Как дед попом стал

Жи­ли в од­ном се­ле ста­рик со ста­рухой. Горь­ко им жи­лось, нуж­да за­еда­ла. И за­хоте­лось ста­рухе, что­бы дед по­пом стал. Пла­тили бы им тог­да при­хожа­не коб­ли­ну, и за­жили бы они счас­тли­во.
А ба­ба бы­ла та­кая: что за­дума­ет, то и сде­ла­ет. Дол­го хо­дила к вла­дыке, уп­ра­шива­ла, что­бы ста­рика ее в по­пы пос­вя­тили. Так на­до­ела, что вла­дыка — лишь бы от ба­бы от­вя­зать­ся — пос­та­вил ста­рика по­пом.
По­дош­ло вос­кре­сенье. На­до служ­бу в цер­кви пра­вить, а дед ни чи­тать, ни пи­сать не уме­ет.
Одел по­номарь на не­го ри­зу. Вы­шел дед из ал­та­ря к на­роду и спра­шива­ет:
— Зна­ете ли вы, чес­тные хрис­ти­ане, сло­во божье?
— Зна­ем,- от­ве­ча­ют ве­ру­ющие. А дед им на то:
— Ну, ко­ли зна­ете, мо­жете ид­ти по до­мам.
Од­ним пон­ра­вилось, что бо­гос­лу­жение так быс­тро окон­чи­лось, дру­гие рас­серди­лись. Ус­ло­вились они ска­зать в сле­ду­ющее вос­кре­сенье, что не зна­ют сло­ва божь­его.
Нас­ту­пило вос­кре­сенье. Дед опять спра­шива­ет мо­лящих­ся:
— Зна­ете сло­во божье?
— Не зна­ем,- от­ве­ча­ют. А дед им:
— Ко­ли не зна­ете, так и я, греш­ный, вас не на­учу. Мо­жете рас­хо­дить­ся.
Так слу­жил дед в цер­кви, по­ка не по­мер.