Эмэмкут и его жена Ельтальнен (Ительменская сказка)

Жил-был Кутх с же­ной Ми­ти. Бы­ла у них дочь Ель­таль­нен, а так­же ста­руш­ка, Кут­хо­ва мать. Мно­го же­нихов при­ходи­ло. Ста­руш­ка сра­зу всех съ­еда­ла, ни­кого не про­пус­ка­ла к ним. Та ста­руш­ка бы­ла лю­до­ед­ка. Эмэм­кут то­же прос­лы­шал об очень кра­сивой де­вуш­ке Ель­таль­нен. Стал Эмэм­кут со­бирать­ся к Кут­ху, ди­кого оле­ня пой­мал. От­пра­вил­ся Эмэм­кут, взял оле­ня. Приб­ли­зил­ся. Оле­ня впе­ред пог­нал. Ста­руш­ка сра­зу оле­ня съ­ела. Эмэм­кут прос­ко­чил, ста­руш­ка не за­мети­ла его. Во­шел он к Кут­ху, спро­сил:

— Кутх, где же твоя де­вуш­ка?

Кутх ска­зал:

— Нет у нас де­вуш­ки!

Ель­таль­нен в дру­гом до­ме бы­ла. Стал Эмэм­кут там жить. Ко­неч­но, хо­тел к Ель­таль­нен вой­ти, но она не пус­ка­ла. Ду­мал, ду­мал Эмэм­кут, в ста­руху се­бя прев­ра­тил, пур­гу сде­лал. Сно­ва к Ель­таль­нен при­шел, стал про­сить:

— Ель­таль­нен, пус­ти ме­ня, я за­мер­заю!

Впус­ти­ла.

— Там, ста­руха, у две­ри са­дись!

Не уз­на­ла Ель­таль­нен Эмэм­ку­та и вправ­ду за ста­руш­ку его при­няла. Усы­пил Эмэм­кут Ель­таль­нен. Зас­ну­ла Ель­таль­нен, спит, ни­чего не чувс­тву­ет. Эмэм­кут сде­лал, что ему нуж­но, и сра­зу ушел. Ель­таль­нен сра­зу за­бере­мене­ла. По­чувс­тво­вала Ель­таль­нен, что бе­ремен­на, ста­ла дет­скую одеж­ду шить. Ми­ти вош­ла к ней и ска­зала:

— Эй, Ель­таль­нен, ты что де­ла­ешь? Ты дур­ное за­дума­ла!

Ель­таль­нен ска­зала:

— Да, мать, я бе­ремен­на! Прав­да, я ни с кем не спа­ла. Толь­ко ког­да пур­га бы­ла, я сю­да ста­руш­ку пус­ти­ла.

Ми­ти ска­зала:

— Это, ко­неч­но, Эмэм­кут был!

Ель­таль­нен ро­дила, очень кра­сиво­го ре­бен­ка ро­дила. Ска­зала Ель­таль­нен от­цу и ма­тери:

— Пе­редай­те же­ниху, что Ель­таль­нен ска­зала: «Ко­неч­но, я сог­ласна!»

На это Кутх и Ми­ти сла­зали:

— Ес­ли ты сог­ласна, вы­ходи за Эмэм­ку­та!

Эмэм­кут же­нил­ся на ней. Ста­ли хо­рошо жить. Эмэм­кут ска­зал:

— Ну, бу­дем со­бирать­ся до­мой!

Ста­ли со­бирать­ся. Эмэм­кут вы­шел во двор, свис­тнул — сра­зу три оленьи уп­ряжки приш­ли. По­еха­ли до­мой. Под­ружки Ель­таль­нен ска­зали ей:

— Сей­час те­бе хо­рошо, а по­том у те­бя на хо­рее соп­ли ви­сеть бу­дут.

При­еха­ли они до­мой. Во­роны Эмэм­ку­ту весь дом об­га­дили. Эмэм­кут приб­рал дом. Ре­шил ус­тро­ить праз­дник, всех поз­вал. Ка­заки приш­ли. Чич­кимчи­чан при­шел, как буд­то му­хомо­ра на­ел­ся. Ска­зал он:

— Эй, Ель­таль­нен, по­мочись в ро­говой ков­шик, я твою мо­чу выпью, как буд­то мы вмес­те в од­ном ку­куле спа­ли!

Ель­таль­нен ска­зала:

— Врешь ты все, Чич­кимчи­чан!

Рас­сердил­ся Эмэм­кут на же­ну, праз­дник прек­ра­тил. Все гос­ти к се­бе уш­ли, не ста­ли праз­дно­вать. Эмэм­кут лег и все вре­мя ле­жал, не вста­вал, рас­сердил­ся на же­ну за Чич­кимчи­чана. Да­же смот­реть на нее не хо­чет. Ель­таль­нен ска­зала:

— Эмэм­кут, ты все вре­мя сер­дишь­ся на ме­ня, так уж я у­еду к от­цу!

Эмэм­кут ска­зал:

— Хоть сей­час у­ез­жай!

Зап­ла­кала Ель­таль­нен, выш­ла во двор. Свис­тну­ла — сра­зу две оленьи уп­ряжки по­яви­лись. Опять в дом вош­ла, ска­зала:

— Ну, про­щай, Эмэм­кут, я у­ез­жаю!

Схва­тил Эмэм­кут же­ну за по­дол, не смог удер­жать. Пог­на­ла Ель­таль­нен оле­ней, сра­зу про­пала. Едет Ель­таль­нен по до­роге и пла­чет, соп­ли на хо­рее по­вис­ли. Ска­зала она:

— Дей­стви­тель­но, прав­ду под­ружки го­вори­ли!

При­еха­ла к от­цу с ма­терью. Опять ста­ла в сво­ем до­ме жить. Теп­ло ста­ло на дво­ре, сол­нце приг­ре­ло. Вот и го­ворит Си­наневт, сес­тра Эмэм­ку­та, сво­ему бра­ту:

— Эмэм­кут, сол­нце слав­но гре­ет, вы­несу я те­бя во двор!

Эмэм­кут не хо­тел во двор. Си­наневт все-та­ки вы­нес­ла его вмес­те с пос­телью. У Эмэм­ку­та от ле­жания все бо­ка сгни­ли. Си­дит он во дво­ре и го­ворит:

— Си­наневт, дос­тань мои стре­лы, я их пе­рес­чи­таю, мо­жет, ка­кие по­теря­лись!

Си­наневт дос­та­ла стре­лы. На­чал Эмэм­кут их счи­тать. На стре­лах тра­вин­ка ви­села — ни­как не отор­вешь. Тог­да он тра­вин­ку от­ре­зал но­жом, за спи­ну бро­сил. Сза­ди кто-то зап­ла­кал, ска­зал:

— Я, Эмэм­кут, те­бя жа­лею, а ты ме­ня но­жом по­резал!

Пос­мотрел Эмэм­кут на­зад, уви­дел ста­руш­ку-па­учи­ху. Та вста­ла, вок­руг Эмэм­ку­та триж­ды обе­жала. Эмэм­кут сра­зу поп­ра­вил­ся. Кра­сивый стал. Сно­ва стал ве­селить­ся. Же­ну вспом­нил. Сно­ва по­шел к же­не. При­шел ту­да — не пус­ка­ют. Стал Эмэм­кут там жить, три го­да на Кут­ха ра­ботал. Но тот не от­да­вал ему же­ну. Тог­да Эмэм­кут про­копал под зем­лей ход к же­не. Стал че­рез этот ход к же­не тай­ком от Кут­ха про­бирать­ся, спал у же­ны. Три го­да так де­лал. На­конец от­да­ли Эмэм­ку­ту же­ну. Сно­ва они до­мой по­еха­ли. При­еха­ли. Сно­ва сте­ли хо­рошо жить. Сно­ва ус­тро­или праз­дник. Всех поз­ва­ли. Мно­го гос­тей приш­ло. И опять при­шел пло­хой че­ловек Чич­кимчи­чан. Эмэм­кут сра­зу его схва­тил, ку­да-то выб­ро­сил. Стал он гос­тей кор­мить. Кон­чи­ли есть. На­чали бо­роть­ся. Эмэм­ку­та ник­то не по­бедил, всех он бро­сал на­земь. Кон­чи­ли бо­роть­ся. Ста­ли на шку­ре ки­дать друг дру­га. Сно­ва Эмэм­ку­ту ник­то ни­чего не мог сде­лать, он всех ос­таль­ных ва­лил. Кон­чи­ли иг­рать на шку­ре. Ста­ли все мо­чить­ся. Эмэм­кут мо­чил­ся очень да­леко. Ник­то Эмэм­ку­та не мог оси­лить, всех он по­бедил. Стал Эмэм­кут жить и ра­довать­ся.