Двенадцать братьев

За вы­соки­ми го­рами, за ши­роки­ми до­лами жил бед­няк, и бы­ло у не­го две­над­цать сы­новей. Вы­рос­ли сы­новья, уже и же­нить­ся им по­ра. Да как же­нить­ся, ес­ли нет у них ни­како­го доб­ра. Соб­рал их отец и го­ворит:
— Де­ти мои, ни­чего я вам дать не мо­гу, сам, кро­ме этих двух рук, ни­чего не имею. Иди­те по све­ту ис­кать свое счастье. Но про­шу вас: не рас­хо­дитесь в раз­ные сто­роны, дер­жи­тесь друг дру­га и жен се­бе возь­ми­те из од­но­го до­ма
Выс­лу­шали сы­новья от­ца и соб­ра­лись в путь-до­рогу. А чуть но­вый день за­нял­ся, се­ли на ко­ней и по­еха­ли.
Едут они, едут и встре­ча­ют про­хоже­го. Ос­та­нови­лись, спра­шива­ют, не зна­ет ли он та­кой ха­ты, где бы­ло бы две­над­цать дев­чат на вы­данье.
По­думал про­хожий и от­ве­ча­ет:
— Знаю! В на­шем се­ле есть две­над­цать сес­тер. И все кра­сивые, как сол­нце. Но не со­ветую их сва­тать: мать тех кра­савиц — ведь­ма. Она не од­но­го уже со све­та сжи­ла.
Поб­ла­года­рили братья про­хоже­го и, как ни страш­но им бы­ло, все же по­еха­ли к ведь­ме.
Уви­дела ведь­ма, что едут к ней две­над­цать па­руб­ков, от­кры­ла во­рота и впус­ти­ла их. До­чери взя­ли ко­ней, от­ве­ли в ко­нюш­ню. Вош­ли братья в свет­ли­цу и рас­ска­зали о сво­ем де­ле. Ведь­ма го­ворит, что сог­ласна от­дать сво­их до­чек за па­руб­ков, но раз­го­вари­вать с де­вуш­ка­ми им мож­но бу­дет толь­ко на сле­ду­ющий день. Братья не пе­речи­ли, и ведь­ма поз­ва­ла их ужи­нать. Ког­да дев­ча­та нак­ры­вали стол, са­мый млад­ший, Иван, вы­шел во двор пос­мотреть на ко­ней. А конь его шеп­чет:
— Хо­рошо что ты при­шел, хо­зя­ин: ведь­ма хо­чет всех вас по­губить Не пей за ужи­ном ви­но, ко­торое те­бе наль­ют. А сей­час по­меняй-ка нас мес­та­ми с две­над­цатью ко­нями ведь­мы.
Хло­пец так и сде­лал. Вер­нулся в ха­ту, смот­рит, а на сто­ле пол­но раз­ной еды, сто­ят бо­калы с ви­ном.
Не ус­пел Иван ска­зать брать­ям, что­бы не пи­ли ви­на. Каж­дый из них уже поп­ро­бовал.
Пос­ле ужи­на все лег­ли спать. Брать­ям пос­те­лили в той гор­ни­це, где ужи­нали, а хо­зяй­ка с до­черь­ми уш­ла в со­сед­нюю.
Один­надцать па­руб­ков сра­зу ус­ну­ли, а две­над­ца­тый — Иван — не спит. Все ду­ма­ет, как са­мому спас­тись, и брать­ев из бе­ды вы­ручить. И на­думал. Не­дале­ко до пол­но­чи встал Иван, ти­хонь­ко прок­рался в со­сед­нюю гор­ни­цу. Ви­дит — и хо­зяй­ка и дев­ки креп­ко спят. Взял он од­ну из сес­тер на ру­ки, унес в ту гор­ни­цу где хлоп­цы спа­ли. А стар­ше­го бра­та пе­ренес на мес­то дев­ки. Так Иван по­менял мес­та­ми один­надцать ведь­ми­ных до­чек со сво­ими один­надцатью брать­ями. А пос­леднюю, две­над­ца­тую, де­вуш­ку не ус­пел пе­ренес­ти — хо­зяй­ка за­воро­чалась на сво­ей пос­те­ли. Вид­но, пол­ночь по­дош­ла, по­ра бы­ло ведь­ме про­сыпать­ся.
Иван за­лез под кро­вать и выг­ля­дыва­ет от­ту­да, смот­рит, что ведь­ма де­лать бу­дет.
И ви­дит он — бе­рет ведь­ма в ру­ки ос­трую саб­лю, кра­дет­ся в со­сед­нюю гор­ни­цу. Ночь бы­ла тем­ная, ведь­ма не за­мети­ла, что на мес­те гос­тей ее до­чери спят. И ста­ла она ру­бить саб­лей го­ловы сво­им дев­кам
Пош­ла в ко­нюш­ню и так­же снес­ла го­ловы всем ло­шадям, что сто­яли в тех стой­лах, где она ве­лела пос­та­вить ко­ней при­ез­жих хлоп­цев. Не за­мети­ла в тем­но­те, что Иван ко­ней мес­та­ми по­менял.
Вер­ну­лась чер­то­ва ба­ба в ха­ту и опять за­вали­лась спать. Ког­да зах­ра­пела, млад­ший брат вы­лез из-под кро­вати, проб­рался в ко­нюш­ню, вы­вел сво­его ко­ня и один­надцать ко­ней сво­их брать­ев. По­том стал вы­носить из ха­ты спя­щих па­руб­ков. Вы­несет од­но­го, по­садит на ко­ня, при­вяжет к сед­лу и идет в ха­ту за дру­гим. Так всех один­надцать хлоп­цев Иван вы­нес из ха­ты. Пос­ле ведь­ми­ного уго­щения они спа­ли, как уби­тые, ни­чего не слы­хали.
Рас­крыл Иван во­рота, вско­чил на сво­его ко­ня и по­ехал. Ос­таль­ные ко­ни со спя­щими се­дока­ми в сед­лах сле­дом за ним пош­ли. Ус­ка­кали они да­леко от ведь­ми­ного дво­ра, скры­лись в тем­ном ле­су.
Сол­нце взош­ло, и братья сра­зу прос­ну­лись. Ни­чего не пой­мут: спать ло­жились в гор­ни­це, а те­перь си­дят на сво­их ко­нях, к сед­лах креп­ко при­вяза­ны, и кру­гом лес дре­мучий.
Млад­ший брат рас­ска­зал им все, что ночью бы­ло. Да не ве­рят братья Ива­ну, сер­дятся, что он их от та­ких пи­саных кра­савиц увез. Обид­но млад­ше­му бра­ту ста­ло, горь­ко он зап­ла­кал. А са­мый стар­ший го­ворит:
— Ес­ли вправ­ду все так бы­ло, как Иван рас­ска­зал, то на­до нам ехать об­ратно и убить ведь­му.
Братья за­шуме­ли:
— Стар­ший де­ло го­ворит!
— По­еха­ли!
А Иван еще пу­ще зап­ла­кал:
— Не ез­ди­те ту­да, братья мои! Ведь­ма всех по­губит.
Братья и слу­шать его не хо­тят:
— Ис­пу­гал­ся, ма­лыш, так ос­та­вай­ся здесь. И без те­бя спра­вим­ся!
От­вя­зали они друг друж­ку от се­дел, хлес­тну­ли сво­их ко­ней, и толь­ко пыль стол­бом за ни­ми под­ня­лась.
А Иван ос­тался на лес­ной по­ляне.
Ведь­ма уже под­жи­дала брать­ев. Как въ­еха­ли они к ней во двор, сра­зу всех по­уби­вала. А млад­ший брат пус­тился странс­тво­вать по све­ту, до­лю свою ис­кать.
Едет он, едет, и го­ворит ему конь:
— Зак­рой гла­за, хо­зя­ин, и не смей от­кры­вать, по­ка я не ве­лю.
Хло­пец заж­му­рил гла­за. Конь взвил­ся, как вихрь, и по­нес­ся впе­ред над ле­сами, над го­рами, над ши­роки­ми до­лами. Ле­тят они, слов­но ве­тер, а Ива­ну все охо­та по гля­деть вок­руг. Не вы­дер­жал он, при­от­крыл гла­за и уви­дел да­леко вни­зу зе­леный луг, а на нем го­рит, буд­то сол­нце, зо­лотой во­лос.
— Стой, мой вер­ный конь! — крик­нул Иван.- Я ви­жу зо­лотой во­лосок.
А конь от­ве­ча­ет:
— На­казы­вал я те­бе глаз не от­кры­вать, не пос­лу­шал­ся ты. Что те­перь де­лать? Лад­но уж, под­бе­ри зо­лотой во­лосок. Толь­ко чур, по­том не жа­лей об этом:
Спус­тился конь на зем­лю, Иван по­доб­рал зо­лотой во­лос, опять зак­рыл гла­за, и по­лете­ли они даль­ше. А хлоп­цу все охо­та пог­ля­деть вок­руг. При­от­крыл он один глаз и ви­дит: да­леко вни­зу до­рога, а на ней си­яет, как сол­нце го­рит, зо­лотая под­ко­ва.
Рас­сердил­ся конь на сво­его хо­зя­ина за его лю­бопытс­тво, но — ни­чего не по­дела­ешь! — опять спус­тился на зем­лю. По­доб­рал хло­пец и под­ко­ву.
И при­еха­ли они в столь­ный го­род. По­шел Иван в ко­ролев­ский за­мок на служ­бу на­нимать­ся. Пон­ра­вил­ся хло­пец ко­ролю, и го­ворит он:
— Бу­дешь у ме­ня ко­нюхом.
Иван пок­ло­нил­ся ко­ролю и поп­ро­сил поз­во­лить ему сво­его ко­ня пос­та­вить в ко­нюш­ню ря­дом с ко­ролев­ски­ми ло­шадь­ми.
— Что ж,- го­ворит ко­роль,- ставь и сво­его.
Жи­вет Иван в ко­ролев­ской ко­нюш­не, хо­лит ко­ней, по­ит клю­чевой во­дой, кор­мит от­борным зер­ном. Раз чис­тил Иван сво­его вер­но­го ко­ня, а тот шеп­чет хо­зя­ину на ухо:
— Возь­ми свою зо­лотую под­ко­ву и пог­ладь ею каж­дую ло­шадь в ко­ролев­ской ко­нюш­не. Все они ста­нут зо­лоты­ми.
Иван так и сде­лал. Да ни­чего хо­роше­го не выш­ло: дру­гой ко­ролев­ский ко­нюх за ним под­гля­дывал. Уви­дел он зо­лотую под­ко­ву и по­бежал во дво­рец. Рас­ска­зал ко­ролю, ка­кое ди­во у но­вого ко­нюха есть.
При­зыва­ет ко­роль Ива­на и го­ворит:
— Тво­ей зо­лотой под­ко­вы мне не на­до, а при­веди сю­да то­го зла­тог­ри­вого ска­куна, что ее по­терял. Не при­ведешь — го­ловой сво­ей зап­ла­тишь.
Опе­чалил­ся Иван — где то­го зла­тог­ри­вого ска­куна ис­кать?! При­шел в ко­нюш­ню и рас­ска­зал о сво­ем го­ре вер­но­му сво­ему ко­ню. А тот шеп­чет:
— Не кру­чинь­ся, хо­зя­ин. Зав­тра бу­дет у те­бя зла­тог­ри­вый. Иди к ко­ролю поп­ро­си у не­го три меш­ка ов­са и три тю­ка се­на. На­кор­мишь ме­ня, на­по­ишь, а ут­ром чуть свет — в путь-до­рогу.
Иван так и сде­лал. На­кор­мил, на­по­ил сво­его вер­но­го ко­ня, и пус­ти­лись они в путь-до­рогу. Конь вих­рем взвил­ся под са­мые об­ла­ка. Ле­тят они над ле­сами, над го­рами, над ши­роки­ми до­лами. И го­ворит конь:
— А зна­ешь, хо­зя­ин, ку­да мы путь дер­жим?
— Знать не знаю, ве­дать не ве­даю,- от­ве­ча­ет Иван.
— Да к той ведь­ме, что брать­ев тво­их по­уби­вала,- го­ворит конь.Зла­тог­ри­вый ска­кун у нее. Толь­ко дер­жит она его не в ко­нюш­не, а на чер­да­ке сво­ей ха­ты. При­едем мы пе­ред по­луночью, ведь­ма спать бу­дет. Я ста­ну под ок­ном и ду­ну на нее, что­бы еще креп­че ус­ну­ла. А ты за­бирай­ся на чер­дак. Зо­лотым во­лосом се­бе прис­ве­чивай. К зла­тог­ри­вому под­хо­ди ти­хо, что­бы он не зар­жал. А то ведь­ма ус­лы­шит, прос­нется и по­губит те­бя. За­пом­нил?
— За­пом­нил,- от­ве­ча­ет Иван.
— Как по­дой­дешь к зла­тог­ри­вому, на­кинь на шею зо­лотой во­лос, и ста­нет ска­кун пос­лушным, те­бе по­кор­ным. Толь­ко не за­будь, что то­ропить­ся нам на­до, что­бы к по­луно­чи быть уже да­леко от ведь­ми­ной ха­ты.
Все так и бы­ло, как вер­ный Ива­нов конь го­ворил. Вы­вел Иван зла­тог­ри­вого ска­куна, вско­чил на не­го, и тот взвил­ся под са­мые об­ла­ка. По­лете­ли они к ко­ролю. Вер­ный конь ле­тит, не от­ста­ет от хо­зя­ина.
Ут­ром выш­ли из сво­их па­лат ко­роль с ко­роле­вой и ко­роле­вичем, а во дво­ре зам­ка сто­ит зла­тог­ри­вый ска­кун, как сол­нце, си­яет. Все ди­вят­ся это­му чу­ду. Прис­мотрел­ся ко­роль, уви­дал на шее зла­тог­ри­вого зо­лотой во­лос и го­ворит Ива­ну:
— А те­перь при­веди мне кра­сави­цу, из чь­ей ко­сы во­лосок этот упал. Не при­ведешь — зап­ла­тишь сво­ей го­ловой.
Опе­чалил­ся Иван — где ту зла­токо­сую кра­сави­цу ис­кать?! По­шел в ко­нюш­ню и рас­ска­зал о сво­ем го­ре вер­но­му сво­ему ко­ню. А тот шеп­чет:
— Не кру­чинь­ся, хо­зя­ин. Зав­тра и дев­ку при­везем. Иди к ко­ролю, пусть даст три меш­ка ов­са и три тю­ка се­на. На­кор­мишь ме­ня, на­по­ишь а ут­ром чуть свет — в путь-до­рогу.
Ут­ром взвил­ся вер­ный конь под об­ла­ка. И по­лете­ли они сно­ва к той ведь­ме, что Ива­новых брать­ев уби­ла — зла­токо­сая кра­сави­ца бы­ла ее млад­шей доч­кой. Той, что Иван в тем­ную ночь не ус­пел вы­нес­ти из гор­ни­цы и по­ложить на свое мес­то
Пе­ред по­луночью при­лета­ют во двор ведь­мы. Она спа­ла. Конь ти­хо по­дошел к окош­ку, ду­нул на ведь­му, она еще креп­че ус­ну­ла. Иван проб­рался в ха­ту, взял на ру­ки зла­токо­сую кра­сави­цу и вы­нес. У по­рога ждал его вер­ный конь. Вско­чил хло­пец на ко­ня, при­жал де­вуш­ку к сво­ей гру­ди, и по­лете­ли они в ко­ролев­ский за­мок.
В пол­ночь ус­лы­шал Иван страш­ный шум за сво­ей спи­ной. Ог­ля­нул­ся, ви­дит чер­ной ту­чей не­сет­ся за ни­ми ведь­ма. Ис­пу­гал­ся Иван, а вер­ный конь го­ворит:
— Не дог­нать ей нас!
И по­летел еще быс­трее. Уже и рас­свет близ­ко, уже и за­ря за­нима­ет­ся, а ведь­ма все не от­ста­ет. Толь­ко ус­пел конь с Ива­ном и зла­токо­сой де­вуш­кой за­лететь за вы­сокие ка­мен­ные сте­ны ко­ролев­ско­го зам­ка, ведь­ма так уда­рилась о них, что креп­кие сте­ны и весь за­мок зад­ро­жали. Раз­ра­зилась страш­ная гро­за. Но ни­чего уж ведь­ма не мог­ла по­делать — сол­нце взош­ло, и ведь­ма ут­ра­тила свою злую си­лу.
Выш­ли из сво­их па­лат ко­роль с ко­роле­вой и ко­роле­вичем, лю­бу­ют­ся зла­токо­сой де­вуш­кой. Та­кой кра­сави­цы они ни­ког­да еще не ви­дали. И за­хотел ко­роль же­нить на ней сво­его сы­на.
Ста­ли к свадь­бе го­товить­ся, а де­вуш­ка го­ворит ко­ролю:
— Пой­ду за ва­шего сы­на, ес­ли он при­несет мою скрип­ку. Она у ме­ня до­ма ос­та­лась.
Ко­роль приз­вал к се­бе Ива­на и на­казы­ва­ет ему до­быть вол­шебную скрип­ку:
— Не при­несешь — зап­ла­тишь сво­ей го­ловой.
По­шел Иван к сво­ему вер­но­му ко­ню, а тот шеп­чет:
— Не кру­чинь­ся, хо­зя­ин, до­будем и скрип­ку. Она у ведь­мы в сун­ду­ке. Толь­ко то скрип­ка не прос­тая. Жи­вая она — у нее кор­ни есть. Я ду­ну на ведь­му че­рез окош­ко, что­бы креп­че спа­ла, а ког­да ты вой­дешь в гор­ни­цу, та­кое сло­во ска­жу, что обер­нешь­ся ты мыш­кой. За­берешь­ся в сун­дук, пе­рег­ры­зешь у скрип­ки кор­ни. Тог­да я дру­гое сло­во ска­жу, и ты опять хлоп­цем ста­нешь. Возь­мешь скрип­ку, а там уж — ищи вет­ра в по­ле:
Все так и ста­лось. Толь­ко Иван, ког­да на ко­ня са­дил­ся, что­бы ле­теть до­мой, тро­нул паль­цем стру­ну у скрип­ки. И заз­ве­нела она так, что бы­ло слыш­но в се­ми ко­ролевс­твах. Ус­лы­хала этот звон ведь­ма, вско­чила на ко­чер­гу и чер­ной ту­чей по­нес­лась сле­дом за Ива­ном. Во­ет, кри­чит:
— До­гоню те­бя, со­бачий сын! От­пла­чу и за до­черей сво­их, и за ко­ней за­губ­ленных, и за зла­тог­ри­вого ска­куна, и за скрип­ку! Не уй­дешь!
Вер­ный конь Ива­на нап­ря­га­ет все свои си­лы, ле­тит быс­трее вет­ра. Не смог­ла ведь­ма дог­нать его — пе­реле­тел конь с Ива­ном за вы­сокие ка­мен­ные сте­ны ко­ролев­ско­го зам­ка. В тот же миг ведь­ма так уда­рилась о них, что креп­кие сте­ны и весь за­мок хо­дуном за­ходи­ли. Раз­ра­зилась гро­за еще страш­нее пер­вой. Но ни­чего уже ведь­ма не мог­ла по­делать — сол­нце всхо­дило.
Ут­ром выш­ли из сво­их па­лат ко­роль с ко­роле­вой и ко­роле­вичем, а Иван по­да­ет им скрип­ку.
Взял ее ко­роль, при­ложил смы­чок, и за­пела скрип­ка. Ник­то на всем бе­лом све­те не слы­хал кра­ше му­зыки. Кон­чил ко­роль иг­рать, про­тянул скрип­ку зла­токо­сой кра­сави­це и спра­шива­ет:
— Те­перь пой­дешь за мо­его сы­на?
— Пой­ду,- от­ве­ча­ет де­вуш­ка,- толь­ко пусть ко­роле­вич пе­ред свадь­бой ис­ку­па­ет­ся в го­рячем мо­локе степ­ных ко­былиц.
Ко­роль при­казал по­до­ить всех сво­их степ­ных ко­былиц. Сли­ли мо­локо в боль­шой мед­ный ко­тел, пос­та­вили его пос­ре­ди дво­ра и вски­пяти­ли. Ко­роль спра­шива­ет зла­токо­сую кра­сави­цу:
— А кто еще в этом мо­локе ис­ку­пать­ся мо­жет?
— Ис­ку­па­ет­ся тут ваш ко­нюх,- от­ве­ча­ет де­вуш­ка.
— Тог­да пусть он пер­вым ку­па­ет­ся,- го­ворит ко­роль. Приз­ва­ли Ива­на. Ко­роль при­казы­ва­ет:
— По­лезай в ко­тел, ис­ку­пай­ся в го­рячем мо­локе!
— Во­ля ва­ша,- го­ворит Иван,- толь­ко обож­ди­те нем­но­го. Я — ми­гом!
И по­бежал к се­бе в ко­нюш­ню. Рас­ска­зал вер­но­му ко­ню о но­вой бе­де. А тот ду­нул на Ива­на три ра­за и го­ворит:
— Те­перь сме­ло иди, хо­зя­ин, ку­пай­ся.
При­шел Иван во двор, раз­делся и прыг­нул в ко­тел с ки­пящим мо­локом. Ис­ку­пал­ся и стал кра­ше преж­не­го.
Уви­дал это ко­роль и ве­лел сво­ему сы­ну в ко­тел лезть. Прыг­нул ко­роле­вич в ки­пящее мо­локо и сра­зу сва­рил­ся.
А Иван под­хва­тил зла­токо­сую кра­сави­цу, вско­чил с нею на сво­его вер­но­го ко­ня, и уле­тели они с ко­ролев­ско­го двор­ца в три­девя­тое царс­тво.
Там по­жени­лись и жи­вут до сих пор, ес­ли не по­мер­ли.