Муж и жена

Жи­ли-по­жива­ли муж и же­на. Бы­ло у них три ко­ровы, да толь­ко ста­рые. И ста­ли муж с же­ной ре­шать, как бы ко­ров про­дать.
Го­ворит хо­зя­ин:
— Ко­ров на торг ты, же­на, го­ни, мне не­досуг.
А же­на бы­ла не сов­сем пол­но­го ума. На­казал ей муж, что­бы не от­да­вала ко­ров де­шев­ле, чем за двес­ти зо­лотых, она толь­ко это и за­пом­ни­ла.
Приг­на­ла ко­ров на торг. И выш­ло так, что ее ко­ровы луч­ше дру­гих.
Все куп­цы ок­ру­жили же­ну, расс­пра­шива­ют, при­цени­ва­ют­ся.
Же­на, хоть и не пол­но­го ума, зап­ро­сила не двес­ти, как муж на­казы­вал, а трис­та зо­лотых. Слу­чилось тут два мо­шен­ни­ка и го­ворят ей:
— Да­дим вам трис­та зо­лотых, ес­ли сог­ла­ситесь на та­кое ус­ло­вие: мы бе­рем сей­час двух ко­ров, а третью ос­тавля­ем вам в за­лог, по­ка при­несем день­ги. А при­несем день­ги — за­берем и третью ко­рову.
Же­на по­дума­ла: лю­ди де­ло го­ворят. И сог­ла­силась. Двух ко­ров от­да­ла, а третью пог­на­ла до­мой. Шла до­рогой и ра­дова­лась, что по­лучит за ко­ров боль­ше, чем муж на­казы­вал.
При­ходит муж с по­ля и спра­шива­ет:
— Ну, как ты про­дала ско­тину?
— Про­дала: за трис­та зо­лотых.
— Не­уж­то! Да­вай ско­рее день­ги, пос­чи­таю, вер­но ли те­бе зап­ла­тили. А же­на го­ворит:
— У ме­ня де­нег по­ка нет. Вмес­то де­нег мне ос­та­вили в за­лог третью ко­рову. Ког­да при­дут за ней, при­несут день­ги.
— Же­на, да что это ты го­воришь?
— Что го­ворю? Де­ло го­ворю, толь­ко ты по­нять не мо­жешь. Лю­ди мне день­ги при­несут, ког­да при­дут за треть­ей ко­ровой. Ты смек­ни:
Муж страш­но рас­сердил­ся. Схва­тил то­пор и хо­тел же­не го­лову от­ру­бить.
Но по­том ре­шил так:
— Лад­но, жи­ви по­ка, а я пой­ду по све­ту, лю­дей пог­ля­жу. Ес­ли не най­ду еще та­кого дур­ня, то жить не бу­дешь, а най­ду — жи­ви се­бе на здо­ровье.
Соб­рался и по­шел. При­шел на раз­до­рожье, при­сел от­дохнуть. Ви­дит, жен­щи­на ве­зет со­лому. Са­ма сто­ит на во­зу и во­лов по­гоня­ет.
У раз­до­рожья воз ос­та­новил­ся, а муж глу­пой же­ны спра­шива­ет:
— Тет­ка, че­го ты сто­ишь, по­чему не ся­дешь?
— По­чему не ся­ду? Раз­ве не хва­тит с во­лов то­го, что ве­зут со­лому, еще и ме­ня им вез­ти?! А по­том спра­шива­ет са­ма:
— А ты что тут, на раз­до­рожье, сто­ишь?
— Да вот упал с не­ба и от­ды­хаю.
— Эй, не ви­дал ли ты на том све­те мо­его Юру?
— Ви­дал! Как раз толь­ко что раз­го­вари­вал с ним. Пло­хо ему, бед­ня­ге, жи­вет­ся, обор­ванный, го­лод­ный. Па­сет коз: Ког­да я шел на этот свет, Юра про­сил ме­ня заг­ля­нуть к же­не, мо­жет, она нем­но­го де­нег ему пе­редаст.
Юри­на вдо­ва бы­ла с дос­татком. По­вела му­жа глу­пой же­ны к се­бе, наг­ру­зила ко­жаны­ми бе­сага­ми с зо­лотом-се­реб­ром. И на­казы­ва­ет ему рас­ска­зать Юре, как она о нем го­рю­ет.
— Спро­си его, не смо­жет ли он прий­ти хо­тя бы не­надол­го до­мой, пос­мотреть, как я жи­ву?
А гость от­ве­ча­ет:
— Твой Юра не смо­жет прий­ти, он ведь там при ко­зах и не­кому его сме­нить. Там у каж­до­го своя ра­бота.
Взял бе­саги с зо­лотом-се­реб­ром и пос­пе­шил уб­рать­ся.
Ког­да вер­нулся до­мой сын по­кой­но­го Юры, мать ему ска­зала:
— Ой сы­ночек, был тут сей­час че­ловек с то­го све­та. Рас­ска­зал, как тяж­ко ма­ет­ся там твой отец. Я и поп­ро­сила то­го доб­ро­го че­лове­ка от­нести от­цу нем­но­го де­нег:
Сын страш­но рас­сердил­ся. Быс­тро осед­лал ко­ня и пог­нал во весь дух до­гонять мо­шен­ни­ка.
А муж не­разум­ной же­ны тем вре­менем пе­рехо­дил по­ле. Ог­ля­нул­ся и ви­дит: го­нит­ся за ним всад­ник. У са­мой до­роги сто­яла кри­вая вер­ба. Му­жик снял бе­саги с плеч, по­ложил под де­рево и сел свер­ху.
Подъ­ез­жа­ет па­рень, спра­шива­ет:
— Не ви­дал ли ты че­лове­ка с бе­сага­ми, пол­ны­ми де­нег?
— Ви­дал, но уж дав­нень­ко. Те­бе его не дог­нать. Да, зна­ешь что? Дай-ка ты мне сво­его ко­ня, и я сде­лаю доб­рое де­ло: до­гоню то­го че­лове­ка.
Па­рень, не раз­ду­мывая, слез с ко­ня. А му­жик не вста­ет из-под вер­бы, го­ворит пар­ню:
— Иди сю­да, стань на мое мес­то, а то, ес­ли я отой­ду, бе­лый свет за­валит­ся.
Па­рень по­дошел, под­пер пле­чами вер­бу и дер­жит.
А хит­рец встал, под­хва­тил бе­саги, вско­чил на ко­ня да и был та­ков!
Дер­жал па­рень вер­бу до са­мой но­чи, по­ка не про­голо­дал­ся. А ког­да на­чал си­лу те­рять, то по­думал: «Ес­ли уж я уми­раю, так пусть про­пада­ет це­лый свет. Пу­щу вер­бу».
От­ско­чил в сто­рону, ог­ля­нул­ся, а вер­ба сто­ит се­бе. «Эх,- ду­ма­ет па­рень,чуд­но мне бы­ло, как это мать оп­росто­воло­силась, от­да­ла чу­жому день­ги, а сам я и ко­ня ему от­дал, что­бы лег­че уд­рать с день­га­ми».
Тем вре­менем муж не­разум­ной же­ны вер­нулся до­мой и го­ворит:
— Ну, же­нуш­ка, жи­ви, сколь­ко ду­ша твоя по­жела­ет — ду­раков на све­те дос­та­точ­но.