Сказка о летающем шамане (Эскимосская сказка)

Жил в Уна­зике че­ловек по име­ни Ку­тылан с же­ной. Де­тей у них не бы­ло. И вот нас­тал пло­хой год. Не бы­ло в мо­ре ни мор­жей, ни лах­та­ков, ни нерп. И на­чали жи­тели Уна­зика го­лодать. Вот же­на и го­ворит Ку­тыла­ну:

— Схо­дил бы ты в Сик­лук за мя­сом! Сов­сем мы из­го­лода­лись.

Сог­ла­сил­ся Ку­тылан. При­гото­вил нар­ту с лям­кой и по­шел. Дол­го шел по пес­ча­ному бе­регу. По­года ти­хая, лун­ная. Вот уж ла­гуну ми­новал и стал под­хо­дить к го­ре, как вдруг пе­ред ним тень ка­кая-то за­мель­ка­ла, лу­ну зак­ры­ла. Пос­мотрел Ку­тылан вверх, ни­чего не уви­дел и по­шел даль­ше. Ото­шел нем­но­го, сно­ва над ним про­мель­кну­ло что-то. Пос­мотрел опять вверх и уви­дел: но­сит­ся над ним с шу­мом и свис­том че­ловек. Го­лова ине­ем пок­ры­та, а сам го­лый до по­яса. Ле­та­ет че­ловек над го­ловой Ку­тыла­на. Вмес­то од­но­го кры­ла у не­го ог­ромная саб­ля, вмес­то дру­гого — ка­мень. Ох и ис­пу­гал­ся же Ку­тылан! И по­думал: «Ну, убь­ет сей­час ме­ня!» А Ку­тылан-то ша­маном был. Вот и го­ворит он: «Убь­ет ведь он ме­ня. Зем­ля моя, по­моги мне!» Не ус­пел он это ска­зать, сам с шу­мом и свис­том взле­тел вверх и нар­ту за со­бой по­волок. А ле­та­ющий че­ловек не пе­рес­та­ет прес­ле­довать Ку­тыла­на. Вот уж сов­сем нас­ти­га­ет. Ус­тре­мил­ся Ку­тылан вмес­те с нар­той вниз, под­ле­тел к ла­гуне и че­рез тре­щину ушел под лед. Од­на­ко вся его одеж­да вмес­те с нар­той ос­та­лась на ль­ду.

Дол­го Ку­тылан си­дел по­до ль­дом. По­том обер­нулся мор­жом и вы­сунул­ся из тре­щины. Ви­дит: си­дит ле­та­ющий че­ловек на гор­ке, го­лый до по­яса, а го­лова вся в инее; вмес­то од­но­го кры­ла — боль­шая саб­ля, вмес­то дру­гого — ка­мень-ыку­гак. Так вот и си­дит. И го­ворит Ку­тыла­ну:

— Вы­лезай, не тро­ну те­бя!

— Нет, не вы­лезу, — го­ворит Ку­тылан, — убь­ешь ты ме­ня! Не зря же ты за мной гнал­ся.

— Вы­лезай, не тро­ну! Раз­ве я мо­гу те­бя убить?! Ты сам силь­ный ша­ман.

Ос­ме­лел Ку­тылан и вы­лез. Ви­дит: сам он сов­сем го­лый, а мо­роз лю­тый. Ос­мотрел­ся: одеж­да его ря­дом на ль­ду ле­жит — кух­лянка с ру­кави­цами, тор­ба­за с за­вязан­ны­ми те­сем­ка­ми. Взял он одеж­ду и стал оде­вать­ся. А ле­та­ющий че­ловек спра­шива­ет:

— Ты от­ку­да?

— Я уна­зик­ский, а ты от­ку­да?

— Из Ты­кыга­ка, — от­ве­тил ле­та­ющий че­ловек.

— Как те­бя зо­вут? — спро­сил Ку­тылан.

— Аси­сак. Аси­сак мое имя, а те­бя как зо­вут?

— Ку­тылан.

— Те­бя нель­зя по­бедить. Ты силь­ный ша­ман. Я ведь не знал, что ты ша­ман, хо­тел по­заба­вить­ся с то­бой. Но те­бя не оси­лишь. А ну, по­дой­ди поб­ли­же!

Ку­тылан по­дошел. Тот и го­ворит ему:

— От­сю­да я вер­нусь в Ты­кыгак, в мой Ты­кыгак. Там в Ты­кыга­ке мне не по­верят, что я повс­тре­чал та­кого че­лове­ка, как ты. Что же мне взять с со­бой для до­каза­тель­ства?

— И мне в Уна­зике не по­верят, что я повс­тре­чал те­бя, — ска­зал Ку­тылан.

Го­ворит тог­да Аси­сак из Ты­кыга­ка:

— Сни­ми с ме­ня ошей­ник.

Не сни­ма­ет­ся ошей­ник че­рез го­лову, очень ту­го на шее си­дит. По­тянул тог­да Ку­тылан ошей­ник к се­бе, он и про­шел сквозь шею.

— Возь­ми и ты мой ошей­ник, что­бы до­маш­ние по­вери­ли, — ска­зал Ку­тылан.

По­тянул за ошей­ник, снял его сквозь шею и дал Аси­саку. Так и по­меня­лись они ошей­ни­ками. Аси­сак из Ты­кыга­ка го­ворит:

— По­едем со мной в Ты­кыгак! Ты­кыгак сов­сем ря­дом.

От­ве­ча­ет Ку­тылан:

— Нет, не по­еду я в Ты­кыгак!

— Ес­ли не ве­ришь, что близ­ко, так пос­лу­шай, — го­ворит Аси­сак.

Прис­лу­шал­ся Ку­тылан, и прав­да: сов­сем близ­ко пе­ние слы­шит­ся. Но все-та­ки го­ворит:

— Не по­еду я в Ты­кыгак!

— Ну тог­да по­лечу я до­мой один. Смот­ри, — ска­зал Аси­сак из Ты­кыга­ка. Зак­ри­чал он, как га­гара, под­нялся вверх и быс­тро скрыл­ся из глаз.

По­думал тог­да Ку­тылан: «Я ведь за пи­щей по­шел. Раз уж та­кое чу­до со мной прик­лю­чилось, пусть и даль­ше так бу­дет». На­дел он на се­бя лям­ки и взле­тел вверх, во­лоча за со­бой нар­ту. При­летел в Сик­лук, при­зем­лился и ду­ма­ет: «Еще ведь на­до при­пасы от­ка­пывать, при­мер­зшие кам­ни сни­мать. Пусть все са­мо со­бой сде­ла­ет­ся». Под­хо­дит к яме — при­мер­зшие кам­ни са­ми с мес­та сдви­нулись, и пи­ща са­ма от­ко­палась, По­ложил он на нар­ту два тух­та­ка и сно­ва ду­ма­ет: «Хо­рошо бы до­мой вер­нуть­ся тем же спо­собом!» Сде­лал нес­коль­ко ша­гов и под­нялся со свис­том вверх. Вы­соко ле­тел и нар­ту с тух­та­ками за со­бой та­щил. Вот приб­ли­зил­ся к се­лению, опус­тился на зем­лю, до­шел кое-как до сво­его жи­лища. За­шел в се­ни и стал то­пать, что­бы же­на ус­лы­хала, что муж вер­нулся.

— Кто там? — спро­сила хо­зяй­ка. — Ты что с пол­до­роги об­ратно вер­нулся?

— Да нет, по­чему же, я ведь с тух­та­ками, — от­ве­тил Ку­тылан.

— Ого! — уди­вилась же­на и выш­ла в се­ни.

От­несли они тух­та­ки в хра­нили­ще. Внес­ли в се­ни нар­ту, и лег Ку­тылан спать. А тух­та­ки толь­ко на дру­гой день раз­ре­зал.

И стал Ку­тылан с тех пор боль­шим ша­маном. До встре­чи с ша­маном Аси­саком из Ты­кыга­ка Ку­тылан ни­ког­да не ле­тал, а тут ле­тать стал.

Так, ска­зыва­ют, бы­ло. Че­лове­ка из Ты­кыга­ка зва­ли Аси­сак, а че­лове­ка из Уна­зика — Ку­тылан. Од­но­сель­ча­не Ку­тыла­на ви­дели у не­го на шее ошей­ник Аси­сака и не сом­не­вались, что он встре­чал­ся с ле­та­ющим ша­маном из Ты­кыга­ка. Аси­сак же из Ты­кыга­ка сво­им од­но­сель­ча­нам по­казы­вал ошей­ник Ку­тыла­на, что­бы они не сом­не­вались, что он зна­ком с ша­маном из Уна­зика. Вот как встре­тились эти два че­лове­ка, один из ко­торых мог ле­тать так да­леко. Все.