Эмэмкут, Марокльнавт и гуси (Ительменская сказка)

Жил-был Кутх с же­ной Ми­ти. Де­ти у них бы­ли: Эмэм­кут, Кот­ха­нам­таль­хан, Си­силь­хан, Си­наневт, Си­рим. Эмэм­кут и Кот­ха­нам­таль­хан от­пра­вились на всю осень вверх по те­чению ре­ки. Ста­ли про­мыш­лять вся­кого зве­ря. Эмэм­кут ни­как не мог зве­ря до­быть. Хо­дил, хо­дил на охо­ту — ни­чего убить не мо­жет. Ос­ла­бел Эмэм­кут, все вре­мя ле­жит. По­том опять они на охо­ту пош­ли. Эмэм­кут ска­зал:

— Кот­ха­нам­таль­хан, да­вай бу­дем врозь охо­тить­ся!

Пош­ли врозь. Эмэм­кут в лес по­шел. На­шел в глу­бине ле­са мно­го че­рем­ши. Он ее вмес­те с кор­ня­ми выр­вал, от­нес на­верх, на увал, в ба­лага­не сло­жил, что­бы суп по­том сва­рить. При­шел Кот­ха­нам­таль­хан, ни­чего не до­был. Эмэм­кут ска­зал:

— Раз­ве­ди огонь.

Кот­ха­нам­таль­хан раз­вел. Эмэм­кут ска­зал:

— В ба­лага­не, что на­вер­ху, на ува­ле, я сло­жил че­рем­шу. Дос­тань ее.

По­шел Кот­ха­нам­таль­хан, за­лез на ба­лаган. Ви­дит — кра­сивая де­вуш­ка Ма­рокль­навт при­чесы­ва­ет­ся, а че­рем­ши нет. Зас­теснял­ся он этой де­вуш­ки, сра­зу по­шел об­ратно, ска­зал:

— Эмэм­кут, не мог я най­ти че­рем­ши, там толь­ко хо­рошая де­вуш­ка при­чесы­ва­ет­ся, очень кра­сивая!

Эмэм­кут сра­зу вы­шел во двор. По­шел к ба­лага­ну, за­лез на­верх, уви­дел кра­сивую де­вуш­ку. Сра­зу же­нил­ся. Ма­рокль­навт сра­зу ро­дила.

Кот­ха­нам­таль­хан зас­теснял­ся, по­шел до­мой. При­шел до­мой. Рас­ска­зал Кот­ха­нам­таль­хан от­цу и ма­тери:

— Эмэм­кут же­нил­ся на кра­сивой де­вуш­ке Ма­рокль­навт.

Си­рим ста­ла всем рас­ска­зывать:

— Эмэм­кут же­нил­ся, на­ша не­вес­тка Ма­рокль­навт очень кра­сивая, Кот­ха­нам­таль­хан так ска­зал.

Эмэм­кут стал там жить. Од­нажды Ма­рокль­навт уви­дела дур­ной сон. Не от­пуска­ет му­жа на охо­ту, го­ворит:

— Я, Эмэм­кут, ви­дела дур­ной сон — не хо­ди на охо­ту!

Эмэм­кут ска­зал:

— Я не­дале­ко пой­ду. Ты что, бу­дешь вче­раш­нюю, уже съ­еден­ную еду есть?

— Ну лад­но, иди!

Ушел Эмэм­кут. Толь­ко он ушел, вош­ла ста­руш­ка Ка­ман­хнавт. Ма­рокль­навт ска­зала:

— Са­дись, ста­руха!

— Не хо­чу са­дить­ся, — ска­зала ста­руш­ка. — Ма­рокль­навт, сни­ми одеж­ду, я ее при­мерю.

Ма­рокль­навт ска­зала:

— Я, баб­ка, ни­ког­да не раз­де­ва­юсь!

— Раз­де­вай­ся!

— Не раз­де­нусь, луч­ше дру­гую одеж­ду те­бе при­несу!

— Ко­торую но­сишь, ту я и при­мерю.

Ста­ли бо­роть­ся, по­вали­ла ста­руш­ка Ма­рокль­навт. Сра­зу раз­де­ла ее, во двор вы­тол­кну­ла. Са­ма на­дела одеж­ду Ма­рокль­навт, го­лову об­вя­зала, лег­ла, как буд­то боль­ная.

Эмэм­кут при­шел, уви­дел же­ну.

— Эй, что это с то­бой? Как буд­то бы из­ме­нилась!

Ка­ман­хнавт ска­зала:

— Да­веча я те­бе не ве­лела на охо­ту хо­дить, вот и за­боле­ла!

Спать лег­ли. Креп­ко зас­ну­ли. Ма­рокль­навт вош­ла в дом, по­кор­ми­ла ре­бен­ка, поп­ла­кала. Не мог­ла му­жа раз­бу­дить. Спер­ва его все­го ис­це­лова­ла, по­том ре­бен­ка. Уло­жила ре­бен­ка спать и выш­ла во двор.

Ут­ром Ка­ман­хнавт ска­зала:

— Эмэм­кут, в этом до­ме не­лад­но, да­вай бро­сим его!

Сра­зу же бро­сили они дом, у­еха­ли. А Ма­рокль­навт, ког­да при­ходи­ла ночью, взя­ла нож Эмэм­ку­та. Сло­мал­ся у Эмэм­ку­та по до­роге по­лоз. Тут он за­метил, что нож по­терял­ся, ска­зал:

— Э, я за­был до­ма нож!

По­бежал до­мой. Стал нож ис­кать. Ма­рокль­навт крик­ну­ла:

— Эмэм­кут, вот твой нож вот­кнут.

Эмэм­кут ска­зал:

— Ах, это ты, Ма­рокль­навт! Го­лос у те­бя, как преж­де, стал!

Не до­гадал­ся Эмэм­кут, что же­на его здесь. Взял нож, сно­ва ушел. По­ехал до­мой, при­ехал к от­цу и к ма­тери. Встре­тили их. Пос­мотре­ли до­маш­ние: пло­хая у Эмэм­ку­та же­на, дур­ная жен­щи­на, ни­кого не ра­ду­ет. Толь­ко ре­бен­ка все по­люби­ли. А Ка­ман­хнавт бы­ла как буд­то боль­ная все вре­мя. Но­ги об­вя­зала, но ког­да есть да­дут — все съ­ест.

А Ма­рокль­навт ста­ла жить од­на. Пош­ла она от­ту­да на теп­лое мес­то. Сде­лала из тра­вы кух­лянку, тор­ба­за, всю одеж­ду, дом пос­тро­ила. Ста­ла там жить. Вес­ной гу­си при­лете­ли, ска­зали:

— Кто тут на на­шем мес­те ус­тро­ил­ся?

Один гусь сра­зу же­нил­ся на Ма­рокль­навт. Сно­ва ста­ли хо­рошо жить. Ма­рокль­навт ро­дила. Осенью ста­ло хо­лод­но. Дру­гие гу­си уле­тели. Муж Ма­рокль­навт то­же за­соби­рал­ся. Как ему же­ну взять с со­бой? При­вязал он ее ре­меш­ком се­бе на шею — не мо­жет под­нять ее. Гусь ска­зал:

— Ты, Ма­рокль­навт, ос­та­вай­ся здесь, зи­муй тут. А я по­лечу, не то за­мер­зну я и ум­ру.

По­летел гусь, ог­ля­нул­ся на­зад — сно­ва к же­не вер­нулся, зап­ла­кал. Сно­ва по­летел, по­кинул же­ну. Ма­рокль­навт хо­рошо за­жила, ни в чем не нуж­да­лась. Ее сын на охо­ту хо­дил, мел­ких пта­шек до­бывал.

Вот од­нажды убил он оле­нен­ка. Об­ра­дова­лась мать. Вес­ной гу­си сно­ва при­лете­ли. Гу­ся, му­жа Ма­рокль­навт, убил сын Эмэм­ку­та. Дру­гие гу­си рас­серди­лись на Ма­рокль­навт, ска­зали:

— Ее сын на­шего то­вари­ща убил, пой­дем, убь­ем Ма­рокль­навт!

Приш­ли. Ма­рокль­навт сра­зу выш­ла во двор, влез­ла в ку­куль. Ста­ли гу­си крыль­ями бить по ку­кулю. Кон­чи­ли бить, ска­зали:

— Уби­ли Ма­рокль­навт!

Уш­ли гу­си, Ма­рокль­навт сно­ва вош­ла в дом, ста­ла ра­ботать. По­шел ее сын на охо­ту. Боль­шо­го оле­ня убил. При­шел сын Эмэм­ку­та, рас­сердил­ся, ска­зал:

— Ты всех зве­рей ра­зог­нал! Я убью те­бя!

— Не на­до, при­ятель, иди сю­да, по­едим вмес­те!

Приш­ли, ста­ли есть. Кон­чи­ли есть. Ска­зал сын Ма­рокль­навт:

— Я, при­ятель, бу­ду в кук­лы иг­рать, а ты пос­мотри.

Стал в кук­лы иг­рать. Все по­казал: как Ма­рокль­навт рань­ше жи­ла, как она Эмэм­ку­ту сы­на ро­дила. Сын Эмэм­ку­та сра­зу все это по­нял. Зап­ла­кал он, ска­зал:

— На­вер­ное, ты мой млад­ший брат?

— Да, вер­но, я твой млад­ший брат, мать у нас од­на. Ну, пой­дем к ма­тери!

Тут сын Эмэм­ку­та ска­зал:

— Не хо­чу!

Стыд­но ему ста­ло. Очень ма­лень­кая и ста­рая у не­го одеж­да. Как его мать оде­ла, так он в этой одеж­де и вы­рос. Все швы тя­нули его к ма­тери!

Пош­ли они к ма­тери, приш­ли. Сын гу­ся во­шел, ска­зал ма­тери:

— Мой стар­ший брат при­шел сю­да.

— Где же он?

— Во дво­ре ос­тался.

— Пусть вой­дет!

Тот сра­зу вы­шел и ска­зал:

— Стар­ший брат, мать ве­лит те­бе вой­ти!

Тот не вхо­дит, стес­ня­ет­ся. Ма­рокль­навт са­ма выш­ла, уви­дела сы­на, зап­ла­кала, вве­ла его в дом, рас­по­рола шта­ны, кух­лянку, тор­ба­за, все сня­ла, на­дела дру­гую кух­лянку, шта­ны и тор­ба­за. Кра­сивый пар­нишка по­лучил­ся. Ста­ли хо­рошо жить. Ма­рокль­навт ска­зала сы­ну:

— Ты, ко­торый гу­ся убил, пой­ди при­неси сю­да все его кос­ти!

Тот сра­зу по­шел, до­мой к от­цу при­шел, спро­сил:

— Ка­ман­хнавт, ты гу­ся съ­ела, а кос­ти ку­да де­ла?

— Да вот его кос­ти!

Маль­чик сра­зу все кос­ти соб­рал, при­шел к ма­тери. От­дал ей все кос­ти. Ма­рокль­навт все кос­ти соб­ра­ла, по­дула на них — сра­зу гусь по­лучил­ся. Соб­ра­лись, по­еха­ли к Эмэм­ку­ту. При­были.

Сра­зу они их встре­тили. Об­ра­дова­лись. Ка­ман­хнавт ис­пу­галась, ска­зала:

— Я пой­ду во двор, по­мочусь!

Это она убе­жать хо­тела, но ее не пус­ти­ли. Ма­рокль­навт са­ма се­бя по про­бору на го­лове но­жом уда­рила — сра­зу две жен­щи­ны ста­ло. Один бок — Эмэм­ку­ту, дру­гой бок — гу­сю. Ус­тро­или праз­дник, всех поз­ва­ли, на­вари­ли мя­са, тол­ку­шу сде­лали. Эмэм­кут наг­рел на ог­не ка­мен­ную мис­ку, мис­ка как огонь крас­ная ста­ла. Ка­ман­хнавт зас­то­нала:

— Ой, ой, боль­ше тер­петь не мо­гу, хо­чу на двор!

Эмэм­кут рас­сердил­ся, схва­тил Ка­ман­хнавт, по­тащил на кух­ню, по­садил ее в го­рячую ка­мен­ную мис­ку. По­том выб­ро­сил ее во двор. Всю ее тол­ку­шей об­ле­пило. Так и пош­ла она к сво­ей баб­ке. Приш­ла к баб­ке и ска­зала:

— Вот те­бе тол­ку­ши нем­ножко!

Ста­руш­ка ска­зала:

— На что она мне, са­ма ешь!

Ста­ли Эмэм­кут и гусь хо­рошо жить и ра­довать­ся.