Вельвынэлевыт (Чукотская сказка)

Го­ворят, у Вель­вы­нэле­выта был брат Тым­кы­нэле­выт. И еще дру­гой брат — Эрык­вын.

Го­ворят, Вель­вы­нэле­выт очень ло­вок был, храб­рый муж­чи­на. Тым­кы­нэле­выт то­же хо­роший, лов­кий. А брат Эрык­вын быс­тро­ногий, очень быс­трый. Про­мыш­лял все: ди­ких оле­ней, гор­ных ба­ранов и дру­гую жив­ность.

Бы­ла у оле­нево­дов вой­на у Рыр­кай­пия. Зем­ли Вель­вы­нэле­выта на­ходи­лись поб­ли­зос­ти от Рыр­кай­пия. Вель­вы­нэле­выт был очень бо­гатый оле­невод. Дом его из­да­ли ка­зал­ся не до­мом, а на­поми­нал оле­ний рог. Бы­ло у них три до­ма. Братья жи­ли все вмес­те.

И вот бы­ла в ста­рину вой­на. По­тому что эти три бра­та на всех страх на­води­ли. Всех муж­чин би­вал Вель­вы­нэле­выт. Но бед­но­го, бе­золен­но­го, не име­юще­го одеж­ды он не тро­гал. На­обо­рот, да­вал ему шкур, мя­са, оле­нины и го­ворил:

— Это ведь то­варищ! Ког­да при­дут вра­ги, бу­дет нам по­могать.

А Тым­кы­нэле­выт го­ворит Вель­вы­нэле­выту:

— Пусть бу­дет то­вари­щем, а мя­са ему не да­вай! Нас трое и с лю­бым вра­гом спра­вим­ся.

Вель­вы­нэле­выт от­ве­чал:

— Да, нас трое, но, ког­да при­дет мно­го вра­гов, это­го ма­ло бу­дет.

И дей­стви­тель­но, приш­ли вра­ги. И дей­стви­тель­но, по­мога­ли Вель­вы­нэле­выту то­вари­щи. Очень ло­вок Вель­вы­нэле­выт. И братья его очень лов­ки. По­бедил Вель­вы­нэле­выт, всех вра­гов убил.

Спать лег­ли, Тым­кы­нэле­выт го­ворит Эрык­вы­ну:

— Пло­хой Вель­вы­нэле­выт! Ты уж ста­до око­ло до­ма дер­жи, а то вра­ги еще близ­ко от нас. Бу­дешь ста­до да­леко пас­ти, вра­ги пе­ребь­ют нас. На­ши вра­ги еще сов­сем близ­ко.

Приг­нал Эрык­вын ве­чером ста­до, рас­по­ложил вок­руг до­ма. Вель­вы­нэле­выт ска­зал:

— Все вмес­те спать бу­дем! А то при­дут вра­ги, мы их про­зева­ем. Жен­щи­ны пусть не ло­жат­ся спать. Что­бы мы хо­рошо выс­па­лись, ни о чем не тре­вожась. Пусть ка­ра­улят вра­га, по­ка мы спим.

Соб­ра­лись все в до­ме у Вель­вы­нэле­выта. Он ска­зал:

— На­вер­ное, пло­хо бу­дет, ес­ли мы так прос­то спать ля­жем! Пусть яран­га бу­дет от­кры­та — ина­че при­дут вра­ги, а мы не ус­лы­шим. Всю ночь мя­со ва­рите! Пусть в све­тиль­ни­ке боль­шой огонь всю ночь го­рит! И боль­шой кос­тер раз­ве­дите!

Дей­стви­тель­но, по­дош­ли ночью вра­ги. А у Вель­вы­нэле­выта бы­ло очень мно­го оле­ней — ши­рокой по­лосой дом ок­ру­жили. Дей­стви­тель­но, по­дош­ли вра­ги. Ста­ли оле­ни кри­чать — ис­пу­гали их вра­ги. Од­на жен­щи­на го­ворит:

— По­чему это оле­ни кри­чат? На­вер­ное, вра­ги приш­ли!

Раз­бу­дили жен­щи­ны Вель­вы­нэле­выта:

— Прос­нись!

— По­чему?

— Да вот оле­ни кри­чат.

Вель­вы­нэле­выт ска­зал:

— Да-а, дей­стви­тель­но!

За­тем зак­ри­чал:

— Где то­вари­щи?

Жен­щи­на го­ворит:

— Вот они!

— Эрык­вын, Тым­кы­нэле­выт, оде­вай­тесь, вра­ги приш­ли!

Вель­вы­нэле­выт стал ру­гать­ся на брать­ев, го­ворит:

— Вста­вай­те! Сра­жать­ся на­до ид­ти! Ну-ка, отог­ни­те пок­рышку яран­ги! Жен­щи­ны, смот­ри­те за деть­ми, пусть огонь в све­тиль­ни­ке бу­дет боль­шим, и кос­тер го­рит жар­ко!

Все бли­же кри­чат оле­ни. Вель­вы­нэле­выт ска­зал:

— Ты, Тым­кы­нэле­выт, вы­ходи спе­реди, да по­быс­трее! А ты, Эрык­вын, вы­ходи сза­ди до­ма!

Про­дол­жа­ет Вель­вы­нэле­выт:

— Вот вы го­вори­ли, что втро­ем бу­дем сра­жать­ся. А как? Что, ес­ли очень мно­го вра­гов приш­ло? Ну лад­но, вы­ходи­те! По­гоним ста­до во все сто­роны, бу­дем кри­чать оле­ням: «Гы­ыч, гы­ыч, го­ов-гов!»

И прав­да, выш­ли. Пог­на­ли ста­до во все сто­роны.

Очень мно­го вра­гов приш­ло. Ок­ру­жили они дом Вель­вы­нэле­выта вмес­те со ста­дом. По­бежа­ли оле­ни во все сто­роны, по­топ­та­ли вра­гов, по­уби­вали. Де­тей, жен­щин, ко­торые у кос­тра си­дели, не топ­та­ли, не уби­вали — бо­ят­ся оле­ни ог­ня.

Ког­да рас­све­ло, уви­дели братья — мно­жес­тво вра­гов пе­реби­то. Пос­мотре­ли на ста­до. Очень мно­го оле­ней ста­ло. Сво­их мно­го да и чу­жие прим­кну­ли. Еще боль­ше оле­ней ста­ло у Вель­вы­нэле­выта.

С нас­тупле­ни­ем за­мороз­ков сно­ва во­евать приш­лось. Опять мно­го вра­гов к до­му Вель­вы­нэле­выта под­сту­пило.

Мно­го оле­ней убил и ос­ве­жевал Вель­вы­нэле­выт. Опять боль­шу­щий кос­тер раз­ве­ли. Стал Вель­вы­нэле­выт есть. Мно­го ест. Го­ворит:

— Плох я стал, сос­та­рил­ся! Не мо­гу я сра­жать­ся. Бе­гите все!

Тым­кы­нэле­выт го­ворит ему:

— Нет, ты еще не стар! По­живи еще, не уми­рай! Луч­ше уж че­рез год уми­рай! А сей­час пос­мотри, как мы бу­дем сра­жать­ся. А те­бе не на­до! Ты уже не ра­бот­ник. Ну, пой­дем, Эрык­вын, вра­ги приш­ли!

И вот на­чали они сра­жать­ся. Ох, ка­кие лов­кие бы­ли Тым­кы­нэле­выт и Эрык­вын! Всех вра­гов вдво­ем ис­тре­били!

И опять очень мно­го оле­ней заб­ра­ли. Опять за­били оле­ней. Це­лый холм из ро­гов сло­жили.

Вбли­зи Рыр­кай­пия на­ходи­лась зем­ля Вель­вы­нэле­выта.

Вот с этих пор и не ста­ло войн. Вель­вы­нэле­выт го­ворит:

— Ес­ли бу­дем еще во­евать, сов­сем не ста­нет муж­чин. Хва­тит, пе­рес­тань­те во­евать! В вой­не ни­чего хо­роше­го нет. Од­но толь­ко пло­хое. Пусть с этих пор все муж­чи­ны бу­дут друзь­ями! А то же­ны, де­ти, де­воч­ки, маль­чи­ки от го­лода уми­ра­ют, ког­да во­юют от­цы.

Так прек­ра­тились вой­ны. И сей­час поб­ли­зос­ти от Рыр­кай­пия все еще ле­жат ро­га от оле­ней Вель­вы­нэле­выта, Тым­кы­нэле­выта, Эрык­вы­на.