Девятник

Жил на све­те бед­няк, и был у не­го сын. Хло­пец с ма­лых лет та­кую си­лу имел, что ник­то не мог его по­бороть. И ел он за де­вяте­рых, а по­тому проз­ва­ли его Де­вят­ни­ком.
Ког­да ис­полни­лось Де­вят­ни­ку пят­надцать лет, при­шел он к от­цу и го­ворит:
— Няньо, хва­тит мне си­деть до­ма, пой­ду свет пог­ля­деть.
— Хо­рошо, сы­нок, иди ис­кать свою до­лю.
Поп­ро­щал­ся Де­вят­ник с от­цом, соб­рался в до­рогу и по­шел. При­ходит к ца­рю и про­сит­ся на служ­бу. Ца­рю хло­пец пон­ра­вил­ся.
— А как те­бе пла­тить за служ­бу? — спра­шива­ет царь.
— Пла­та не­боль­шая,- от­ве­ча­ет Де­вят­ник.- Прос­лу­жу год, и дам вам один щел­чок в лоб.
Ус­мехнул­ся царь:
— Ду­рак ты, вид­но. Боль­ше про­си!
— Ни­чего дру­гого мне не на­до.
Уди­вил­ся царь, но сог­ла­сил­ся.
Уже две не­дели ра­бота­ет Де­вят­ник у ца­ря. Тот до­волен но­вым ра­бот­ни­ком. Что ни ска­жет, Де­вят­ник все точ­но сде­ла­ет.
Раз при­казал царь слу­гам ехать в лес за дро­вами:
— Кто быс­трее при­везет дров, то­го щед­ро наг­ра­жу.
По­еха­ли слу­ги в лес, а Де­вят­ни­ка не раз­бу­дили. Уже и сол­нышко вы­соко, а он все спит. На­конец, прос­нулся, уви­дел, что слу­ги дав­но у­еха­ли, и то­же со­бирать­ся стал. На­кор­мил, на­по­ил во­лов, сел на воз и по­ехал. В ле­су ви­дит, что его то­вари­щи уже на­руба­ли дров и со­бира­ют­ся до­мой. Де­вят­ник при­вязал во­лов к бу­ку, бро­сил им охап­ку се­на, а сам да­вай вы­рывать де­ревья с кор­ня­ми и сва­ливать их на до­рогу, по ко­торой цар­ские слу­ги дол­жны до­мой ехать. Наб­ро­сал столь­ко де­ревь­ев, что и за не­делю их не раз­бе­решь. По­том на­рубил дров, сло­жил на свой воз и по­шел от­вя­зывать во­лов.
При­шел к бу­ку и ви­дит, что от его во­лов ос­та­лись од­ни кос­ти: вол­ки во­лов съ­ели. Ра­зоз­лился Де­вят­ник на вол­ков, стал хва­тать их за уши и зап­ряг в воз. По­том сел на дро­ва, по­гоня­ет вол­ков. Вол­ки тя­нут воз, а Де­вят­ник си­дит свер­ху и кну­том по­махи­ва­ет.
Ог­ля­нул­ся и ви­дит, что за во­зом идет черт и все при­меря­ет­ся, как бы ось сло­мать.
— Ло­май, ло­май! — кри­чит Де­вят­ник чер­ту.- Ког­да сло­ма­ешь, бу­дешь ру­кой дер­жать.
Черт сло­мал ось. Ко­лесо по­кати­лось, а черт сто­ит, сме­ет­ся. Кри­чит Де­вят­ник чер­ту:
— Кла­ди свою ру­ку!
— Кла­ди ты свою! — от­ве­ча­ет черт.
— По-хо­роше­му го­ворю, кла­ди!
— Вот и не по­ложу, что ж ты мне сде­ла­ешь,- сме­ет­ся черт, да еще и при­тан­цо­выва­ет.
Ра­зоз­лился Де­вят­ник, пой­мал чер­та, сжал ему ру­ку — кровь из нее брыз­ну­ла. Черт от бо­ли так за­виз­жал, что да­же Де­вят­ни­ку страш­но ста­ло.
— Ну, бу­дешь дер­жать? — спра­шива­ет.
— Бу­ду, бу­ду! — пи­щит черт.
Сел Де­вят­ник на воз и пог­нал вол­ков даль­ше.
А черт хо­тел убе­жать. Бро­сил ось и пус­тился на­утек. Пет­ля­ет по ле­су, что­бы пой­мать его труд­нее бы­ло. Толь­ко все нап­расно. Де­вят­ник дог­нал не­чис­то­го, схва­тил за хвост и так кру­танул чер­том в воз­ду­хе, что ум у не­го от­шиб. По­том, для вер­ности, швыр­нул чер­та на­земь, тот ед­ва дух не ис­пустил. За­виз­жал не­чис­тый так, что де­ревья зад­ро­жали. При­вел Де­вят­ник его к во­зу, дал ось в ру­ки и пог­нал вол­ков даль­ше. Подъ­ез­жа­ет к цар­ско­му дво­ру. Как уви­дел царь, что Де­вят­ник дро­ва на вол­ках ве­зет, а черт вмес­то сло­ман­но­го ко­леса воз дер­жит, очень ис­пу­гал­ся. При­казал во­рота зак­рыть, не пус­кать во двоА черт хо­тел убе­жать. Бро­сил ось и пус­тился на­утек. Пет­ля­ет по ле­су, что­бы пой­мать его труд­нее бы­ло. Толь­ко все нап­расно. Де­вят­ник дог­нал не­чис­то­го, схва­тил за хвост и так кру­танул чер­том в воз­ду­хе, что ум у не­го от­шиб. По­том, для вер­ности, швыр­нул чер­та на­земь, тот ед­ва дух не ис­пустил. За­виз­жал не­чис­тый так, что де­ревья зад­ро­жали. При­вел Де­вят­ник его к во­зу, дал ось в ру­ки и пог­нал вол­ков даль­ше. Подъ­ез­жа­ет к цар­ско­му дво­ру. Как уви­дел царь, что Де­вят­ник дро­ва на вол­ках ве­зет, а черт вмес­то сло­ман­но­го ко­леса воз дер­жит, очень ис­пу­гал­ся. При­казал во­рота зак­рыть, не пус­кать во двор Де­вят­ни­ка.
А тот кри­чит чер­ту:
— Да­вай-ка пе­рене­сем воз с дро­вами че­рез сте­ну, толь­ко по­малень­ку, что­бы вол­ков не пов­ре­дить.
Черт уже знал, что с Де­вят­ни­ком шут­ки пло­хи, и не пос­мел ос­лу­шать­ся. Пе­ренес­ли они воз с дро­вами че­рез кре­пос­тную сте­ну и едут по цар­ско­му дво­ру. Вып­ряг Де­вят­ник вол­ков, заг­нал в ко­нюш­ню, а сам раз­гру­зил дро­ва и идет к ца­рю.
Ца­рю не­чего де­лать, наг­ра­дил он Де­вят­ни­ка до­рогим каф­та­ном со сво­его пле­ча.
И с то­го дня царь бо­ял­ся Де­вят­ни­ка. «Ес­ли он,- ду­мал царь,- та­кой силь­ный, что и с чер­том спра­вил­ся и с вол­ка­ми, то что бу­дет, ког­да год кон­чится? Убь­ет он ме­ня од­ним щел­чком!» Стал царь ду­мать, как бы по­губить Де­вят­ни­ка. И раз го­ворит ему:
— По­едешь на мель­ни­цу зер­но мо­лоть.
— Хо­рошо,- от­ве­ча­ет Де­вят­ник.- А где зер­но?
— Оно уже при­готов­ле­но.
По­шел Де­вят­ник со­бирать­ся в до­рогу, а царь при­казал слу­гам на­пол­нить меш­ки кос­тя­ми и по­ложить их на воз.
По­ехал Де­вят­ник на мель­ни­цу, а царь ра­ду­ет­ся: на той мель­ни­це чер­ти мель­ни­ками бы­ли. И кто ту­да при­ез­жал, на­зад не воз­вра­щал­ся.
Подъ­ез­жа­ет Де­вят­ник к мель­ни­це, а его уви­дел тот черт, ко­торо­го он в ле­су пой­мал. За­пер черт во­рота и соз­вал всех чер­тей на со­вет. На­дума­ли они не пус­кать Де­вят­ни­ка на мель­ни­цу. Ви­дит Де­вят­ник — во­рота за­пер­ты, кри­чит:
— От­кры­вай­те!
Чер­ти не от­кры­ва­ют.
Тол­кнул Де­вят­ник во­рота пле­чом и раз­ло­мил. Бро­сились на не­го чер­ти, а он да­вай их ко­лотить чем по­пало. Пе­репу­гались чер­ти, поп­ря­тались.
— Слу­шай­те, чер­ти! — кри­чит Де­вят­ник.- Я при­вез зер­но мо­лоть. Смот­ри­те, что­бы к ут­ру му­ка бы­ла го­това.
Стар­ший черт от­ве­ча­ет:
— Иди се­бе по-хо­роше­му, че­лове­че, мы те­бе зер­но мо­лоть не бу­дем.
— Как это не бу­дете? — крик­нул Де­вят­ник.- Да я вас са­мих сей­час на му­ку сме­лю.
Пой­мал од­но­го чер­та, по­нес к мель­ни­це. За­тис­нул его меж­ду жер­но­вами и пус­тил во­ду на мель­нич­ное ко­лесо. Ког­да чер­та хо­рошень­ко по­мяло, вы­нул его Де­вят­ник и спра­шива­ет:
— Ну, как? Бу­дешь мо­лоть или нет?
— Бу­ду, бу­ду! — зас­ку­лил черт.- При­ходи зав­тра ут­ром за му­кой.
— Смот­ри­те у ме­ня, не сме­лете мо­его зер­на — доб­ра не жди­те! — пог­ро­зил Де­вят­ник и по­шел до­мой. Как царь уви­дел его, схва­тил­ся за го­лову.
— Что мне де­лать с этим пар­нем? За­губит он ме­ня! Ес­ли уж с чер­тя­ми на мель­ни­це спра­вил­ся, что бу­дет со мной?
Вы­шел царь к Де­вят­ни­ку, спра­шива­ет:
— Ког­да му­ку при­везешь?
— Зав­тра,- от­ве­ча­ет Де­вят­ник.- Толь­ко в ва­шем царс­тве та­кие мель­ни­ки, что, по­ка им как сле­ду­ет бо­ка не нам­нешь, де­ла не бу­дет.
По­шел на дру­гой день Де­вят­ник на мель­ни­цу. При­ходит, а чер­ти го­ворят, что зер­на не смо­лоли, по­тому что в меш­ках бы­ли толь­ко кос­ти.
— Вре­те! — крик­нул Де­вят­ник.- В меш­ках бы­ло зер­но. Сей­час же му­ку мне да­вай­те!
Чер­ти поп­ря­тались и виз­жат:
— Не да­дим те­бе му­ки! Ухо­ди!
— Ага, хит­ри­те? — обоз­лился Де­вят­ник.
На­чал он ша­рить по уг­лам и ще­лям, хва­тать чер­тей и бро­сать на жер­но­ва. Ког­да их хо­рошень­ко пок­ру­тило, по­тер­ло, ста­ли они про­сить Де­вят­ни­ка:
— От­пусти нас,- по­обе­щали ему воз са­мой луч­шей му­ки.
Наг­ру­зили чер­ти меш­ки с му­кой на воз, сел Де­вят­ник свер­ху и по­ехал на цар­ский двор. При­ехал, сло­жил меш­ки в ам­бар. При­шел царь, пос­мотрел му­ку, сна­чала об­ра­довал­ся, а по­том опять стал ду­мать-га­дать, как из­ба­вить­ся от Де­вят­ни­ка.
И на­думал пос­лать его в, лес. Ду­мал, мо­жет, собь­ет­ся хло­пец с до­роги, заб­лу­дит­ся и съ­едят его ди­кие зве­ри.
Приз­вал царь к се­бе Де­вят­ни­ка, го­ворит:
— Зав­тра по­несешь в лес но­вую одеж­ду мо­ему слу­ге. Он уже пять лет там сви­ней па­сет. Спро­си у не­го, как ему жи­вет­ся, а то я дав­но ни­чего не знаю. Но по­ка не най­дешь в ле­су сви­нопа­са, до­мой не воз­вра­щай­ся.
— Лад­но, най­ду!
На дру­гой день Де­вят­ник идет в лес. А царь на­казы­ва­ет:
— Ес­ли не за­хочет мой слу­га оде­вать­ся в но­вое, ты его сам пе­ре­одень!
— Оде­ну!
Ра­ду­ет­ся царь, что от Де­вят­ни­ка из­ба­вил­ся.
А хло­пец при­шел в лес. Дол­го бро­дил, все ис­кал сви­нопа­са и не на­ходил. И звал его, и свис­тал — ни­чего не по­мога­ет. Хо­дил Де­вят­ник по ле­су, хо­дил и ви­дит: мед­ведь ле­жит у ко­лоды.
— А-а, вот ты где! Ва­ля­ешь­ся здесь, ло­дыр­ни­ча­ешь, а сви­ней пас­ти не­кому? Да еще и го­лоса не по­да­ешь?!
По­дошел к мед­ве­дю, су­ет ему узел с одеж­дой:
— Вот царь те­бе прис­лал. Быс­тро оде­вай­ся.
А мед­ведь вы­лез на ко­лоду, бор­мо­чет что-то.
Де­вят­ник схва­тил его за ухо, стя­нул с ко­лоды и опять по­да­ет одеж­ду. Но мед­ведь толь­ко пе­рева­лива­ет­ся с но­ги на но­гу, вор­чит, со­пит. Ра­зоз­лился Де­вят­ник, схва­тил мед­ве­дя за но­ги и шлеп­нул об ко­лоду. Мед­ведь умолк, пе­рес­тал топ­тать­ся. Стал Де­вят­ник мед­ве­дя оде­вать. На­тянул со­роч­ку, шта­ны да еще шап­ку с пе­ром на­дел на го­лову.
— Ты, бра­туш­ка, я ви­жу, оди­чал здесь, да­же го­ворить ра­зучил­ся, шер­стю об­рос. Но это не бе­да! Толь­ко бы свиньи цар­ские бы­ли в по­ряд­ке.
Ог­ля­дыва­ет­ся Де­вят­ник вок­руг, а сви­ней не ви­дать.
— Где свиньи? — спра­шива­ет.
Мед­ведь мол­чит. Схва­тил его Де­вят­ник за ухо и го­ворит:
— Ес­ли не по­кажешь сви­ней, сам те­бя к ним по­веду!
Дол­го во­дил Де­вят­ник мед­ве­дя по ле­су, по­ка не наб­рел на ста­до ди­ких ка­банов. Уви­дел мед­ведь веп­рей, упер­ся но­гами в зем­лю, не хо­чет с мес­та сдви­нуть­ся. А Де­вят­ник схва­тил его за пле­чи, при­вел к ста­ду, по­садил на пень и го­ворит:
— Здесь твое мес­то! Си­ди и сто­рожи! А я до­мой пой­ду.
Не ус­пел Де­вят­ник и ша­гу сту­пить, как мед­ведь на­утек пус­тился.
— Ага, вот ты как сто­рожишь цар­ских сви­ней?! — Дог­нал мед­ве­дя, сно­ва при­волок за ухо на мес­то, да еще ту­маков на­давал.
И по­шел сво­ей до­рогой. Ог­ля­нул­ся, ви­дит: мед­ведь си­дит, что-то бор­мо­чет, а свиньи раз­бе­га­ют­ся.
— Эге, я те­бя на­учу, как нуж­но пас­ти сви­ней!
Вер­нулся Де­вят­ник к мед­ве­дю и по­бил его так, что тот дол­го сто­нал. По­садил мед­ве­дя воз­ле ко­лоды дал ему в ла­пы пал­ку. Си­дит мед­ведь, не дви­га­ет­ся.
— Те­перь бу­дешь доб­рым сви­нопа­сом! — ска­зал Де­вят­ник и по­шел до­мой.
При­ходит к ца­рю, а тот, как уви­дел Де­вят­ни­ка, пу­ще преж­не­го ис­пу­гал­ся. Но ви­ду не по­да­ет, спра­шива­ет:
— Ну, что в ле­су но­вого?
— И не спра­шивай­те, прес­ветлый царь! До то­го до­вели вы сво­его сви­нопа­са, что он сов­сем оди­чал и шерстью об­рос.
— А ты его одел? — спра­шива­ет царь.
— Да, приш­лось мне его оде­вать — он уж и оде­вать­ся ра­зучил­ся и го­ворить.
Опять на­чал царь ду­мать-га­дать, как из­ба­вить­ся от Де­вят­ни­ка. Приз­вал его к се­бе и го­ворит:
— Су­ме­ешь ты ко­лодец об­му­ровать?
— Не до­води­лось, но на­учусь! — от­ве­ча­ет Де­вят­ник.
При­казал царь при­вез­ти боль­ших кам­ней. Де­вят­ник спус­тился в ко­лодец и при­нял­ся за де­ло. А царь поз­вал слуг, ве­лел им бро­сать кам­ни в ко­лодец, за­кидать Де­вят­ни­ка. Но тот кам­ни на­лету хва­тал и скла­дывал из них сте­ну. Дол­го бро­сали слу­ги кам­ни, сов­сем из сил вы­бились.
Один го­ворит:
— Да­вай­те от­дохнем. Мы его, на­вер­но, уже дав­но заб­ро­сали кам­ня­ми.
Де­вят­ник то­же нем­но­го от­дохнул, а по­том кри­чит:
— Эй, что вы там, зас­ну­ли, что ли?
Удив­ля­ют­ся слу­ги:
— Сколь­ко мы наб­ро­сали кам­ней, а ему хоть бы что!
По­бежа­ли слу­ги к ца­рю, рас­ска­зыва­ют. При­шел царь, смот­рит: Де­вят­ник жив. Уже кон­ча­ет ра­боту. И при­казал царь при­вез­ти боль­шой ко­локол, нак­рыть им ко­лодец.
Слу­ги так и сде­лали.
— Те­перь-то уж он из ко­лод­ца не вы­лезет! — об­ра­довал­ся царь и по­шел обе­дать.
Обе­да­ет, а Де­вят­ник в ко­лод­це ждет, ког­да ему опять нач­нут кам­ни бро­сать. Не дож­дался, по­лез на­верх. На­дел на го­лову ко­локол и так по­шел в цар­ские па­латы. Снял с го­ловы ко­локол, как шап­ку, пок­ло­нил­ся.
— Доб­рый день, прес­ветлый царь! При­ят­но­го вам ап­пе­тита.
Уви­дел царь Де­вят­ни­ка — ис­пу­гал­ся так, что и сло­ва не мог ска­зать. Да­же за­был, что изо рта у не­го тор­чит ку­риная нож­ка. Слу­ги то­же пе­репу­гались, раз­бе­жались кто ку­да. Царь кое-как при­шел в се­бя и го­ворит Де­вят­ни­ку:
— Слу­га ты у ме­ня вер­ный. Тре­буй, че­го хо­чешь. Все дам, толь­ко не щел­кай ме­ня по лбу!
А Де­вят­ник от­ве­ча­ет:
— Ни­какой пла­ты мне не на­до, кро­ме той, что бы­ла ус­ловле­на.
Уго­вари­ва­ет царь Де­вят­ни­ка.
— Что те­бе от то­го за поль­за? Луч­ше я дам те­бе пол­мешка зо­лота!
— Не хо­чу я, прес­ветлый царь, ни­како­го зо­лота. Хо­чу толь­ко дать вам один щел­чок!
— Бе­ри два меш­ка зо­лота! — уп­ра­шива­ет царь.
— Не на­до мне зо­лота!
Упал царь пе­ред Де­вят­ни­ком на ко­лени: про­сит, мо­лит.
— Бе­ри столь­ко зо­лота, сколь­ко унес­ти смо­жешь!
По­жалел Де­вят­ник ста­рика и сог­ла­сил­ся. Обо­шел с ца­рем все его кла­довые, заб­рал все зо­лото, ка­кое там бы­ло, и по­шел до­мой. Зо­лото от­дал от­цу. И бед­няк стал бо­гаче са­мого ца­ря.