Как Иван и выдал и скрыл

У ку­рато­ра за­реза­ли жир­но­го ка­бана. Мя­со, око­рока, кол­ба­сы и са­ло сло­жили на чер­да­ке. А бат­ра­ку — Ива­ну, ко­торый вы­кор­мил ка­бана, хо­зя­ин шиш по­казал.
Ра­зоз­лился Иван и ре­шил вык­расть с чер­да­ка всю сви­нину. «Ко­го бы взять в ком­па­нию? — ду­ма­ет он.- Од­но­му та­кого ка­бан­чи­ка не ута­щить».
И ре­шил Иван взять по­па в ком­па­нию. Знал, что тот сог­ла­сит­ся — боль­но жа­ден.
Поп сна­чала, прав­да, не сог­ла­шал­ся. Бо­ял­ся, что Иван про­бол­та­ет­ся. Но Иван уве­рил его, что ес­ли и рас­ска­жет ко­му-ни­будь, то су­ме­ет и скрыть. Поп сог­ла­сил­ся.
Ночью заб­ра­лись они к ку­рато­ру на чер­дак. Все ста­лось так, как бы­ло за­дума­но. Ник­то их не ви­дал.
На­чали кра­деным де­лить­ся. Дос­та­лось каж­до­му по два око­рока; са­ло и мя­со то­же раз­де­лили по­ров­ну. Но ког­да де­ло дош­ло до кол­бас, поп го­ворит:
— Де­ли ты.
А Иван от­ве­ча­ет, что пан пре­велеб­ный ум­нее, зна­ет свя­тое пи­сание, так луч­ше раз­де­лит.
Поп ре­шил так: су­нул Ива­ну в зу­бы один ко­нец длин­ной связ­ки кол­бас, сам ух­ва­тил­ся зу­бами за дру­гой. По­тянем, мол, где ра­зор­вется, там и бу­дет по­лови­на.
По­дели­ли так кол­ба­су и ра­зош­лись.
На­ут­ро идет Иван ми­мо до­ма ку­рато­ра, а там — шум, гам. Ку­ратор не по-бо­жес­ки ру­га­ет­ся, кля­нет ко­го-то, всхли­пыва­ет.
— Что с ва­ми, па­не ку­ратор, ко­го это вы прок­ли­на­ете? — спра­шива­ет Иван.
— Да вот, ка­бана ук­ра­ли, чтоб им:
— Э-э, я знаю, кто ук­рал,- го­ворит Иван.
— Кто?! Кто?! — зак­ри­чал ку­ратор.
— Мы вдво­ем с па­ном пре­велеб­ным ук­ра­ли:
По­дал ку­ратор в суд на по­па и на Ива­на.
На су­де Иван рас­ска­зал чис­тую прав­ду, все как бы­ло. Поп си­дел ни жив, ни мертв и про се­бя клял Ива­на на все кор­ки:
А тот кон­чил свое по­каза­ние так:
— По­тяну­ли мы зу­бами кол­ба­су. Она пор­ва­лась и трес­ну­ла ме­ня од­ним кон­цом по гу­бам, да так, что я упал и: прос­нулся.
— Так это все те­бе прис­ни­лось? — вскри­чал судья.
— Сни­лось, прес­ветлый пан, сни­лось,- го­ворит Иван. Судья не стал и доп­ра­шивать по­па, выг­нал всех тро­их из су­да. У ку­рато­ра-то не бы­ло ни­каких до­каза­тель­ств: Ког­да шли до­мой, Иван спра­шива­ет по­па:
— Ну что, прав­да? Я же обе­щал, что ес­ли вы­дам вас, то и скрыть су­мею: