Бедняк и смерть

На­чина­ет­ся сказ­ка с бед­но­го че­лове­ка. Бы­ло у не­го один­надцать сы­новей. И ро­дил­ся еще две­над­ца­тый. В сво­ем се­ле уже со­вес­тно бы­ло крес­тить его — не­чего бед­ня­ку пос­та­вить крес­тным на стол. И го­ворит он же­не:
— Возь­му я ре­бен­ка, по­несу в дру­гое се­ло. Там най­ду крес­тно­го, ко­торо­го не нуж­но бу­дет уго­щать.
Идет и встре­ча­ет жен­щи­ну с зак­ры­тым ли­цом.
— Те­туш­ка, не сог­ла­сились бы вы быть у мо­его ре­бен­ка за крес­тную?
— А че­го бы нет?
И ок­рести­ли ре­бен­ка. Спра­шива­ет ку­ма:
— А зна­ешь ты, кум, кто я?
— Не знаю. Кто?
— Я — Смерть. Те­перь уж не бу­дешь та­ким бед­ным: по­могу те­бе. Объ­яви, что ты чу­до-ле­карь. На­бери в пу­зырь­ки из-под ле­карств чис­той во­ды и трав раз­ных. Ког­да при­дешь к боль­но­му, уви­дишь ме­ня. Ес­ли я бу­ду сто­ять у из­го­ловья, го­вори, что уже поз­дно ле­чить, а ес­ли я бу­ду сто­ять в но­гах, го­вори, что вы­лечишь.
И бед­няк прос­ла­вил­ся как чу­до-ле­карь. Раз­бо­гател.
Но тут при­шел срок и ему — сос­та­рил­ся, по­мирать по­ра. Де­тей всех пе­реже­нил. Ког­да рас­хво­рал­ся уж сов­сем, сде­лал се­бе под пос­телью ко­лесо. При­ходит Смерть, а ста­рик пе­рек­ру­тил­ся: где го­лова бы­ла, там но­ги, а где но­ги бы­ли — там го­лова.
— Эй, ку­менек! — го­ворит Смерть.- Кру­тись не кру­тись, а по­мирать на­до!
И зас­ме­ялась:
— А ты, ку­менек, ви­дать, еще по­жить хо­чешь?
— Хо­чу.
Бы­ло ему во­семь­де­сят пять лет. И Смерть поз­во­лила ему до­тянуть до де­вянос­та.
А че­рез пять лет приш­ла и ста­ла у из­го­ловья. Но дед сно­ва пе­рек­ру­тил­ся на ко­лесе.
— Эй, ку­менек, кру­тись не кру­тись, а по­мирать на­до.
Ста­рик вы­нул из труб­ки чу­бук и го­ворит:
— Ну, ку­ма, ес­ли ты та­кая муд­рая, то поп­ро­буй вой­ти в чу­бук.
Смерть за­лез­ла в чу­бук. А дед зат­кнул его с обе­их сто­рон со­ломой.
И жи­вет се­бе. Де­сять лет жил. За это вре­мя в се­ле бо­лез­ней ста­ло мень­ше, а на­роду боль­ше. Че­рез де­сять лет дед стал сам Смерть звать. Взял чу­бук, от­крыл его, а Смерть выс­ко­чила и зак­ри­чала:
— Ну жи­ви, по­ка от те­бя толь­ко кос­ти ос­та­нут­ся!
И убе­жала. Каж­дую ночь ста­ло уми­рать мно­го лю­дей. А дед хо­дил, по­ка от не­го ос­та­лись од­ни кос­ти. По­том он рас­сы­пал­ся.