Ёнавъёчгын (Чукотская сказка)

Рас­ска­зыва­ют, что Ёнавъ­ёч­гын жил со сво­ей же­ной. Каж­дый день хо­дил он про­мыш­лять ди­ких оле­ней. И очень мно­го оле­ней уби­вал.

Од­нажды при­шел ве­чером с охо­ты до­мой, а же­ны нет. Го­ворит:

— Ку­да же уш­ла же­на?

А на­до ска­зать, что жи­ли они вдво­ем — ни сы­на у них не бы­ло, ни до­чери, да и со­баки не бы­ло.

Во­шел Ёнавъ­ёч­гын в пус­той дом. Да­вай же­ну ис­кать — ниг­де не мо­жет най­тн. Так и не на­шел. По­шел в тун­дру, сел и зап­ла­кал.

Вдруг идет пе­сец. Спра­шива­ет:

— Что это ты де­ла­ешь? Че­го это ты пла­чешь?

— Же­на у ме­ня по­теря­лась. Ниг­де не мо­гу най­ти.

— Ох, ка­кая жа­лость! — го­ворит пе­сец.

— По­моги мне, по­жалуй­ста, най­ти мою же­ну.

— Ну что ж, по­могу, по­жалуй! Но толь­ко сна­чала на­вари мне са­мого луч­ше­го мя­са, тог­да я те­бе рас­ска­жу что-то, — го­ворит пе­сец.

— Ко­неч­но, я сва­рю те­бе са­мого луч­ше­го мя­са, — го­ворит Ёнавъ­ёч­гын.

— Тог­да я по­ка пос­плю. Но толь­ко раз­бу­ди ме­ня, ког­да мя­со сва­рит­ся, — го­ворит пе­сец.

— Ко­неч­но!

Сва­рил мя­со Ёнавъ­ёч­гын.

— Вста­вай, мя­со го­тово!

— Да­вай!

Стал пе­сец мя­со есть. Мно­го съ­ел. На­ел­ся.

— Ну вот, те­перь бу­ду рас­ска­зывать, — го­ворит пе­сец. — Ос­та­лась твоя же­на до­ма. Вдруг от­ку­да ни возь­мись ле­тит ве­ликан-муж­чи­на с боль­шу­щими крыль­ями. Ока­зыва­ет­ся, это боль­шу­щий орел. Схва­тил он твою же­ну и унес по воз­ду­ху в свой дом. Ты вот что сде­лай: смас­те­ри ма­лень­кий лук и две стре­лы и от­прав­ляй­ся в дру­гую стра­ну. Уви­дишь по до­роге боль­шой длин­ный холм. А пе­рева­лить че­рез не­го нель­зя: до­рогу боль­шой орел прег­ражда­ет. До то­го боль­шой, что свое мес­то — этот длин­ный холм — поч­ти весь сво­им те­лом зак­рыл. Так вот, ес­ли ты его сра­зу не убь­ешь, он убь­ет те­бя. А ты вот как пос­ту­пи. Он хо­тя и спит, но все рав­но всег­да нас­то­роже, ка­ра­улит, что­бы ник­то в зем­лю ор­лов не во­шел. Ты уж ти­хонь­ко под­кра­дись к не­му. Как под­кра­дешь­ся, стре­ляй в не­го из лу­ка. Но толь­ко цель­ся пря­мо в го­лову. А как зад­ро­жит он, сра­зу вто­рую стре­лу пус­кай. Ес­ли убь­ешь его, путь бу­дет сво­боден и ты смо­жешь до жи­лища глав­но­го ор­ла дой­ти. Это он твою же­ну се­бе в же­ны заб­рал. И пом­ни: иди ту­да тай­но; ес­ли от­кры­то пой­дешь, убь­ет он те­бя.

Же­ну Енавъ­ёч­гы­на зва­ли Ва­рэны.

Стал со­бирать­ся в путь Ёнавъ­ёч­гын. Пе­сец го­ворит ему:

— Ну, те­перь иди!

А сам стал в до­ме Енавъ­ёч­гы­на жить. Ведь Ёнавъ­ёч­гын ска­зал ему: «А ты по­ка в мо­ем до­ме жи­ви».

От­пра­вил­ся Ёнавъ­ёч­гын. Идет-идет, вдруг ви­дит: очень боль­шой орел. Дей­стви­тель­но, боль­шу­щий — сво­им те­лом да­же весь длин­ный холм зак­рыл.

Стал Ёнавъ­ёч­гын под­кра­дывать­ся, а боль­шу­щий орел спит. Как под­крал­ся поб­ли­же, выс­тре­лил ему в то­лову. Зад­ро­жал орел, по­пытал­ся в пред­смертных му­ках убе­жать, а Ёнавъ­ёч­гын вто­рой раз выс­тре­лил. Те­перь уж окон­ча­тель­но до­бил ор­ла.

За­тем даль­ше по­шел. Очень быс­тро идет — так быс­тро, как толь­ко мо­жет.

Вдруг вда­ли боль­шу­щий до­мище по­казал­ся. Го­ворит он:

— Вот где, на­вер­ное, Ва­рэны жи­вет.

Спря­тал­ся в от­да­лении, стал ве­чера ждать. Си­дит в ук­ры­тии, ждет. Как ста­ло тем­неть, от­пра­вил­ся к это­му до­му. По­дошел. Чуть в сто­роне боль­шое озе­ро уви­дел. При­та­ил­ся на бе­регу озе­ра. Ле­жит.

Вдруг ви­дит — Ва­рэны за во­дой пош­ла. Длин­ну­щая одеж­да на ней. К это­му озе­ру за во­дой пош­ла.

Не зря, вид­но, ког­да тем­не­ло, га­гары силь­но кри­чали. Идет она к озе­ру, где во­ду бе­рут. Всю до­рогу к озе­ру пла­чет. Идет Ва­рэны, опус­ти­ла го­лову и пла­чет. А на озе­ре мно­го га­гар пла­ва­ет. Пос­то­яла Ва­рэны не­кото­рое вре­мя за­думав­шись. А га­гары на раз­ные го­лоса кри­чат:

— Ва­рэн, гуг-гуг-гук! А­ау-га-а­уу-гаа! Ва­рэн, гуг-гуг-гук!

Зак­ри­чал тог­да глав­ный орел, на спи­не ле­жа:

— От­че­го это пти­цы так кри­чат?

Выс­ко­чил не­ожи­дан­но из-за коч­ки Ёнавъ­ёч­гын. Уви­дела его же­на:

— От­ку­да это ты при­шел? — спра­шива­ет.

— Из до­му.

— За­чем ты при­шел, убь­ют те­бя!

— Пусть! За тем и при­шел, что­бы уби­ли.

— Он, бо­юсь ру­гать бу­дет, что дол­го не воз­вра­ща­юсь!

— Ну и пусть! Ска­жи ему, что нет здесь лю­дей. И вот что сде­лай: ночью по­раз­вле­кай его как сле­ду­ет. А как толь­ко ус­нет орел, боль­шу­щим но­жом гор­ло ему пе­рережь.

— Лад­но, — сог­ла­силась Ва­рэны и уш­ла.

А вер­ну­лась Ва­рэны с во­дой, стал орел силь­но ру­гать­ся. Очень рас­сердил­ся:

— По­чему так дол­го не шла! На­вер­ное, ви­дела там ко­го-ни­будь!

— Да нет! Ни­кого не ви­дела. Там ведь нет лю­дей.

— А по­чему же так дол­го бы­ла там?

— По­тому что во­ду дол­го бра­ла.

— А-а? Зна­чит, там нет лю­дей? Нет? А по­чему пти­цы кри­чали?

— Так это же га­гары!

— Aa-a!

По­верил. Но все еще спра­шива­ет:

— А по­чему же они кри­чали: «Ва­рэн, гуг-гуг-гук!» По­чему они так кри­чали? На­вер­ное, твой муж при­шел?

— Как же он при­дет? Не­воз­можно ему сю­да прий­ти. Да­леко.

— Аа-а! — толь­ко тог­да по­верил.

Лег­ли спать. Весь ве­чер раз­вле­кала Ва­рэны ор­ла. Вот на­конец стал он за­сыпать. Ско­ро креп­ко зас­нул. Выш­ла жен­щи­на по­тихонь­ку, но­жище из-под по­душ­ки вы­тащи­ла, заж­гла ога­рок, под­ня­ла пе­ред­нюю сте­ну по­лога и уда­рила изо всех сил ор­ла. От­де­лилась ог­ромная го­лова от ту­лови­ща. Ста­ло од­но ту­лови­ще под­ни­мать­ся. Еще раз уда­рила Ва­рэны. На­конец уби­ла. За­тем от­пра­вилась к му­жу. И вот пош­ли они до­мой.

При­ходят до­мой. А там все еще пе­сец жи­вет. Го­ворит им пе­сец:

— Ну, здравс­твуй­те!

— Здравс­твуй! Толь­ко не все еще опас­ности кон­чи­лись. По­гоня за на­ми. Что нам де­лать?

Стал пе­сец ду­мать:

— Вы по­ка в тун­дру иди­те, спрячь­тесь, а я опять бу­ду один здесь жить.

— Лад­но.

От­пра­вились они с же­ной в тун­дру. Муж спря­тал­ся в за­рос­лях. Же­на то­же. Но спря­тались не вмес­те, а по от­дель­нос­ти, в за­рос­лях, на бе­регу ре­ки.

Вдруг гром­кие го­лоса вда­леке пос­лы­шались. Очень мно­го вра­гов из-за хреб­та по­яви­лось. Стал пе­сец усер­дно хо­зяй­ни­чать.

Под­сту­пило вра­жес­кое вой­ско к до­му. Спра­шива­ют у пес­ца вра­ги:

— Где Ёнавъ­ёч­гын?

Пе­сец от­ве­ча­ет:

— Не знаю? А кто та­кой Ёнавъ­ёч­гын? Ка­ков из се­бя?

— Го­вори ско­рее! Где Ёнавъ­ёч­гын? Ес­ли не ска­жешь, мы те­бя кну­том побь­ем!

— Да не знаю я, кто та­кой Ёнавъ­ёч­гын!

— А чей же это дом?

— Как это чей? Мой! У ме­ня то­же дом есть, — го­ворит пе­сец.

За­тем пе­сец го­ворит:

— Да­вай­те я вам луч­ше вкус­но­го мя­са сва­рю. Дав­но у ме­ня та­ких хо­роших гос­тей не бы­ло! А вы по­ка пос­пи­те!

— Ну что ж, по­жалуй, пос­пим, — го­ворят вра­ги.

Как толь­ко ус­ну­ли они в до­ме Енавъ­ёч­гы­на, на­чал пе­сец дом со всех сто­рон под­жи­гать. За­горел­ся дом, за­пылал. А пе­сец гром­ко так го­лосит:

— Ёнавъ­ёч­гын! Го­рят твои вра­ги, пы­ла­ют!

Выс­ко­чил Ёнавъ­ёч­гын из за­рос­лей и при­бежал. А у вра­гов уже все жи­лы скрю­чились. Не­кото­рые так и сго­рели, не прос­нувшись.

Вот как пе­сец об­ма­нул вра­гов. Он им на­роч­но ска­зал: «Вкус­но­го мя­са сва­рю вам, дав­но та­ких хо­роших гос­тей не бы­ло».

Ко­нец.