Иван — коровий сын

На­чина­ет­ся сказ­ка с бед­но­го хлоп­ца. Не бы­ло у не­го ни от­ца, ни ма­тери, жил си­ротой у чу­жих лю­дей. А ког­да ис­полни­лось ему шес­тнад­цать лет, не за­хотел ра­ботать толь­ко за хар­чи. И хо­зя­ин по­обе­щал ему те­луш­ку, ес­ли прос­лу­жит год.
По­лучил Иван че­рез год те­луш­ку, а ког­да прош­ло вре­мя, при­вела она ему те­леноч­ка. Те­лен­ка Иван за­резал, а ко­рову сам со­сал. И стал силь­ным-пре­силь­ным мо­лод­цем, и проз­ва­ли его Ива­ном-Ко­ровь­им сы­ном. Лет пят­надцать кор­ми­ла его ко­рова, по­ка не из­дохла от ста­рос­ти. А тог­да Иван ре­шил: «Хва­тит бат­ра­чить, пой­ду странс­тво­вать по бе­лому све­ту».
Соб­рался и по­шел. Идет че­рез го­ры и ле­са по без­людным мес­там, ни сел, ни ху­торов не ви­дать поб­ли­зос­ти.
Смот­рит Иван: на вы­сокой ска­ле сто­ит че­ловек; бе­рет этот че­ловек кам­ни в ру­ки и рас­ти­ра­ет их в по­рошок.
Спра­шива­ет Иван:
— Кто ты та­кой?
— Я Ра­зот­ри­камень.
— А я Ко­ровий сын! Да­вай по­борем­ся! На­чали бо­роть­ся. Го­ворит Ко­ровий сын:
— Ну-ка, ударь ме­ня оземь.
Ра­зот­ри­камень под­нял его над го­ловой и бро­сил, да так, что Иван во­шел по ко­лено в зем­лю. Но но­ги его не сог­ну­лись.
— Ого! — уди­вил­ся Ра­зот­ри­камень.- Ану-ка, брось ты ме­ня.
И уда­рил Ко­ровий сын Ра­зот­ри­кам­ня оземь и вог­нал его по са­мый по­яс. По­том вы­тянул и го­ворит:
— Бу­дем то­вари­щами!
Пош­ли они даль­ше вдво­ем. Идут по ле­су, вдПош­ли они даль­ше вдво­ем. Идут по ле­су, вдруг слы­шат страш­ный треск.
— Что это?
Смот­рят: че­ловек кри­вые де­ревья вы­рав­ни­ва­ет, а ров­ные гнет в ду­гу.
Ко­ровий сын по­думал: «Силь­ный, дол­жно быть, че­ловек, ес­ли та­кие бу­ки гнет и вы­рав­ни­ва­ет». А по­том ду­ма­ет, что де­лать: выз­вать нез­на­ком­ца на борь­бу или прой­ти ми­мо? «Не мо­жет это­го быть, что­бы на­шел­ся на све­те ле­гинь силь­нее ме­ня!» И крик­нул Иван:
— Эй! Кто ты та­кой?
— Я Деб­ри­лом.
— А я Ко­ровий сын! Да­вай по­борем­ся! Схва­тились они. Иван го­ворит:
— Ну-ка, ударь ме­ня оземь.
Под­нял Деб­ри­лом Ко­ровь­его сы­на над го­ловой и бро­сил, да так, что во­шел Иван в зем­лю по по­яс. Рас­сердил­ся он, выс­ко­чил из ямы и крик­нул:
— Ну, те­перь дер­жись!
И уда­рил Ко­ровий сын Деб­ри­лома оземь и вог­нал его по са­мые пле­чи. По­том вы­тянул и го­ворит:
— Бу­дем то­вари­щами!
И пош­ли они даль­ше уже втро­ем, а Ко­ровий сын у них за стар­ше­го. Приш­ли на по­лони­ну. А на той по­лови­не сто­ит хат­ка, две­ри — нас­тежь. За­ходят они и ви­дят: на сте­не ви­сят три ружья и пол­но в ха­те раз­но­го доб­ра, толь­ко жи­вой ду­ши нет. Го­ворит Ко­ровий сын:
— Хлоп­цы, тут бу­дем жить.
Пе­рес­па­ли они ночь, едят, пь­ют — все­го хва­та­ет. Ут­ром спра­шива­ет Иван:
— Хлоп­цы, кто пой­дет со мной на охо­ту?
— Я иду,- го­ворит Деб­ри­лом.
Ра­зот­ри­камень ос­тался ва­рить обед. Раз­вел в пе­чи огонь, пос­та­вил ко­тел с мя­сом. В один­надцать ча­сов скрип­ну­ла дверь. Смот­рит Ра­зот­ри­камень — за по­рогом сто­ит дед: сам с но­готок, а бо­рода двух­метро­вая. Пок­ло­нил­ся дед:
— Доб­рый день!
— Здравс­твуй­те, де­душ­ка!
— Ой сы­нок, пе­реса­ди-ка ме­ня че­рез по­рог.
— А как те­бя звать?
— Я Ног­те­боро­да.
Ра­зот­ри­камень пе­ренес де­да че­рез по­рог, по­садил его на печь, чтоб сог­релся. Про­сит дед по­есть. Ра­зот­ри­камень вы­нул из кот­ла боль­шой ку­сок мя­са. Дед съ­ел и про­сит еще.
— Боль­ше дать не мо­гу — нас трое.
— Да раз­ве ты, хлоп­че, не зна­ешь, что я это мя­со у те­бя на жи­воте съ­ем, а из спи­ны тво­ей ре­мень вы­режу?
Схва­тил Ног­те­боро­да Ра­зот­ри­кам­ня, бро­сил оземь, взял ко­тел с ог­ня и вы­сыпал го­рячее мя­со ему на го­лый жи­вот. Мя­со съ­ел, пе­ревер­нул Ра­зот­ри­кам­ня вниз ли­цом и выд­рал у не­го из спи­ны ре­мень в три паль­ца ши­риной. Зас­ме­ял­ся и ушел.
Ра­зот­ри­камень пос­та­вил ва­рить дру­гое мя­со, чтоб был обед то­вари­щам.
При­ходит Ко­ровий сын и Деб­ри­лом, а во­да в кот­ле толь­ко за­кипа­ет.
— По­чему обед не го­тов?
— Огонь пло­хо го­рел.
Стыд­но бы­ло Ра­зот­ри­кам­ню ска­зать то­вари­щам о том, что с ним слу­чилось.
Пе­рес­па­ли они ночь. На­ут­ро Ра­зот­ри­камень, хоть и чувс­тву­ет се­бя боль­ным, но все же идет на охо­ту. До­ма ос­тался Деб­ри­лом.
Пос­та­вил он ко­тел с мя­сом в печь, а в один­надцать ча­сов при­ходит дед: сам с но­готок, а бо­рода двух­метро­вая. Стал у по­рога, пок­ло­нил­ся:
— Доб­рый день!
— Здравс­твуй­те, де­душ­ка.
— Ой сы­нок, пе­реса­ди-ка ме­ня че­рез по­рог.
— А как те­бя звать?
— Я Ног­те­боро­да.
Деб­ри­лом пе­ренес де­да че­рез по­рог, по­садил на печь. А дед про­сит по­есть.
Дос­тал Деб­ри­лом из кот­ла боль­шой ку­сок мя­са, дал де­ду. Тот съ­ел и про­сит еще.
— Не мо­гу боль­ше дать — нас трое.
— Да раз­ве ты не зна­ешь, что я это мя­со у те­бя на жи­воте съ­ем, а из спи­ны тво­ей ре­мень вы­режу?
Схва­тил Ног­те­боро­да Деб­ри­лома, бро­сил оземь, взял ко­тел с ог­ня и вы­сыпал го­рячее мя­со ему на го­лый жи­вот. Мя­со съ­ел, пе­ревер­нул Деб­ри­лома вниз ли­цом и выд­рал у не­го из спи­ны ре­мень в три паль­ца ши­риной. Зас­ме­ял­ся и ушел.
Деб­ри­лом пос­та­вил на огонь дру­гое мя­со. При­ходит Ко­ровий сын и Ра­зот­ри­камень, а обед еще не го­тов.
Ра­зот­ри­камень зна­ет, по­чему за­поз­дал обед, а Иван ни­чего не зна­ет.
Пе­рес­па­ли они третью ночь. На­ут­ро до­ма ос­тался Ко­ровий сын. В один­надцать ча­сов при­ходит дед: сам с но­готок, а бо­рода двух­метро­вая.
— Доб­рый день!
— Здравс­твуй­те, де­душ­ка.
— Ой сы­нок, пе­реса­ди-ка ме­ня че­рез по­рог.
— А кто ты та­кой?
— Я Ног­те­боро­да.
— Не ве­лик пан, пе­релазь сам.
Дед пе­релез. Сел на печь и про­сит по­есть:
— Дай мя­са!
— Не дам, на это мя­со есть едо­ки.
— Не дашь? А я на жи­воте тво­ем его съ­ем и из спи­ны у те­бя ре­мень вы­режу.
— Ты — у ме­ня?
Схва­тил Иван ста­рого за бо­роду од­ной ру­кой, в дру­гую взял из-под лав­ки шес­ти­мет­ро­вый то­пор, лет двад­цать не то­ченый, и вы­тащил де­да во двор. Там ле­жал ог­ромный бук, выр­ванный вет­ром с кор­нем. Уда­рил Иван то­пором по де­реву и де­дову бо­роду в бу­ке за­щемил.
Вер­нулся в ха­ту, обед до­вари­ва­ет. При­ходят с охо­ты то­вари­щи — мя­со го­тово. По­обе­дали, а Ко­ровий сын и го­ворит:
— Идем­те во двор, по­кажу вам кое-что. Выш­ли во двор, а там, где бук ле­жал, ни­чего нет. Дед вмес­те с бо­родой ута­щил и де­рево. Ис­пу­гал­ся Ко­ровий сын. Го­ворит:
— Братья, со­бирай­тесь, на­до нам дог­нать Ног­те­боро­ду. Ина­че он нас со све­та сжи­вет:
Соб­ра­лись и пош­ли по сле­ду — ста­рый бук глу­бокую ка­наву вы­рыл, ког­да дед тя­нул его за сво­ей бо­родой.
Дол­го шли друзья-то­вари­щи. При­ходят в го­род, а там царь пла­чет.
— Че­го вы, го­сударь, пла­чете?
— То­го пла­чу, что ук­рал Ног­те­боро­да трех мо­их до­черей.
Идут Ко­ровий сын с то­вари­щами даль­ше. Приш­ли к глу­боко­му ко­лод­цу. При­сели, а Ко­ровий сын го­ворит:
— При­неси­те гвоз­дей, до­сок и длин­ную ве­рев­ку. Ког­да все это при­нес­ли, он сбил из до­сок ящик, заб­рался в не­го и го­ворит:
— Брат­цы, я иду на тот свет за Ног­те­боро­дой. Пок­ля­нитесь две­над­цать раз, что вы тут бу­дете ме­ня ждать и вы­тяне­те, ког­да я крик­ну.
Ра­зот­ри­камень и Деб­ри­лом да­ли клят­ву.
Сел Ко­ровий сын в ящик, и друзья ста­ли его в ко­лодец спус­кать. Очень дол­го спус­ка­ли: На­конец, от­кры­лось под­земное царс­тво. Вы­лез он из ящи­ка, отыс­кал дом Ног­те­боро­ды. Смот­рит: пе­ред до­мом ле­жит бук а в нем — бо­рода от­ре­зан­ная.
За­ходит Ко­ровий сын в дом. В пер­вом по­кое дед си­дит на пе­чи и ку­рит же­лез­ную труб­ку.
— И тут ме­ня на­шел? — го­ворит.
— На­шел, и дол­жен я те­бя сжить со све­та.
Вы­тащил Иван свою саб­лю, из­ру­бил Ног­те­боро­ду на кус­ки, сло­жил их в боч­ку и по­шел в дру­гие по­кои. От­крыл пер­вую дверь, ви­дит — цар­ская дочь си­дит за швей­ной ма­шин­кой.
Спра­шива­ет Ко­ровий сын:
— Что это за ма­шин­ка?
— О, это та­кая ма­шин­ка: сколь­ко за­дума­ешь, столь­ко она те­бе и сошь­ет.
Иван взял ма­шин­ку, по­ложил в ме­шок. За­ходит в дру­гую ком­на­ту, а там вто­рая цар­ская дочь вы­шива­ет узо­ры и цве­ты на по­лот­не.
— Что это у те­бя за иг­ла? — спра­шива­ет Ко­ровий сын.
— О, это та­кая иг­ла: что за­дума­ешь, то и вышь­ет.
Иван взял иг­лу, вот­кнул се­бе в шап­ку. За­ходит в третью ком­на­ту, а там третья цар­ская дочь нож­ни­цами по­лот­но кро­ит.
— Что это за нож­ни­цы?
— О, это та­кие нож­ни­цы: сколь­ко за­думал, столь­ко и вык­ро­ят.
Взял Ко­ровий сын и нож­ни­цы. Ве­дет он цар­ских до­черей к вы­ходу из под­земно­го царс­тва и ду­ма­ет: «Стар­шая бу­дет же­ной Ра­зот­ри­кам­ня, сред­няя Деб­ри­лома, а мень­шая — мо­ей».
По­садил он стар­шую ца­рев­ну в ящик, по­дал знак тя­нуть. Вы­тяну­ли. По­том так же под­ня­ли из под­зе­мелья и сред­нюю и млад­шую. Как уви­дели их Ра­зот­ри­камень и Деб­ри­лом, по­дума­ли: «Стар­шая цар­ская дочь — не­казис­та, сред­няя — ку­да ни шло, а мень­шая — кра­сави­ца. Ес­ли мы вы­тянем Ива­на, то он се­бе возь­мет млад­шую, а стар­шая, не­казис­тая, од­но­му из нас дос­та­нет­ся».
И до­гово­рились меж со­бой так: «Под­тя­нем Ива­на до по­лови­ны и пус­тим ве­рев­ку».
Но Ко­ровий сын был не про­мах, раз­га­дал их за­мысел. По­ложил он в ящик ка­мень по­тяже­лее и крик­нул:
— Тя­ните!
Под­тя­нули они ящик с кам­нем до по­лови­ны ко­лод­ца и от­пусти­ли ве­рев­ку. Грох­нулся ящик на дно под­земно­го царс­тва и вы­бил там яму — три мет­ра ши­риной и три глу­биной. Ко­ровий сын убе­дил­ся в пре­датель­стве сво­их то­вари­щей и за­думал­ся: как вый­ти из под­земно­го царс­тва. На­думал ид­ти той до­рогой, ко­торой хо­дил Ног­те­боро­да.
Идет. Вдруг на­чал­ся ог­ненный дождь. И слы­шит Иван: пи­щит что-то на бу­ке. Взоб­рался на де­рево, смот­рит: в гнез­де три ма­лых зме­ены­ша пла­чут. Снял он с се­бя плащ, нак­рыл гнез­до. А ког­да ог­ненный дождь про­шел, го­ворят зме­ены­ши Ко­ровь­ему сы­ну:
— Спус­кай­ся вниз, спрячь­ся под де­ревом. Ско­ро при­летит наш отец, он от­бла­года­рит те­бя за то, что ты нас от смер­ти спас.
Вско­ре и вправ­ду при­летел ста­рый Змей. Об­ра­довал­ся он, что его де­ти жи­вы. Спра­шива­ет:
— Кто же вас спас?
— Мы бы ска­зали, да бо­им­ся, что вы его съ­еди­те.
— Как же я мо­гу его съ­есть, ес­ли он вам жизнь спас?
Ус­лы­хал Ко­ровий сын эти сло­ва и отоз­вался. Под­ле­тел Змей к не­му и спра­шива­ет:
— Чем те­бя, мо­лодец, от­бла­года­рить за то, что ты де­тей мо­их спас от ог­ня?
— Ни­чего мне не на­до, толь­ко вы­неси ме­ня от­сю­да на зем­лю.
— Вы­несу, ес­ли дашь мне две­над­цать буй­во­лов, две­над­цать пе­чей хле­ба и две­над­цать бо­чек ви­на — я го­лоден.
По­шел Ко­ровий сын в дом Ног­те­боро­ды и все, че­го Змей тре­бовал, там на­шел.
При­нес, уло­жил Змею на спи­ну, сам сел меж крыль­ев, и по­лете­ли они на зем­лю.
Но ког­да бы­ли уже все­го в две­над­ца­ти мет­рах от зем­ли, все хар­чи выш­ли. А Змей есть про­сит:
— Дай ско­рее есть, а то упа­ду!
Ко­ровий сын от­ре­зал но­жом ку­сок мя­са от сво­ей но­ги и дал Змею.
Вы­лете­ли они из под­земно­го царс­тва на свет, се­ли от­дохнуть, а Змей спра­шива­ет:
— Что это за мя­со бы­ло на­пос­ле­док та­кое вкус­ное?
— Это я от­ре­зал от сво­ей но­ги.
Змей мя­со вып­лю­нул и при­лепил его к но­ге Ива­на. Оно сра­зу при­рос­ло. Поп­ро­щал­ся Ко­ровий сын со Зме­ем и по­шел в цар­ский го­род.
При­ходит и пер­вым де­лом идет к пор­тно­му, ко­торый и ца­рю и всем го­рожа­нам одеж­ду шил. Во­шел в дом, пок­ло­нил­ся. Мас­тер спра­шива­ет:
— Че­го на­до?
— Я пор­тной,- от­ве­ча­ет Иван.- Не тре­бу­ет­ся ли вам под­мастерье?
— А шить-то хо­рошо уме­ешь?
— Умею.
И взял его пор­тной в по­мощ­ни­ки. При­вел в ком­на­ту, где ле­жало мно­го раз­ных тка­ней. Иван за­пер­ся в этой ком­на­те, вы­нул из сво­его меш­ка вол­шебную ма­шин­ку, по­ложил на стол игол­ку-вы­шиваль­ни­цу, нож­ни­цы-са­мок­рои и за од­ну ночь сде­лал ра­боту, ко­торую пор­тной на пол­го­да впе­ред се­бе за­гото­вил.
На­ут­ро во­шел пор­тной в ком­на­ту, уви­дел, что все уже сши­то. Ди­ву дал­ся и на­чал пе­ред за­каз­чи­ками хвас­тать сво­им по­мощ­ни­ком.
Прос­лы­шали о не­видан­ном мас­те­ре и цар­ские доч­ки. При­нес­ли ему за­каз на сва­деб­ные со­роч­ки для сво­их же­нихов. Ко­ровий сын де­вушек уз­нал, а они его не уз­на­ли.
Сшил он кра­сивые со­роч­ки для Ра­зот­ри­кам­ня и Деб­ри­лома. Очень пон­ра­вилась его ра­бота не­вес­там. И поз­ва­ли они мас­те­ра на сва­деб­ный пир.
Ко­ровий сын ра­зодел­ся, поб­рился и при­шел в цар­ские па­латы.
Тут уж ца­рев­ны уз­на­ли его. Уви­дали Ива­на быв­шие то­вари­щи — ис­пу­гались.
По­гово­рил с ни­ми Ко­ровий сын, на­пом­нил, ка­ким он был для них вер­ным дру­гом, а по­том вых­ва­тил саб­лю и обо­им снес го­ловы.
Ца­рев­ны рас­ска­зали всем, что это Ко­ровий сын и что он ос­во­бодил их из не­воли. Иван взял в же­ны млад­шую ца­рев­ну и стал царс­тво­вать.
Тут и сказ­ке ко­нец.