Про дерево (Эскимосская сказка)

Не слы­хали? — спро­сил ста­рый эс­ки­мос Ала­ликах. — За­меча­тель­ное бы­ло де­рево. Вы­рос­ло оно на бе­регу Юко­на и бы­ло вы­ше всех, так что вся­кий про­хожий обя­затель­но ос­та­нав­ли­вал­ся, что­бы взгля­нуть на не­го. «Вот так ве­ликан!»

А де­рево гор­де­ливо ма­хало в от­вет мо­гучи­ми вет­вя­ми.

Од­нажды вес­ной, ког­да снег на­чал та­ять и ль­ди­ны би­лись о бе­рег, де­ревья вок­руг ве­лика­на ста­ли па­дать в по­ток. Он сам был креп­че дру­гих и цеп­ко дер­жался кор­ня­ми за поч­ву, да по­жалел мо­лодую под­ружку: по­шат­ну­лась она под уда­ром ль­ди­ны.

Ве­ликан рва­нул­ся ей по­мочь, кор­ни его лоп­ну­ли, и он ока­зал­ся в во­де.

Ре­ка об­ра­дова­лась та­кой до­быче и по­нес­ла де­рево бе­реж­но, по краю, что­бы оно по­боль­ше смог­ло уви­дать в пу­ти.

«Как ве­лик мир!» — ду­мал ве­ликан, встре­чая се­ления на бе­регу и ка­яки на во­де, уз­на­вая в сту­пенях, спус­кавших­ся к по­току, сво­их преж­них дру­зей.

Как-то ут­ром ре­ка по­каза­ла ска­лис­тый бе­рег. На­вер­ное, та ти­хая бух­та бы­ла лю­бими­цей сол­нца, по­тому что ина­че не по­нять, по­чему она бы­ла так прек­расна. Де­рево ни­ког­да еще не ви­дело та­кой проз­рачной зо­лотой во­ды и та­ких ве­селых лю­бопыт­ных ры­бок на дне, и ему за­хоте­лось здесь за­дер­жать­ся. Ве­ликан поп­ро­сил:

— Рас­ска­жите, кто здесь жи­вет?

— Ты сам все уз­на­ешь, ес­ли за­хочешь, — ска­зали рыб­ки.

Вско­ре к ре­ке по­дошел че­ловек, и де­рево по­чувс­тво­вало теп­ло и доб­ро­ту его рук, ко­торые до сих пор да­рило ему толь­ко сол­нце, и ему ста­ло хо­рошо, как ле­том.

— Ка­кой ве­ликан, — ска­зал че­ловек. — Из те­бя вый­дет от­личный ка­як.

Он взва­лил де­рево на пле­чо и от­нес в се­ление, и все, кто встре­чал­ся им на пу­ти, удив­ля­лись, что бы­ва­ют та­кие ве­лика­ны.

Че­ловек сде­лал из де­рева дос­ки, из до­сок пос­тро­ил ра­му для ка­яка и об­тя­нул ее ко­жей. Сле­ду­ющей вес­ной ка­як опус­ти­ли на во­ду, и хо­зя­ин от­пра­вил­ся в нем на охо­ту.

— Ни­ког­да еще не бы­ло та­кой удач­ной охо­ты, — ска­зал хо­зя­ин, ког­да они вер­ну­лись. — Ка­як сам плы­вет в сто­рону тю­леней! А ка­кой он лег­кий и быс­трый!

Ле­том за­бот­ли­вый хо­зя­ин дал ка­яку от­дохнуть, а осенью они опять выш­ли на охо­ту, и ка­як очень ста­рал­ся по­мочь сво­ему хо­зя­ину. По­том приш­ла зи­ма, а с ней и праз­дник по­дар­ков, ког­да все лю­ди се­ления со­бира­ют­ся вмес­те и да­рят друг дру­гу кра­сивые ве­щи.

Ког­да к ка­яку по­дошел нез­на­комый че­ловек, тот сра­зу за­подоз­рил не­лад­ное. Нез­на­комец по­ложил на дос­ки ка­яка ру­ки и ска­зал:

— Те­перь ты бу­дешь ра­ботать на ме­ня.

— Нет, — крик­нул ка­як, — у ме­ня дру­гой хо­зя­ин!

Но че­ловек не ус­лы­шал его кри­ка. Тог­да ка­як по­дож­дал, по­ка тот уй­дет, по­том стал ка­чать­ся на вол­нах так, что­бы ве­рев­ка, дер­жавшая его в бух­те, пе­ретер­лась о ка­мень, и, как толь­ко по­чувс­тво­вал се­бя сво­бод­ным, поп­лыл прочь. Го­ворят, что ре­ка вы­нес­ла его в мо­ре, и он бро­дит по во­дам до сих пор. Не встре­чали? Мне не до­велось, но, го­ворят, он мно­гим по­мог, кто в мо­ре в шторм по­падал. Но на­сов­сем ни с кем ос­тать­ся не за­хотел.