажды, вер­нувшись, ска­зал сво­ему хо­зя­ину:

— Це­лыми дня­ми я ез­жу, ищу мес­та с нег­лу­боким сне­гом. Не­дале­ко от нас мно­госе­мей­ные. За ни­ми оди­ноч­ная го­ра. Под­но­жие этой го­ры пок­ры­то нег­лу­боким сне­гом. Вот бы ту­да пе­рег­нать ста­до! Ес­ли здесь ос­та­нем­ся, сов­сем оле­ни из сил выбь­ют­ся.

И вот пог­на­ли ста­до к под­но­жию той го­ры. К но­чи по­дош­ли ту­да. Сын оле­нево­да го­ворит:

— Вот бы к мно­госе­мей­ным в стой­би­ще за го­рячей едой пой­ти да по­есть хо­рошень­ко!

Си­рота от­ве­ча­ет:

— Ес­ли хо­чешь ехать, по­ез­жай. Я же ос­та­нусь в ста­де. Не впер­вые мне на сне­гу быть.

Сын оле­нево­да го­ворит:

— Вот ведь ты ка­кой не­пос­лушный!

Си­рота объ­яс­нил, что нель­зя им ехать ту­да, ведь у них в ста­де есть чу­жие оле­ни. Спро­сил сы­на оле­нево­да:

— Не­уже­ли ты не до­гады­ва­ешь­ся?

Сын оле­нево­да ска­зал:

— Отец наш, по­жалуй, рас­ска­зал бы нам. Ви­жу я, ты без от­ца хо­чешь хо­зя­ином быть. Но ведь я нас­то­ящий хо­зя­ин ста­да! Ведь мой это отец, а не твой!

Ска­зал тог­да си­рота:

— Что ж, по­едем!

И вот зап­рягли оле­ней, по­еха­ли. К тем мно­госе­мей­ным при­еха­ли. Там их хо­рошо при­няли. От­ве­ли их к пер­вой яран­ге, к яран­ге стар­ше­го бра­та. Он один с же­ной жи­вет. Там юно­ши нар­ты свои пос­та­вили. У сы­на оле­нево­да нар­та с ко­локоль­чи­ком бы­ла. Хо­зя­ин приг­ла­ша­ет:

— Вхо­дите!

Сын оле­нево­да пер­вым пос­пе­шил вой­ти. Во­шел в по­лог, за­нял мес­то у пе­ред­ней сте­ны. Си­рота пос­ледний во­шел. А тот уж раз­деть­ся ус­пел. Си­рота по­думал: «За­чем же он раз­делся?» — и прис­ло­нил го­лову к пе­ред­ней стен­ке. А за по­логом в се­нях муж и же­на раз­го­вари­ва­ют. Слу­ша­ет их си­рота. Муж же­не го­ворит:

— Отец этих пар­ней, си­дящих в по­логе, на­шего от­ца убил. Они на­ши вра­ги. При­готовь им го­рячей еды пов­куснее.

Сын оле­нево­да слы­шит, что за по­логом раз­го­вари­ва­ют, но не раз­би­ра­ет, о чем они го­ворят. Си­рота то­же слы­шит и все по­нима­ет. Сын оле­нево­да спра­шива­ет:

— О чем раз­го­вари­ва­ете?

А хо­зя­ин на­роч­но пог­ромче го­ворит же­не:

— Отец наш рас­ска­зывал, что отец си­дящих в по­логе его хо­роший друг.

Сын оле­нево­да сно­ва из по­лога спра­шива­ет:

— О чем раз­го­вари­ва­ете?

От­ве­тил хо­зя­ин:

— Го­ворю же­не, что си­дящие в по­логе на­ши друзья.

Пос­мотрел си­рота с тре­вогой на си­дяще­го у пе­ред­ней сте­ны то­вари­ща. Нас­ту­пила ночь, жен­щи­на толь­ко кон­чи­ла оле­нину ва­рить. Внес­ла ва­рево в по­лог. Ста­ли есть. Во вре­мя еды хо­зя­ин го­ворит:

— Вот вы на­ши нас­то­ящие друзья!

Од­на­ко ос­то­рож­ный си­рота да­же чи­жи не снял. Пос­ле еды лег­ли спать. Сын оле­нево­да как лег, так и зас­нул тот­час. А си­рота не мо­жет зас­нуть, не да­ет ему по­коя под­слу­шан­ный раз­го­вор. Один глаз зак­рыл, дру­гим смот­рит. Че­рез не­кото­рое вре­мя хо­зя­ин при­под­нялся, взял труб­ку и за­курил. Ку­рить кон­чил, бро­сил труб­ку в сте­ну по­лога, что­бы гос­ти от шу­ма прос­ну­лись. Не про­сыпа­ют­ся. Взял тог­да ноч­ной гор­шок, гре­меть стал — опять не про­сыпа­ют­ся. Тог­да ска­зал же­не:

— Креп­ко эти пар­ни спят. Ну, те­перь оде­вай­ся! Брать­ев по­зовем.

Ког­да оде­лись, ска­зал же­не:

— Я вый­ду, а ты мне за­навес по­лога по­дер­жи. За­тем я по­дер­жу, что­бы ты выш­ла.

Вот же­на по­лог ру­кою при­под­ня­ла, и муж вы­шел. За­тем он из се­ней по­лог при­под­нял, же­на выш­ла. От­пра­вились по дру­гим яран­гам брать­ев со­зывать. По­дош­ли к пер­вой яран­ге, хо­зя­ин го­ворит:

— Там в по­логе двое спят. Оде­вай­ся быс­трее!

У вто­рой яран­ги поз­вал:

— Там в по­логе двое спят. Оде­вай­ся ско­рее!

Так вот всех брать­ев поз­вал.

А си­рота, как толь­ко хо­зя­ева выш­ли, вско­чил, то­вари­ща сво­его в бед­ро ку­лаком ткнул. Тот прос­нулся, шта­ны, чи­жи и тор­ба­за с су­шиль­ной ра­мы стя­нул. Си­рота ему го­ворит:

— Слиш­ком ты мно­го спишь! Ведь пре­дуп­реждал я те­бя, что в на­шем ста­де два чу­жих оле­ня. Сколь­ко зас­тавлял те­бя в си­ле уп­ражнять­ся! Ни­ког­да ты ме­ня не слу­ша­ешь.

Оде­лись юно­ши быс­тро и выш­ли в тем­но­ту. А в это вре­мя их хо­зя­ин у пос­ледней яран­ги го­ворил:

— Там в по­логе двое спят. Мы дол­жны их убить.

Выш­ли си­рота с сы­ном оле­нево­да из по­лога, заб­ра­ли свои. нар­ты. На­чал на нар­те сы­на оле­нево­да ко­локоль­чик звя­кать.

— Что мне де­лать с этим ко­локоль­чи­ком? — спра­шива­ет он.

Си­рота ска­зал:

— Отор­ви!

Тот отор­вал и спро­сил:

— Ку­да мне деть его?

Си­рота от­ве­тил:

— За па­зуху по­ложи!

За­тем вы­волок­ли нар­ты. И пря­мо к сво­ему ста­ду нап­ра­вились. Ког­да приб­ли­зились, свис­тнул си­рота, оле­ней сво­их поз­вал. Под­бе­жали два оле­ня. Он зап­ряг их. Сы­ну оле­нево­да ска­зал:

— По­зови и ты сво­их оле­ней!

Хо­тел тот свис­тнуть, от стра­ха не мо­жет. Си­рота ска­зал:

— Вот го­ворил я те­бе, что ког­да отец наш в стой­би­ще за лах­тачь­ей шку­рой, рем­ня­ми и под­по­лоз­ка­ми ез­дил, слу­чилось с ним что-то по до­роге, а он нам не рас­ска­зал, а ты все свое: «Отец бы рас­ска­зал…» Ну, зо­ви оле­ней!

А тот от стра­ха опять не мо­жет свис­тнуть. На­конец свис­тнул. Под­бе­жали два оле­ня. Зап­рягли их пар­ни, се­ли в нар­ты и пом­ча­лись.

Тем вре­менем стар­ший брат млад­ших брать­ев соб­рал. Пош­ли к яран­ге стар­ше­го бра­та. Вош­ли в се­ни, стар­ший брат го­ворит:

— Я в се­нях ос­та­нусь, а вы к по­логу иди­те. Ког­да все бу­дет кон­че­но, ска­жете: «Го­тово».

За­тем стар­ший еще ска­зал:

— Те двое как раз нап­ро­тив вот это­го мес­та спят. Иди­те и пря­мо че­рез по­лог убей­те их!

И вот прон­зи­ли копь­ями по­лог, но ник­то не вскрик­нул, не зас­то­нал. Стар­ший брат при­под­нял копь­ем по­лог. Нет юно­шей. Стар­ший ска­зал;

— А ну, где там их нар­ты?

Выш­ли, смот­рят — и нарт нет. Стар­ший ска­зал:

— Едем до­гонять!

По­бежа­ли к сво­им оле­ням. Стар­ший свис­тнул сво­им оле­ням. Тот­час два яви­лись. Зап­ряг. Братья то­же сво­им оле­ням свис­тну­ли. При­бежа­ли оле­ни. Зап­рягли их. Стар­ший ска­зал:

— Впе­ред, в по­гоню!

Убе­га­ющие очень быс­тро еха­ли. На рас­све­те по­зади скрип по­лозь­ев ус­лы­шали. Си­рота ска­зал:

— Это за на­ми го­нят­ся!

И прав­да, вот уже братья сов­сем близ­ко. Вот обог­на­ли, прыг­ну­ли с нарт. Си­рота ска­зал сы­ну оле­нево­да:

— Вот они и дог­на­ли нас! Ну что ж, под­кре­пим­ся до­рож­ным при­пасом, а за­тем оде­нем­ся-при­гото­вим­ся!

Одел­ся си­рота для по­един­ка и го­ворит то­вари­щу:

— А ты по­ка по­уп­ражняй­ся с копь­ем!

Как толь­ко за­ря ут­ренняя под­ня­лась, за­колол он копь­ем двух сво­их оле­ней. Жер­тву все­выш­не­му при­нес. Сын оле­нево­да то­же сво­их оле­ней за­колол, то­же жер­тву при­нес.

Тем вре­менем и братья для по­един­ка пе­ре­оде­лись. Ри­нул­ся стар­ший брат на си­роту. А си­рота на не­го. Скрес­ти­ли копья. Раз­го­релась за­ря, по­валил си­рота сво­его вра­га копь­ем на спи­ну. Вско­чил на не­го, копье к гру­ди прис­та­вил. По­вер­женный ска­зал:

— По­дож­ди, дай мне вздох­нуть!

Од­на­ко прон­зил его си­рота копь­ем и убил. Вмес­то уби­того вто­рой брат на си­роту ри­нул­ся. Сно­ва копья скрес­ти­ли. Стал вто­рой брат тес­нить си­роту. Вот ког­да сов­сем труд­но ста­ло, си­рота пер­вым по копью на­пада­юще­го уда­рил, на спи­ну по­валил. За­тем вско­чил на не­го, копье к гру­ди прис­та­вил. По­беж­денный ска­зал:

— По­дож­ди, дай мне вздох­нуть!

Од­на­ко прон­зил его си­рота копь­ем и убил. Силь­но ус­тал, спрыг­нул с уби­того и ска­зал то­вари­щу:

— Те­перь твоя оче­редь!

Ри­нул­ся сын оле­нево­да на вра­га. Крик­нул ему си­рота, что­бы он сме­лее дер­жался. Под­бадри­ва­ет его:

— А ну, сме­лее!

И он копь­ем вра­га на спи­ну по­валил. По­вер­женный ска­зал:

— По­дож­ди, дай мне вздох­нуть!

Од­на­ко прон­зил копь­ем его сын оле­нево­да и убил. И вот ког­да треть­его бра­та сра­зили, млад­ший до­мой убе­жал. Пог­на­лись юно­ши на его же оле­нях за ним. Ой и быс­тро бе­жал млад­ший брат! Воз­ле са­мой яран­ги был, ког­да на­конец нас­тигли его. Ска­зал им млад­ший брат:

— Стар­шие братья про­тив во­ли мо­ей зас­тавля­ли ме­ня так пос­ту­пать. Пло­хо они де­лали. Ник­то так де­лать не дол­жен. По­щади­те ме­ня! Я вам по­лови­ну оле­ней от­дам и все ос­таль­ное иму­щес­тво по­полам раз­де­лю. А сес­тер мо­их каж­дый в же­ны се­бе возь­ми­те. Я же к вам обо­им как брат от­но­сить­ся бу­ду!

Сог­ла­сил­ся си­рота и ска­зал:

— Вот это ты хо­рошо го­воришь!

Оба же­нились на сес­трах по­беж­денных брать­ев, а оле­ней по­полам раз­де­лили. Пос­ле это­го в свое стой­би­ще при­еха­ли. От­цу-вос­пи­тате­лю си­рота так ска­зал:

— По­чему ты, как тог­да вер­нулся, не рас­ска­зал нам, что с то­бой слу­чилось? Ведь мы из-за это­го чуть не по­гиб­ли! Дос­та­точ­но по­рабо­тал я на те­бя. Ес­ли хо­чешь уме­реть, то уми­рай!

За­тем пош­ли за уби­тыми брать­ями, взя­ли к се­бе, по­хоро­нили. Вот тог­да оле­ней у них мно­го ста­ло. Все.