Как бедняк покумился с газдой

Жил се­бе один газ­да. Пос­лал ему бог ре­бен­ка, и поз­вал газ­да бед­ня­ка в ку­мовья. А ког­да по­дошел се­нокос, бед­няк ре­шил по­мочь сво­ему бо­гато­му ку­му. Яс­ное де­ло, не за спа­сибо — газ­да обе­щал ме­шок ку­куруз­ных по­чат­ков за день кось­бы.
На­чали ко­сить, ког­да сол­нце еще и не по­казы­валось на не­бос­кло­не.
— По­рабо­та­ем, а по­том и по­зав­тра­ка­ем,- ска­зал газ­да.
Он-то был сыт, а у бед­ня­ка в жи­воте слов­но кто паль­ца­ми киш­ки пе­реби­ра­ет и под ло­жеч­кой со­сет. От­стал бед­няк от ку­ма и все пос­матри­ва­ет на до­рогу: не по­кажет­ся ли газ­ды­ня с зав­тра­ком.
Но вот она при­нес­ла пол­ные бе­саги еды. Ку­мовья по­ложи­ли ко­сы, се­ли в хо­лодок и на­чали зав­тра­кать. Газ­да то­ропит:
— Вста­вай уж, до­рогой кум. Ве­чер не за го­рами, а луг боль­шой — ко­сить еще и ко­сить.
Труд­но бед­ня­ку отор­вать­ся от мис­ки, а еще труд­нее встать — умо­рил­ся че­ловек, да­же ру­баха взмок­ла. Но встал, взял ко­су и по­шел на свой за­гон. Ма­шет ко­сой, ма­шет, ста­ра­ет­ся, а сам при­гова­рива­ет: «За­ходи, сол­нышко, за­ходи».
Ус­лы­шал эти сло­ва газ­да и то­же на­чал шеп­тать: «Не за­ходи, сол­нышко, не за­ходи». У бед­ня­ка ухо вос­тро — до­лете­ли до не­го сло­ва бо­гатея.
И го­ворит бед­няк:
— Ой кум, кум, ос­тавь сол­нце в по­кое, а то оно ста­нет сов­сем пос­ре­ди не­ба.
Как стем­не­ло, бед­няк и го­ворит:
— Хва­тит, чес­тный газ­да, на се­год­ня, смот­ри: уже и сол­нце про­пало.
— Твоя прав­да, кум: сол­нце заш­ло. Но вы­шел его бра­тик — яс­ный ме­сяц:
Что мог от­ве­тить на это бед­няк? Сно­ва за­махал он ко­сой. Но ско­ро и жад­ный газ­да вы­бил­ся из сил. «Те­перь уж от­дохну и до­сыта по­ем»,- ду­ма­ет бед­няк. У них был та­кой уго­вор: на ужин вся семья бед­ня­ка к газ­де при­дет.
А у газ­ды дру­гое на уме: с по­коса вер­нутся они поз­дно, же­на бед­ня­ка с деть­ми не дож­дутся и уй­дут до­мой, не со­лоно хле­бав­ши.
Но не так бы­ло, как ду­малось. Го­лод­ные де­ти бед­ня­ка и до ут­ра жда­ли бы ужи­на.
И дож­да­лись.
Газ­ды­ня по­дала на стол то­кан. С той сто­роны, где си­дел муж, по­ложи­ла в мис­ку брын­зу, а бед­ня­ку и его де­тям — пос­тный то­кан. Но бед­ня­ка бог умом не оби­дел.
Вот он и го­ворит:
— Бы­ла бы у ме­ня си­ла, я сол­нце по­вер­нул бы вот так, и мы еще ко­сили бы.
С эти­ми сло­вами по­вер­нул к се­бе мис­ку той сто­роной, где брын­за ле­жала, а пос­тный то­кан — к газ­де. Не ле­зет пос­тный то­кан в гор­ло хо­зя­ина, но и мис­ку по­вора­чивать как-то не­лов­ко. А газ­ды­ня ду­мала, что бед­няк и его де­ти на­елись, и по­да­ет на стол жа­реную ку­рицу. Но по­ка газ­да прог­ло­тил тот чер­тов то­кан, бед­няк уп­ра­вил­ся и с ку­рицей.
Приш­ла по­ра рас­счи­тывать­ся. При­нес газ­да кор­зи­ну ку­куру­зы и сып­лет в тор­бу бед­ня­ка, а она все пус­тая. Смот­рит, к ху­дой тор­бе при­шит здо­ровен­ный ме­шок.
— Что это у те­бя, кум?
— Это — бра­тик тор­бы. Ведь мы до­гово­рились, что бу­дем ко­сить, по­ка сол­нце не спря­чет­ся за го­рой. А ко­сили и ког­да вы­шел его брат — яс­ный ме­сяц.