Потерявшийся в море (Эскимосская сказка)

Дав­но-дав­но жил че­ловек. Бы­ла у не­го семья. Про­мыш­лял он нер­пу, удач­ли­вый был и лов­кий охот­ник. Же­на не пе­рес­та­вала све­жевать до­бытых им нерп. Вот од­нажды и го­ворит он же­не:

— Пе­рес­та­ну я по­ка охо­тить­ся. До­быто­го зве­ря на всю зи­му хва­тит.

На дру­гой день ре­шил он по­чис­тить и про­сушить свой ка­як. За­нима­ет­ся он так сво­им де­лом, вдруг ви­дит: вы­суну­лась из вол­ны воз­ле са­мого бе­рега боль­шая нер­па. Не вы­дер­жал охот­ник, ка­як в мо­ре стол­кнул, сам в не­го прыг­нул и стал нер­пу до­гонять. А нер­па то скро­ет­ся под во­дой, то вы­ныр­нет. Он и гар­пун при­гото­вил. Вот уж нер­па сов­сем близ­ко, вы­суну­лась и опять скры­лась. Гнал­ся, гнал­ся охот­ник за нер­пой и так да­леко в мо­ре ушел, что и го­ры из ви­ду про­пали. Мах­нул на нер­пу ру­кой, ка­як по­вер­нул, до­мой поп­лыл. Вот и го­ры вда­ли по­каза­лись. И по­полз с них в мо­ре ту­ман. Ско­ро все ту­маном за­тяну­ло. Не зна­ет охот­ник, ку­да плыть. Еды до­рож­ной у не­го с со­бой не бы­ло. Зас­та­ла его ночь в мо­ре. Ус­нул он го­лод­ный в ка­яке. Ут­ром прос­нулся, приб­ли­зил­ся к бе­регу, а бе­рег та­кой, что прис­тать нег­де: вы­сокий, об­ры­вис­тый. Дол­го ис­кал по­лого­го мес­та, не на­шел. Стал га­дать, что ему те­перь де­лать. «Поп­ро­бую за­цепить­ся гар­пу­ном», — по­думал. Взял гар­пун и мет­нул его на бе­рег. Вон­зился гар­пун в са­мую вер­ши­ну уте­са. При­вязал охот­ник гар­пунный ре­мень к ка­яку и взоб­рался по это­му рем­ню на­верх. По­том за ре­мень и ка­як вы­тянул.

Стал ис­кать мес­то, ку­да бы ка­як спря­тать. На­шел по­лян­ку с вы­сокой гус­той тра­вой. Спря­тал в тра­ву ка­як. «Ес­ли здесь ос­та­нусь, — ду­ма­ет, — с го­лоду пом­ру. Пой­ду по­ищу че­лове­чес­кое жилье». И по­шел на по­ис­ки. Шел, шел, ви­дит: вни­зу за хол­мом мно­го яранг. Ре­шил не хо­дить ту­да до нас­тупле­ния но­чи. Как стих­ло все, улег­лись лю­ди спать, по­шел в се­ление. По­дошел к пер­вой яран­ге. Во­шел по­тихонь­ку внутрь, стал ис­кать еду и на­щупал таз, пол­ный олень­его мя­са. Таз по­верх по­лога сто­ял. Взял охот­ник мя­со и стал тут же есть. Хо­зя­ева спа­ли в по­логе и не мог­ли уви­деть его. По­ел и стал ис­кать мес­та, где бы спря­тать­ся. А воз­ле вхо­да гру­да хво­рос­та ле­жала для топ­ки. Он и спря­тал­ся за эту гру­ду.

Ут­ром, ког­да все прос­ну­лись, выш­ла из по­лога де­вуш­ка и взя­ла таз с мя­сом. Сра­зу за­мети­ла — мя­са на­поло­вину уба­вилось. Внес­ла в по­лог таз, ска­зала ма­тери о про­паже. Ста­руха ста­ла бра­нить­ся:

— Ку­да де­лось мя­со? Пло­хо ты за доб­ром сле­дишь. Вид­но, дру­жок у те­бя по­явил­ся!

Бра­нит­ся ста­руха, а де­вуш­ка оп­равды­ва­ет­ся, ви­ны ее в этом ни­какой нет. По­ели, при­шел со­сед и ска­зал из се­ней:

— Лед в мо­ре по­явил­ся. По­ра на охо­ту вы­ходить.

Хо­зя­ин сог­ла­сил­ся. Стал со­бирать­ся и ско­ро по­шел охо­тить­ся. Доч­ка при­нялась под­ме­тать в се­нях, а при­шелец, си­дев­ший за гру­дой хво­рос­та, наб­лю­дал за ней. Кон­чи­ла де­вуш­ка под­ме­тать в се­нях и пош­ла в по­лог, муж­чи­на за ней. Уви­дела его ста­руха и зак­ри­чала на дочь:

— Я уж дав­но при­мети­ла, что у те­бя дру­жок по­явил­ся! Дочь мол­ча­ла. Что ей ска­зать — она и в гла­за не ви­дыва­ла это­го мо­лодо­го муж­чи­ну.

По­дош­ла ста­руха к не­му и го­ворит:

— Вер­нется наш хо­зя­ин и убь­ет те­бя. Не быть те­бе жи­ву, ес­ли не одо­ле­ешь его. Ес­ли хо­зя­ин спро­сит, есть ли у те­бя род­ные, от­ве­чай, что нет и что ты же­ну се­бе ищешь.

Вер­нулся охот­ник и спра­шива­ет его:

— От­ку­да ты и за­чем к нам явил­ся? Есть ли у те­бя же­на, отец с ма­терью?

— При­был я с по­бережья, ищу лю­дей. Не­ту у ме­ня ни род­ных, ни же­ны. Слы­хал я, что есть здесь люд­ные мес­та.

— Ну, коль при­шел к нам, — го­ворит хо­зя­ин, — вы­гонять не ста­нем. Жи­ви у нас, бу­дешь мне по­мощ­ни­ком, сес­тру мою в же­ны возь­мешь.

Так он в этой семье всю зи­му и про­жил. Сес­тра хо­зя­ина ста­ла его же­ной, а с нас­тупле­ни­ем ле­та ро­дила ему ре­бен­ка. Вре­мя шло, ре­бенок рос. И вот стал он уже хо­дить.

Вдруг за­тос­ко­вал тот че­ловек о сво­ем преж­нем до­ме. До­гад­ли­вая ста­руха смек­ну­ла, в чем де­ло, и спра­шива­ет его:

— Что ты так зас­ку­чал? Уж не ждут ли те­бя где род­ные?

От­ве­ча­ет он ста­рухе:

— Ос­та­лись у ме­ня в мо­ем се­лении же­на с сы­ном.

Вер­нулся ве­чером хо­зя­ин с охо­ты, рас­ска­зала ему ста­руха, от­че­го их зять зас­ку­чал.

— Что ж, — го­ворит хо­зя­ин, — бе­ри вто­рую же­ну с ре­бен­ком и воз­вра­щай­ся до­мой.

Тот че­ловек го­тов был до­мой вер­нуть­ся, но не хо­тел вто­рую же­ну с ре­бен­ком с со­бой брать. Поп­ро­сил он в до­рогу еды и стал со­бирать­ся.

На дру­гое ут­ро да­ли ему на до­рогу еды и пош­ли про­вожать до то­го мес­та, где у не­го ка­як был спря­тан. Идет этот че­ловек и бо­ит­ся: вдруг хо­зя­ин сбро­сит его вмес­те с ка­яком с уте­са. Да­же го­лова раз­бо­лелась от тре­вож­ной мыс­ли. Но ни­чего не слу­чилось. Хо­рошо его про­води­ли. Плыл он в сво­ем ка­яке пять дней и пять но­чей. И вот прип­лыл на­конец в свое род­ное се­ление. При­чали­ва­ет ка­як. Ви­дит, же­на его воз­ле зем­лянки нер­пу све­жу­ет. Зак­ри­чал он с ка­яка, что­бы шли встре­чать его. А же­на и го­ворит сы­ну:

— Ой, что-то у ме­ня в ухе зве­нит!

А муж ей с ка­яка:

— Не в ухе зве­нит, а я те­бя зо­ву!

А же­на опять го­ворит:

— Ой, что-то в дру­гом ухе зве­нит!

Стал он еще гром­че же­ну звать. А та ни­чего не слы­шит. При­чалил он, на бе­рег вы­шел. Же­на его тем вре­менем ос­та­вила нер­пу и в зем­лянку пош­ла. И на­чались у нее ро­ды. Муж ее сле­дом по­шел. А как в зем­лянку сту­пил — соз­на­ния ли­шил­ся. При­шел в се­бя — гля­дит: он в ут­ро­бе сво­ей же­ны. И ро­дила его же­на во вто­рой раз. Он хоть и удер­жи­вал­ся, а все-та­ки за­пищал, как мла­денец. При­нялись его влаж­ное тель­це об­ти­рать. Вы­тер­ли, он тут же рас­тя на­чал. Гла­зом не ус­пе­ли мор­гнуть — а уж он преж­ним муж­чи­ной стал. Да­ли ему его же имя. Встал он и вы­шел из зем­лянки. На бе­рег мо­ря по­шел. Смот­рит, а ка­яка-то нет. Тог­да раз­ло­мали они свою зем­лянку и от­ко­чева­ли в тун­дру. Все.