Про дедову дочь и бабу-ведьму

Жил на све­те ста­рый дед. Вот толь­ко где жил — не зна­ем.
Умер­ла у не­го ста­руха, и ос­тался он один с до­черью. Дед ухо­дил на за­робот­ки, а за си­ротой не­кому бы­ло прис­мотреть.
И при­вел дед ма­чеху, что­бы она де­воч­ку кор­ми­ла, доб­ру учи­ла и за хо­зяй­ством смот­ре­ла.
Нев­злю­била она си­рот­ку — у вто­рой де­довой же­ны бы­ла своя доч­ка. Ду­мала, ду­мала ма­чеха, как бы из­ба­вить­ся от пад­че­рицы, ку­да бы ее деть.
Убить, прог­нать — бо­ялась, а жить под од­ной кры­шей с чу­жой доч­кой не хо­тела.
Раз ушел дед да­леко на за­работ­ки, ма­чеха и го­ворит де­воч­ке:
— Схо­ди к мо­ей сес­тре, при­неси игол­ку и нит­ку. Я те­бе но­вое плать­ице сошью.
Об­ра­дова­лась си­рот­ка: ни­ког­да ма­чеха не бы­ла с ней так лас­ко­ва и при­вет­ли­ва. По­бежа­ла она за игол­кой и нит­кой.
Сес­тра ма­чехи жи­ла око­ло ле­са у са­мого клад­би­ща. Всю до­рогу де­воч­ка слов­но на крыль­ях ле­тела, хо­телось ей ско­рее при­нес­ти игол­ку и нит­ку. И вдруг ос­та­нови­лась си­рот­ка в ис­пу­ге: на до­роге страш­ная боль­шая жа­ба ве­ла смер­тный бой с ма­лень­кой бе­лой мыш­кой. При­дави­ла жа­ба мыш­ку, вот-вот раз­да­вит. Де­воч­ке жал­ко ста­ло мыш­ку, и она пал­кой прог­на­ла по­ганую жа­бу.
И, о ди­во!
За­гово­рила мыш­ка че­лове­чес­ким го­лосом:
— За твою доб­ро­ту и я те­бя от­бла­года­рю. Ку­да идешь, моя спа­ситель­ни­ца?
— За игол­кой и нит­кой. Ма­чеха ста­ла лас­ко­вой, хо­чет сшить мне но­вое платье.
— Не иди к сес­тре тво­ей ма­чехи, она ведь­ма и съ­ест те­бя.
— Как же я не пой­ду, ведь ма­чеха пос­ла­ла? Отец на­казы­вал во всем ее слу­шать­ся,- го­ворит де­воч­ка.
— Ес­ли уж на­до те­бе ид­ти, то сде­лай так, как я ска­жу,- про­сит мыш­ка.Слу­шай. Сес­тра ма­чехи по­садит те­бя за прял­ку, что­бы ты са­ма нит­ку спря­ла. Ве­рете­но за­жуж­жит, и бро­сит­ся на те­бя ведь­мин чер­ный кот, что­бы гла­за твои вы­цара­пать. А за­хочешь убе­жать — по­гонят­ся за то­бой злые со­баки, зас­кри­пят во­рота и бе­реза, что рас­тет у во­рот, вет­вя­ми те­бя бу­дет хлес­тать. Так вот дам я те­бе ку­сочек мя­са, ку­сочек хле­ба, ку­сочек мас­ла и крас­ную лен­ту. Ког­да чер­ный кот за­хочет вы­цара­пать те­бе гла­за, брось ему мя­со. Злым со­бакам брось хле­ба, во­рота смажь мас­лом, а бе­резу пе­ревя­жи крас­ной лен­той. Толь­ко так спа­сешь­ся от ведь­мы,- за­кон­чи­ла мыш­ка и да­ла си­рот­ке все, что обе­щала.
Пош­ла де­воч­ка даль­ше. Уж не бе­жала, как рань­ше, бре­ла, све­сив го­лову. И ве­рила она то­му, что ска­зала мыш­ка, и не ве­рила.
В од­ном мес­те уви­дела в ле­су змею, ко­торая хо­тела за­давить яще­рицу.
Жал­ко ста­ло де­воч­ке яще­рицу, и она пал­кой прог­на­ла змею.
Вдруг яще­рица за­гово­рила че­лове­чес­ким го­лосом:
— За твою доб­ро­ту и я те­бя от­бла­года­рю. Не хо­ди, де­воч­ка, к ведь­ме. Нап­расно те­бе да­ла мыш­ка мя­со, хлеб и лен­ту. Не убе­жать те­бе от чер­но­го ко­та, злых со­бак и за­кол­до­ван­ных во­рот с бе­резой.
Уди­вилась де­воч­ка: от­ку­да о ведь­ме яще­рица зна­ет? Как доз­на­лась, ку­да де­воч­ка идет и что встре­чалась она с мыш­кой? И по­вери­ла то­му, что ска­зала яще­рица, и не по­вери­ла.
— Как же я не пой­ду к сес­тре ма­чехи, ес­ли ма­чеха хо­чет сшить мне но­вень­кое плать­ице? На­до толь­ко игол­ку с нит­кой при­нес­ти. Отец мне на­казал слу­шать­ся ма­чеху.
— Хо­рошо. Но пос­лу­шай и ме­ня, а при­дешь, все так сде­лай, как я ска­жу. Дам я те­бе по­лотен­це и гре­бешок. Ког­да за то­бой ведь­ма по­гонит­ся и до­гонять ста­нет, брось на зем­лю гре­бешок. Ес­ли это не по­может, брось и по­лотен­це.
Де­воч­ка даль­ше пош­ла. Воз­ле клад­би­ща уви­дела ха­ту сес­тры сво­ей ма­чехи.
В во­ротах сто­яла бе­реза. Так она раз­рослась, что и прой­ти нель­зя. Ког­да де­воч­ка приб­ли­зилась, бе­реза под­ня­ла свои вет­ки, во­рота са­ми рас­кры­лись, а со­баки во дво­ре спа­ли и да­же не по­шеве­лились.
«Неп­равду мне ска­зала мыш­ка,- по­дума­ла де­воч­ка,- бе­реза ме­ня не би­ла, и злые со­баки не ла­яли, и во­рота не скри­пели».
Вош­ла де­воч­ка в ха­ту.
— Доб­рый день!
— Здравс­твуй, кра­сави­ца,- от­ве­тила хо­зяй­ка и так пос­мотре­ла, что у де­воч­ки по спи­не мо­роз по­шел.
Сес­тра ма­чехи бы­ла страш­ная, страш­ная: нос длин­ный, гор­ба­тый, зу­бы боль­шие, жел­тые, а гла­за ог­нем све­тят­ся.
— Что те­бе? — спро­сила ведь­ма.
— Ма­чеха пос­ла­ла к вам за игол­кой и нит­кой. Она хо­чет мне сшить но­вое платье.
Об­ра­дова­лась ведь­ма. Она хо­рошо зна­ла, что нуж­но де­лать с де­воч­ка­ми, ко­торых при­сыла­ла ее сес­тра за игол­кой и нит­кой.
— По­дож­ди нем­но­го,- ска­зала ведь­ма.- Я най­ду те­бе игол­ку и нит­ку, а ты по­ка при­сядь. Чтоб не скуч­но бы­ло, возь­ми прял­ку.
Взя­ла де­воч­ка прял­ку, се­ла и пря­дет. Вдруг слы­шит го­лос хо­зяй­ки за дверью:
— Пря­дешь ли ты, моя до­рогая?
— Пря­ду, пря­ду,- от­ве­тила де­воч­ка. Ей бы­ло страш­но. Она ус­лы­хала, как ведь­ма за­шеп­та­ла ко­му-то: «При­неси во­ды и раз­ло­жи огонь. Мы ее рань­ше вы­купа­ем, а уж по­том за­режем». Де­воч­ка по­дума­ла: не ее ли со­бира­ет­ся ведь­ма ку­пать, что­бы по­том за­резать?
Мо­жет, мыш­ка и прав­ду го­вори­ла.
Хо­тела де­воч­ка убе­жать, но ее ос­та­новил го­лос ведь­мы:
— Пря­дешь ли ты, моя до­рогая?
— Пря­ду, пря­ду,- от­ве­тила пе­репу­ган­ная нас­мерть си­рот­ка. И ус­лы­шала, что ведь­ма шеп­чет: «Иди, ко­тик, вы­цара­пай ей гла­за, что­бы не ви­дела, что мы де­лать бу­дем». Де­воч­ка так ис­пу­галась, что и по­шеве­лить­ся не мог­ла.
И ви­дит она: ле­зет в ок­но страш­ный чер­ный кот. Взя­ла де­воч­ка ку­сочек мя­са, ко­торый мыш­ка да­ла, и бро­сила ко­ту. За дверью опять пос­лы­шал­ся го­лос ведь­мы:
— Пря­дешь ли ты, моя до­рогая?
— Пря­ду, пря­ду,- от­ве­тила де­воч­ка и пос­мотре­ла на ко­та. Чер­ный кот съ­ел мя­со и за­гово­рил че­лове­чес­ким го­лосом:
— За это мя­со и я те­бя от­бла­года­рю. Дай сю­да прял­ку, я бу­ду прясть и от­ве­чать за те­бя, а ты бе­ги. Бе­ги быс­трее, по­ка во­да не наг­ре­лась. При­дет ведь­ма с но­жом, бу­дет поз­дно.
От­да­ла де­воч­ка прял­ку ко­ту и вы­бежа­ла во двор. Тут на нее на­кину­лись злые со­баки. Де­воч­ка им бро­сила хлеб, и со­баки от­пусти­ли ее. У во­рот бе­реза зак­ры­ла до­рогу спу­щен­ны­ми до са­мой зем­ли гус­ты­ми вет­вя­ми. Де­воч­ка пе­ревя­зала крас­ной лен­той ствол бе­резы, и она под­ня­ла свои вет­ви. А что­бы во­рота не зас­кри­пели, де­воч­ка сма­зала их мас­лом. Вы­бежа­ла она за во­рота — и ско­рей до­мой.
А ведь­ма гре­ет во­ду, да все спра­шива­ет:
— Пря­дешь ли ты, моя до­рогая?
Вмес­то де­воч­ки от­ве­ча­ет кот:
— Пря­ду, пря­ду:
Ког­да во­да за­кипе­ла, ведь­ма взя­ла боль­шой нож, пош­ла в ха­ту, что­бы за­резать де­воч­ку. И ви­дит за прял­кой си­дит кот. Ведь­ма схва­тила пал­ку и да­вай бить ко­та.
— Не бей ме­ня,- взмо­лил­ся кот.- Дол­гие го­ды я чес­тно слу­жил те­бе, но ты ни­ког­да мне да­же кос­точки не да­ла, а де­воч­ка на­кор­ми­ла ме­ня та­ким вкус­ным мя­сом, как же я мог ей гла­за вы­цара­пать!
Ус­лы­шала это ведь­ма и выс­ко­чила во двор. Ду­мала, что злые со­баки за­дер­жа­ли де­воч­ку. Но со­баки ле­жали и ели хлеб. Ра­зоз­ли­лась ведь­ма, на­чала со­бак пал­кой бить.
— Не бей нас, мы те­бе вер­но слу­жили дол­гие го­ды, но ты нас ни­ког­да не кор­ми­ла. А де­воч­ка нам да­ла та­кого вкус­но­го све­жего хлеб­ца. Как же не вы­пус­тить ее со дво­ра!
При­бежа­ла ведь­ма к во­ротам — и тут де­воч­ки нет. Схва­тила ведь­ма то­пор и да­вай во­рота ру­бить.
— Вот вам за то, что не скрип­ну­ли.
А во­рота го­ворят:
— Мы те­бе вер­но слу­жили, но ты нас ни­ког­да да­же не мы­ла. А де­воч­ка нас мас­лом сма­зала, вот мы и не скри­пели!
При­бежа­ла ба­ба к бе­резе:
— По­чему де­воч­ке вет­вя­ми глаз не вы­цара­пала, по­чему не за­дер­жа­ла?
— За­чем же мне ее за­дер­жи­вать, ес­ли это хо­рошая де­воч­ка? Она ме­ня крас­ной лен­той ук­ра­сила,- го­ворит бе­реза.
Ра­зоз­ли­лась ведь­ма:
— По­дож­ди, по­дож­ди. Вот до­гоню де­воч­ку, на­зад при­веду, а те­бя под ко­рень сруб­лю!
По­нес­лась ведь­ма вих­рем за де­воч­кой. Вот-вот нас­тигнет. Де­воч­ка бе­жит, вы­бива­ет­ся из сил. Ог­ля­нулась и уви­дела за сво­ей спи­ной ведь­му с но­жом. Бро­сила де­воч­ка гре­бешок, и вы­рос вы­сокий неп­ро­ходи­мый лес. Ста­ла ведь­ма зу­бами грызть, но­жом ру­бить, ког­тя­ми вы­рывать де­ревья. А де­воч­ка тем вре­менем от­дохну­ла нем­но­го и даль­ше по­бежа­ла.
Бе­жит, бе­жит, уже и род­ной дом ви­ден. Толь­ко лу­жай­ку пе­ребе­жать. И вдруг опять слы­шит по­зади страш­ный шум. Ог­ля­нулась де­воч­ка, ви­дит: ведь­ма ее нас­ти­га­ет. Пе­репу­галась де­воч­ка, но вспом­ни­ла, что у нее есть еще по­лотен­це. Ки­нула по­лотен­це, и в том мес­те, где оно упа­ло, раз­ли­лась ши­рокая и бур­ная ре­ка. Нап­расно ведь­ма би­лась го­ловой о бе­рег — глу­бокую ре­ку не смог­ла пе­реп­лыть.
По­ка ведь­ма по­бежа­ла на­зад, что­бы взять свою мет­лу и на ней пе­реле­теть ре­ку, де­воч­ка доб­ра­лась до­мой. А там си­дит ее отец, как раз с за­работ­ков вер­нулся.
— При­нес­ла ли ты игол­ку и нит­ку? — спра­шива­ет ма­чеха.
— Нет, не при­нес­ла ни игол­ки, ни нит­ки,- от­ве­тила де­воч­ка и тут же все рас­ска­зала от­цу.
Дед прог­нал злую ма­чеху и ни­ког­да боль­ше не ос­тавлял си­рот­ку од­ну до­ма. Да­же, ес­ли да­леко на за­работ­ки шел, брал ее с со­бой.
Дед с до­черью и сей­час жи­вут за гус­тым ле­сом, за ши­рокой и глу­бокой реч­кой.
Ес­ли не ве­рите, пой­ди­те и са­ми пос­мотри­те.