Царь и разбойники

Жил бед­няк, и был у не­го сын, ко­торый с ма­лых лет бат­ра­чил у чу­жих лю­дей. Ког­да хло­пец под­рос, по­нял, что ни­чего не даст ему бат­ра­чес­тво, и ре­шил ид­ти в раз­бой­ни­ки.
Ку­пил се­бе кра­сивую одеж­ду и пус­тился в путь-до­рогу.
При­ходит в од­но се­ло и ви­дит: три пар­ня шеп­чутся меж­ду со­бой — ка­кое-то тай­ное де­ло у них.
Пос­то­ял бед­няк, пос­то­ял, по­думал, а по­том по­дошел и спра­шива­ет:
— Что это вы, хлоп­цы, шеп­че­тесь? Рас­ска­жите-ка мне, не бой­тесь, я та­кой же, как и вы. Хлоп­цы и го­ворят:
— Да вот со­вету­ем­ся, как у ца­ря день­ги вык­расть. Бед­няцкий сын спра­шива­ет:
— Вид­но, мно­го у ца­ря де­нег?
— Еще бы!
— Не пе­чаль­тесь, мы их возь­мем. Толь­ко ска­жите, где цар­ская каз­на ле­жит.
— Ле­жит она в от­дель­ной па­лате. Труд­но бу­дет день­ги ук­расть: у ца­ря стра­жа боль­шая.
— Ни­чего, хлоп­цы! Сту­пай­те к куз­не­цу, за­кажи­те че­тыре сталь­ных до­лота и од­ну доб­рую же­лез­ную ду­бину.
Все бы­ло сде­лано быс­тро, и раз­бой­ни­ки тем­ной ночью прок­ра­лись к цар­ско­му двор­цу. На­чали сталь­ны­ми до­лота­ми дол­бить сте­ну па­латы, в ко­торой хра­нилась каз­на. До­лота и ду­бин­ку об­вя­зыва­ли ду­бовой ко­рой, что­бы уда­ров не бы­ло слыш­но. Очень дол­го и ос­то­рож­но дол­би­ли сте­ну раз­бой­ни­ки.
Про­били в сте­не ды­ру, наг­ребли се­реб­ра и зо­лота. А ког­да выб­ра­лись на­ружу, ды­ру за­ложи­ли прос­мо­лен­ной, раз­ри­сован­ной под ка­мень бу­магой, так что и не вид­но бы­ло, где стен­ка про­бита.
И мно­го раз при­ходи­ли они, бра­ли зо­лото и се­реб­ро. На­конец, царь за­метил, что убы­ва­ет его каз­на. Жа­лу­ет­ся ца­рице:
— И что это слу­чилось — ума не при­ложу: Не то день­ги на­ши усох­ли, не то кто-ни­будь их кра­дет. И зам­ки все це­лы.
— Не мо­гут день­ги усох­нуть,- го­ворит ца­рица.- Иди-ка в тем­ни­цу и по­гово­ри с тем зло­де­ем, ко­торо­го ты осу­дил на веч­ное за­точе­ние. Он те­бе по­сове­ту­ет, что на­до де­лать.
Царь пос­лу­шал ца­рицу.
Поз­вал к се­бе ста­рого раз­бой­ни­ка из тем­ни­цы и го­ворит ему:
— Ска­жи мне, что тво­рит­ся с мо­ей каз­ной? Мо­гут ли день­ги усох­нуть или их кто-то кра­дет? Ес­ли по­можешь пой­мать во­ра, от­пу­щу те­бя на во­лю.
Раз­бой­ник ус­мехнул­ся и го­ворит:
—nПрес­ветлый царь, пой­ди­те в свою па­лату, возь­ми­те же­лез­ную па­лоч­ку и об­сту­кай­те сте­ны. Во­ры про­дол­би­ли в сте­не ды­ру и за­ложи­ли ее прос­мо­лен­ной бу­магой. Че­рез эту ды­ру они уно­сят ва­ши день­ги.
И еще ста­рый раз­бой­ник ска­зал:
— Ког­да най­де­те ды­ру в сте­не, вы­копай­те под ней яму в рост че­лове­ка и за­лей­те ее до кра­ев жид­кой смо­лой. Вор по­лезет в ды­ру, упа­дет в яму со смо­лой. Так вы его и пой­ма­ете.
Царь все сде­лал, как по­сове­товал ста­рый раз­бой­ник.
Ночью раз­бой­ни­ки опять приш­ли за зо­лотом. И тот из них, кто по­лез пер­вым, по­пал­ся в ло­вуш­ку. Он зак­ри­чал:
— Ой-ой! Тя­ните ме­ня, я упал в яму со смо­лой.
Те, что ос­та­лись за сте­ной, по­дали ему кол и ста­ли тя­нуть, что бы­ло си­лы, но так и не смог­ли вы­тянуть сво­его то­вари­ща.
Тог­да бед­няцкий сын взял саб­лю и от­ру­бил ему го­лову. Раз­бой­ни­ки уш­ли и унес­ли с со­бой го­лову сво­его то­вари­ща.
Ут­ром царь по­шел на ос­мотр де­неж­ной па­латы. Ви­дит: в яме со смо­лой труп без го­ловы. И не мо­жет царь по­нять, что это зна­чит. По­шел он в тем­ни­цу к ста­рому раз­бой­ни­ку и го­ворит:
— Твои сло­ва сбы­лись, но в смо­ле ос­тался че­ловек без го­ловы. Рас­толкуй мне, что это зна­чит?
— Меж те­ми зло­де­ями есть ве­ликий хит­рец, он-то и от­ру­бил го­лову то­му, кто по­пал­ся в ло­вуш­ку.
— Так ска­жи, что мне те­перь де­лать, как во­ров пой­мать?
— Труд­ное де­ло: Возь­ми­те-ка труп и ве­лите во­лочить его по ба­зару. Кто-ни­будь из род­ни зло­дея уви­дит это и зап­ла­чет. А вок­руг ба­зара рас­ставь­те стра­жу, пусть схва­тят то­го, кто бу­дет пла­кать.
Как уви­дал бед­няцкий сын, что по ба­зару во­локут труп его то­вари­ща, сра­зу до­гадал­ся, к че­му это. Ку­пил три зо­лотые лож­ки и две мис­ки, дал их же­не уби­того раз­бой­ни­ка, ко­торая го­рева­ла по му­жу, и го­ворит:
— На, бе­ри вот это. А ког­да уви­дишь труп сво­его му­жа, спот­кнись об не­го, раз­бей зо­лотую по­суду, а по­том уж плачь, сколь­ко хо­чешь:
Же­на уби­того так и сде­лала.
Нап­ла­калась вдо­воль.
А царь вер­нулся до­мой ни с чем: ник­то на ба­заре не пла­кал, кро­ме од­ной жен­щи­ны, ко­торая раз­би­ла зо­лотые ми­соч­ки.
Опять по­шел царь за со­ветом к ста­рому раз­бой­ни­ку. А тот го­ворит:
— Эх, прес­ветлый царь!.. Ведь жен­щи­на, ко­торая ми­соч­ки раз­би­ла, и бы­ла же­на уби­того. Она пла­кала не по зо­лоту, а по му­жу. На­до бы­ло ее схва­тить, да те­перь уж поз­дно: Ну, лад­но! Вот вам еще один со­вет: ве­лите тот обез­глав­ленный труп рас­пять на крес­те у до­роги. И пос­тавь­те вок­руг креп­кую стра­жу. Глав­ный зло­дей обя­затель­но поп­ро­бу­ет вык­расть труп то­вари­ща, что­бы по­хоро­нить его вмес­те с го­ловой.
Царь пос­лу­шал со­вета ста­рого раз­бой­ни­ка.
Обез­глав­ленное те­ло рас­пя­ли на крес­те, а вок­руг пос­та­вили две­над­цать ча­совых и на­каза­ли им хва­тать каж­до­го, кто сой­дет с до­роги и приб­ли­зит­ся к тру­пу.
Но бед­няцкий сы­нок был не про­мах! Ку­пил се­бе дра­ную оде­жон­ку и сле­пого ко­ня. Зап­ряг ко­ня в во­зок, по­ложил на не­го мно­го бу­тылок с вод­кой, прик­рыл их свер­ху со­ломой и по­ехал.
Ког­да про­ез­жал ми­мо тру­па, рас­пя­того на крес­те, не­замет­но пог­нал сле­пого ко­ня в при­дорож­ную ка­наву. Во­зок оп­ро­кинул­ся. Страж­ни­ки по­жале­ли бед­но­го че­лове­ка и по­дош­ли, что­бы по­мочь ему под­нять воз. Ког­да под­ни­мали, уви­дели вод­ку, и каж­дый прип­ря­тал се­бе бу­тылоч­ку. Бед­няцкий сын сде­лал вид, что ни­чего не за­метил. Стег­нул ко­ня и по­ехал даль­ше.
Отъ­ехал нем­но­го и ос­та­новил­ся.
Ски­нул свои лох­мотья, бро­сил во­зок со сле­пым ко­нем и по­шел в ближ­ний го­род.
Там ку­пил две­над­цать по­пов­ских риз и в пол­ночь вер­нулся к тру­пу.
Зах­ме­лев­шие страж­ни­ки спа­ли мер­твец­ким сном. Бед­няцкий сын заб­рал у них ружья, пос­тя­гивал мун­ди­ры и на­рядил каж­до­го страж­ни­ка в по­пов­скую ри­зу. Труп то­вари­ща снял с крес­та и по­хоро­нил те­ло вмес­те с го­ловой.
Ут­ром царь по­шел смот­реть пой­ма­ла ли стра­жа зло­дея. При­ходит и ви­дит: крест пус­той, а вок­руг ле­жат две­над­цать по­пов.
Царь ис­пу­гал­ся да как зак­ри­чит:
— От­ку­да взя­лись по­пы? Я ж ста­вил сю­да во­инов!
Страж­ни­ки прос­ну­лись от цар­ско­го кри­ка, гля­дят друг на дру­га, но и са­ми ни­чего по­нять не мо­гут.
И опять по­шел царь со­вето­вать­ся со ста­рым раз­бой­ни­ком. Тот выс­лу­шал его и го­ворит:
— Прес­ветлый царь, ус­трой­те у се­бя во дво­ре ве­ликий пир, а по по­лу раз­бро­сай­те се­реб­ря­ные и зо­лотые мо­неты. Их не ста­нет под­би­рать толь­ко вор, ог­ра­бив­ший ва­шу каз­ну.
Царь так и сде­лал. Но ког­да соб­ра­лись гос­ти, мо­нет, раз­бро­сан­ных по по­лу, вдруг не ока­залось, и по­это­му ник­то их не со­бирал.
И опять по­шел царь к ста­рому раз­бой­ни­ку.
— Как мог­ло слу­чить­ся, что я не ви­дел, кто по­доб­рал зо­лото?
— Зло­дей ваш очень хит­рый,- от­ве­тил ста­рый раз­бой­ник.- Он на­мазал по­дош­вы сво­их са­пог смо­лой и соб­рал ими все чер­вонцы.- Ну что ж, прес­ветлый царь, вот вам мой пос­ледний со­вет: со­зови­те опять гос­тей, а свою дочь на­ряди­те в платье из чис­то­го зо­лота. Ког­да гос­ти нач­нут пить ви­но, пусть она вый­дет к ним на ми­нут­ку, по­кажет­ся и опять спря­чет­ся в тем­ной ком­на­те. А в той ком­на­те ве­лите вы­копать яму и на дно ее наб­ро­сать по­душек. И как толь­ко раз­бой­ник вой­дет за ва­шей до­черью, пусть она пос­та­вит ему на лоб пе­чать и тол­кнет его в яму.
Так все и слу­чилось. Бед­няцкий сын по­шел за цар­ской доч­кой, об­нял ее, и она уда­рила его по лбу пе­чатью.
Но бед­няцкий сын был очень хит­рый. У не­го в кар­ма­не ле­жала точ­но та­кая же пе­чать. И ког­да ца­рев­на тол­кну­ла его в яму, он зак­ри­чал:
— Лю­ди доб­рые! Уби­ва­ют!
Гос­ти ри­нулись в тем­ную гор­ни­цу, и мно­гие из них по­пада­ли в яму. И каж­до­му бед­няцкий сын пос­та­вил на лоб цар­скую пе­чать. Ког­да заж­гли све­тиль­ни­ки, царь заг­ля­нул в яму, а там пол­но лю­дей, и у каж­до­го на лбу пе­чать.
— Что тут бу­дешь де­лать?
Спра­шива­ет царь у ца­рев­ны:
— Сколь­ко бы­ло здесь лю­дей?
— Был один, но те­перь не мо­гу его уз­нать.
И опять по­шел царь к ста­рому раз­бой­ни­ку. А тот и го­ворит:
— Боль­ше его не пой­ма­ете, раз те­перь не пой­ма­ли. Но ес­ли вы все же хо­тите его уви­деть, пош­ли­те гла­шата­ев по сво­ему царс­тву, пусть объ­явят на­роду, что ес­ли явит­ся к вам тот, что ва­ше зо­лото ук­рал, то вы его от­пусти­те по­доб­ру-поз­до­рову. Цар­ским сло­вом ру­чай­тесь, что ни­чего зло­го ему чи­нить не ста­нете.
Ус­лы­шал бед­няцкий сын цар­ских гла­шата­ев, при­наря­дил­ся и по­шел во дво­рец. Стал пе­ред ца­рем и го­ворит:
— Я тот раз­бой­ник, что брал из каз­ны се­реб­ро и зо­лото. Что вам нуж­но от ме­ня, прес­ветлый царь?
— Ни­чего не нуж­но! — от­ве­ча­ет царь.
И же­нил его царь на сво­ей до­чери, и жил с той по­ры спо­кой­но до са­мой смер­ти.
А ста­рого раз­бой­ни­ка, ко­торый да­вал ца­рю со­веты, вы­пус­ти­ли из тем­ни­цы на сво­боду.