Маленький странник

Бы­ло у бед­ня­ка чет­ве­ро сы­новей. Хоть и не­лег­ко про­кор­мить их, но не по­сылал бед­няк сво­их де­тей к чу­жим лю­дям на за­работ­ки.
Раз вы­дал­ся не­уро­жай­ный год. Млад­ший сын Иван­ко го­ворит:
— Пой­ду я, отец, странс­тво­вать.
И по­шел. Идет че­рез го­ры по без­людным мес­там. Про­голо­дал­ся, а ни се­ла, ни ху­тора ниг­де не вид­но, нег­де да­же ми­лос­ты­ни поп­ро­сить.
Кое-как взоб­рался Иван­ко на вы­сокую го­ру, смот­рит вок­руг, нет ли где люд­ско­го жилья. И ви­дит: под го­рой рас­ки­нул­ся го­род, но страш­ный ка­кой-то, боль­но ти­хий. Жут­ко ста­ло хлоп­цу, но все-та­ки по­шел он в го­род. При­ходит, а вок­руг — ни жи­вой ду­ши, не то что че­лове­ка, ку­рицы не ви­дать.
Поб­рел Иван по пус­тынным ули­цам. Всю­ду от­кры­ты во­рота. За­вер­нул в один двор, ви­дит: две­ри в до­ме нас­тежь. За­ходит на кух­ню, а там по­лон стол еды: и суп, и жар­кое, да еще и круж­ка пи­ва. Но в кух­не — ни­кого
Иван­ко не стал дол­го раз­ду­мывать, сел и при­нял­ся за еду. Ест, пи­вом за­пива­ет.
Вдруг вы­ходит к не­му ста­рая баб­ка и го­ворит:
— Хлоп­че, не хо­чешь ли еще че­го? Я при­несу.
На­кор­ми­ла его до­сыта, на­по­ила и го­ворит:
— Сос­лу­жишь ли ты мне, Иван­ко, служ­бу?
— Рад сос­лу­жить, толь­ко ска­жите ка­кую.
Ба­ба го­ворит:
— Тяж­кая служ­ба. Обой­ди на ко­лен­ках весь го­род и тог­да уви­дишь, что ста­нет­ся.
Ког­да Иван­ко обо­шел на ко­лен­ках го­род, вдруг ус­лы­шал: ку­ры за­кудах­та­ли.
Ба­ба сно­ва на­кор­ми­ла его и го­ворит:
— Иди еще раз. Уви­дишь, что те­перь бу­дет.
По­шел Иван­ко во вто­рой раз. Сно­ва обо­шел на ко­лен­ках весь го­род и ус­лы­шал: ско­тина в хле­вах за­мыча­ла, ко­ни в ко­нюш­нях зар­жа­ли.
Ба­ба опять на­кор­ми­ла его и го­ворит:
— Иди еще, опять но­вое уви­дишь.
Не хо­телось Иван­ку в тре­тий раз ид­ти: ко­лен­ки стер до кро­ви. Но все-та­ки по­шел. А ког­да обо­шел го­род в тре­тий раз, то уви­дел: на ули­цах на­род ве­селит­ся, вой­ско мар­ши­ру­ет.
При­бежа­ли до­мой три ба­бины доч­ки и спра­шива­ют у ма­тери:
— Кто нам жизнь вер­нул?
А мать от­ве­ча­ет:
— Вот этот ма­лень­кий хлоп­чик, Иван­ко, пусть счас­тлив он бу­дет.
А бы­ла та ба­ба ца­рицей. Толь­ко она жи­ва ос­та­лась, ког­да все жи­вое ока­мене­ло. Сде­лали это чер­ти. А Иван­ко всех ожи­вил!
Спра­шива­ет ба­ба-ца­рица:
— Че­го ты, Иван­ко, ушел из род­но­го до­ма?
— Ушел я странс­тво­вать:
И наз­ва­ли его ца­рев­ны Ма­лень­ким стран­ни­ком.
Ца­рица про­сит Иван­ка:
— Не на­до те­бе боль­ше странс­тво­вать, бе­ри в же­ны лю­бую мою дочь и царс­твуй со мной.
Иван­ко от­ве­ча­ет:
— Нет, по­ка не хо­чу еще же­нить­ся, хо­чу пос­транс­тво­вать.
Ба­ба-ца­рица на­ряди­ла его в бо­гатую одеж­ду и плю­нула ему в кар­ман, чтоб ни­ког­да без де­нег не был. А боль­ше всех по­люби­ла Ма­лень­ко­го стран­ни­ка млад­шая ца­рев­на. Го­ворит она ему:
— Иди в ко­нюш­ню и возь­ми се­бе са­мого ни­кудыш­но­го ко­ня. Сто­ит он с пра­вой сто­роны, в уг­лу. То счас­тли­вый конь.
И еще по­дари­ла она ему саб­лю и ружье, сна­ряди­ла в до­рогу, как нас­то­яще­го сол­да­та.
Ма­лень­кий стран­ник взял в ко­нюш­не са­мого ни­кудыш­но­го ко­ня и от­пра­вил­ся в до­рогу.
При­ехал в дру­гое царс­тво, за­шел в кор­чму. А там вель­мо­жи и ге­нера­лы пь­ют-гу­ля­ют. Под­сел к ним Иван­ко и на­чал их уго­щать — пла­тит за всех из кар­ма­на, в ко­торый ба­ба-ца­рица плю­нула. Слы­шит, го­ворят ге­нера­лы:
— Есть у на­шего ца­ря строп­ти­вая дочь, ни за ко­го не хо­чет за­муж ид­ти, толь­ко за ца­ря По­гани­на.
Ма­лень­кий стран­ник мол­чит да слу­ша­ет. А ге­нера­лы ди­вят­ся — от­ку­да у хлоп­ца столь­ко де­нег.
Вдруг вста­ет Иван­ко из-за сто­ла и го­ворит од­но­му ге­нера­лу:
— Иди к сво­ему ца­рю, ска­жи, пусть сю­да при­дет, мне с ним по­гово­рить охо­та.
Встал ге­нерал, ду­ма­ет: «Что за ма­лый сол­дат? Он, на­вер­ное, кто-то, раз са­мого ца­ря не бо­ит­ся по­бес­по­ко­ить. Пос­лу­ша­юсь-ка я его». И по­шел ге­нерал к ца­рю.
Царь сел на ко­ня, прис­ка­кал к кор­чме, где гу­лял Иван­ко. Спра­шива­ет:
— За­чем я те­бе по­надо­бил­ся?
А Ма­лень­кий стран­ник от­ве­ча­ет:
— Да так, ни­чего осо­бен­но­го, по­едем вмес­те на про­гул­ку.
По­еха­ли. Подъ­ез­жа­ют к вы­сокой го­ре, ко­торую ни обой­ти, ни объ­ехать. Го­ворит Иван­ко:
— Хо­чешь, я тут про­ход сде­лаю?
Выс­тре­лил из сво­его ружья — и от­крыл­ся в го­ре ши­рокий под­земный ход. Про­еха­ли на дру­гую сто­рону, а там на­летел на них дождь с гра­дом. Ог­ля­нул­ся Ма­лень­кий стран­ник, царь пеш­ком идет — ко­ня гра­дом уби­ло. По­садил он ца­ря на сво­его ко­ня, и сра­зу град про­шел.
По­еха­ли об­ратно, а царь и го­ворит:
— От­даю те­бе дочь и царс­тво свое. Уж боль­но ты мо­лодец!
Ца­рев­на лю­била ца­ря По­гани­на, но не пос­ме­ла на­рушить от­цов­скую во­лю, выш­ла за Иван­ка.
Жи­вут они, по­жива­ют, толь­ко Ма­лень­кий стран­ник все ло­жит­ся спать в одеж­де, ко­торую ему да­ла ба­ба-ца­рица. Бы­ла в той одеж­де ве­ликая си­ла, и Иван­ко бо­ял­ся ее по­терять.
Од­нажды, ког­да Ма­лень­ко­го стран­ни­ка не бы­ло до­ма, при­шел к его же­не По­ганин и го­ворит:
— Ска­жи сво­ему му­жу, чтоб не ло­жил­ся спать оде­тым. Ког­да он раз­де­нет­ся и ус­нет, я вле­зу в ок­но, уне­су с одеж­дой всю его си­лу, а по­том объ­яв­лю ему вой­ну и убью.
Ве­чером Ма­лень­кий стран­ник вер­нулся до­мой, а же­на ска­зала ему так, как По­ганин ве­лел. Пос­лу­шал­ся ее Иван­ко, снял одеж­ду и зас­нул. А По­ганин при­шел, заб­рал его си­лу и унес. Прош­ло три дня, и зо­вет он Ма­лень­ко­го стран­ни­ка на гра­ницу во­евать. Что по­дела­ешь? При­ходит­ся ид­ти.
Го­ворит По­ганин:
— Ка­кой смертью уме­реть хо­чешь?
— По­руби ме­ня на кус­ки, сло­жи в бе­саги, и пусть мой конь уне­сет их ку­да за­хочет.
По­ганин так и сде­лал. А конь пос­ка­кал в род­ные края. Прим­чался в свою дер­жа­ву и зар­жал под цар­ски­ми во­рота­ми, да так, что хо­ромы зад­ро­жали. Млад­шая ца­рев­на, ко­торая все еще ду­мала о Ма­лень­ком стран­ни­ке, ус­лы­шала, раз­бу­дила мать и сес­тер.
— Вста­вай­те, вста­вай­те! Ка­жет­ся, Ма­лень­кий стран­ник вер­нулся до­мой. Слы­шу го­лос на­шего счас­тли­вого ко­ня.
Вста­ют они и ви­дят: вер­нулся их конь, ко­торо­го не бы­ло семь лет и пол­го­да, а на ко­не в бе­сагах — из­рублен­ный Ма­лень­кий стран­ник.
Ба­ба-ца­рица хо­рошень­ко по­мыла из­рублен­ное те­ло, ожи­вила его жи­вой во­дой.
— Ох, как я креп­ко зас­нул! — ска­зал Ма­лень­кий стран­ник.
По­жил он у ба­бы-ца­рицы нес­коль­ко дней и опять со­бира­ет­ся странс­тво­вать. Не пус­ка­ют его, а он не слу­ша­ет. Ба­ба зна­ла, что мно­го еще бед ждет Ма­лень­ко­го стран­ни­ка, поз­ва­ла его к се­бе и на этот раз плю­нула ему не в кар­ман, а пря­мо в рот.
И опять по­шел Ма­лень­кий стран­ник в ту дер­жа­ву, где ос­та­вил же­ну.
По­шел че­рез го­ры без ко­ня. Шел, шел, да так ума­ял­ся и про­голо­дал­ся, что с ног ва­лит­ся. И по­думал тог­да Иван­ко: «Ка­бы стать мне го­лубем, лег­че бы­ло б до­бирать­ся». Толь­ко по­думал, как стал го­лубем и по­летел.
При­летел в ту дер­жа­ву, где ос­та­вил же­ну, за­летел к од­но­му мель­ни­ку. У мель­ни­ка был ого­род, а в ого­роде — ка­пус­та. По­думал Ма­лень­кий стран­ник: «Ес­ли б я стал ко­нем, по­пас­ся б в ка­пус­те». По­думал так и сра­зу из го­лубя прев­ра­тил­ся в зла­тог­ри­вого ко­ня под сед­лом и в сбруе.
Слы­шит мель­ник — ка­пус­та в ого­роде хрус­тит. Бе­рет то­пор и идет пос­мотреть. За­ходит в ого­род, а там прек­расный конь ка­пус­ту ест и не убе­га­ет. Пой­мал мель­ник ко­ня, от­вел в свою ко­нюш­ню. Ди­ву да­ет­ся — ни­ког­да еще не ви­дал та­кого кра­сиво­го ко­ня. Спра­шивал, не из цар­ско­го ли он вой­ска, но вой­ско ко­ня не приз­на­вало.
Да­ли знать ца­рю По­гани­ну, ко­торый царс­тво­вал те­перь в этой дер­жа­ве, что у мель­ни­ка есть зла­тог­ри­вый конь. По­ганин сам при­шел ко­ня пос­мотреть. А как уви­дел, на­чал уго­вари­вать мель­ни­ка про­дать ко­ня.
По­реши­ли, что мель­ник по­дума­ет, а царь зав­тра еще при­дет. Мель­ник за­шел в ко­нюш­ню, гла­дит ко­ня, лас­ка­ет, а сам все при­киды­ва­ет, сколь­ко за не­го у ца­ря взять. И вдруг конь за­гово­рил че­лове­чес­ким го­лосом:
— Про­си за ме­ня столь­ко зо­лота, сколь­ко вой­дет в яму, ко­торую я зад­ни­ми но­гами выбью.
На дру­гой день при­ходит По­ганин и спра­шива­ет у мель­ни­ка: сколь­ко за ко­ня. А тот и го­ворит:
— Про­шу столь­ко чер­вонцев, что­бы за­сыпать яму, ко­торую мой конь выбь­ет зад­ни­ми но­гами.
Вы­пус­ти­ли ко­ня во двор. Взыг­рал зла­тог­ри­вый и вы­бил но­гами ог­ромную яму. Ед­ва хва­тило це­лого во­за зо­лота, что­бы ее на­пол­нить. По­ганин вско­чил на ко­ня и пос­ка­кал до­мой.
Уви­дела ко­ня ца­рица, Иван­ко­ва же­на, а ве­чером ска­зала По­гани­ну:
— Кра­сивый у те­бя конь, да толь­ко это смерть твоя. При­кажи зав­тра же за­резать его.
Под­слу­шала этот раз­го­вор цар­ская слу­жан­ка и пош­ла в ко­нюш­ню пос­мотреть на зла­тог­ри­вого ко­ня. Уви­дел ее конь и го­ворит:
— Де­вуш­ка, де­вуш­ка, сде­лай доб­рое де­ло: ког­да бу­дут ме­ня уби­вать, при­ходи пос­мотреть на мою смерть. От мо­ей го­ловы от­ле­тит кос­точка и уго­дит пря­мо к те­бе за па­зуху. А ты от­не­си ту кос­точку в цар­ский сад и за­копай в зем­лю.
Жаль бы­ло де­вуш­ке та­кого кра­сиво­го ко­ня, и она ис­полни­ла все, о чем он про­сил. Кос­точку взя­ла и по­сади­ла в зем­лю, под цар­ским ок­ном. А к ут­ру на том мес­те вы­рос­ло прек­расное гру­шевое де­рево, на весь ого­род был слы­шен его аро­мат.
Бу­дит По­ганин ца­рицу:
— Пог­ля­ди, ка­кое кра­сивое де­рево вы­рос­ло у нас в са­ду.
А ца­рица опять го­ворит:
— Де­рево-то кра­сивое, да толь­ко это твоя смерть.
— Не бе­да, зав­тра по­зову дро­восе­ка и при­кажу его сру­бить.
Слу­жан­ка опять ус­лы­хала их раз­го­вор, приш­ла к де­реву и го­ворит:
— Эх гру­шень­ка, ка­кая ты кра­сивая, а зав­тра те­бя сру­бят!
— Де­вуш­ка, де­вуш­ка, ока­зала ты мне од­ну ус­лу­гу, ока­жи и дру­гую. Ког­да ме­ня бу­дут ру­бить, при­ходи и стань ря­дом. Пер­вая же щеп­ка по­падет те­бе пря­мо за па­зуху. Пус­ти ту щеп­ку на во­ду.
Де­вуш­ка все ис­полни­ла, а ког­да пус­ти­ла щеп­ку на во­ду, поп­лыл там прек­расный зо­лотой се­лезень.
По­ра бы­ла теп­лая. По­ганин-царь с ца­рицей приш­ли к озе­ру ис­ку­пать­ся. Раз­де­лись, ку­па­ют­ся. Ви­дит царь: пла­ва­ет зо­лотой се­лезень, сов­сем близ­ко. За­хоте­лось По­гани­ну пой­мать се­лез­ня. А тот все уп­лы­ва­ет, а По­ганин — за ним. Да­леко они зап­лы­ли; не дож­да­лась ца­рица ца­ря — уш­ла до­мой.
А По­ганин вслед за се­лез­нем пе­реп­лыл Боль­шую во­ду. Ког­да к дру­гому бе­регу под­плы­вали, се­лезень ныр­нул и под во­дой поп­лыл об­ратно. Под­плыл к одеж­де, ос­тавлен­ной По­гани­ном на бе­регу. Прев­ра­тил­ся в че­лове­ка и одел на се­бя цар­скую одеж­ду, ту са­мую, ко­торую ба­ба-ца­рица по­дари­ла Ма­лень­ко­му стран­ни­ку.
При­ходит он к сво­ей же­не. Уви­дела она Ма­лень­ко­го стран­ни­ка, уз­на­ла, пок­ло­нилась и го­ворит:
— Бу­ду я те­перь те­бе вер­ной же­ной и до­живем мы спо­кой­но до са­мой смер­ти. Прос­ти ме­ня за прош­лое.
Но Иван­ко не ос­тался с ней. Ему хо­телось пос­ко­рее вер­нуть­ся в ту дер­жа­ву, где жда­ли его ба­ба-ца­рица и ее млад­шая дочь. Да преж­де чем вер­нуть­ся к ним, Ма­лень­кий стран­ник ре­шил раз­де­лать­ся с По­гани­ном.
Дал ему знать, что идет на не­го вой­ной. Сел По­ганин на ко­ня, взял бе­саги и вы­ехал на гра­ницу. А Ма­лень­кий стран­ник спра­шива­ет:
— Ка­кой смертью хо­чешь уме­реть?
— Та­кой, что ты уми­рал, и я уме­реть же­лаю.
Хит­рый По­ганин ду­мал, что и он ожи­вет, как ожил Ма­лень­кий стран­ник. А тот из­ру­бил сво­его вра­га на кус­ки, сло­жил их в бе­саги и пе­реб­ро­сил те бе­саги че­рез шею ко­ня. А конь по­шел на бо­лото пас­тись. Бе­саги спол­зли с шеи ко­ня, а По­ганин сгнил там.