Про песиголовцев

Дав­ным-дав­но по ле­сам и де­рев­ням бро­дили пе­сиго­лов­цы. Ес­ли зас­та­вали че­лове­ка од­но­го, хва­тали его и съ­еда­ли.
А в се­ле Го­рин­че­ве жи­ла жен­щи­на по име­ни Го­лов­ка­ня. Од­нажды пек­ла она хлеб. Гля­нула в ок­но, ви­дит: едет на ко­не пе­сиго­лов­ки­ня и по­вора­чива­ет в ее двор. Го­лов­ка­ня быс­трень­ко лег­ла в пос­тель и нак­ры­лась прос­ты­ней.
Пе­сиго­лов­ки­ня вош­ла в ха­ту и ви­дит: ле­жит жен­щи­на в пос­те­ли.
— Что ты там де­ла­ешь? — спра­шива­ет.
— Ле­жу, боль­ная я. И ре­бенок мой ма­лень­кий бо­лен.
Пе­сиго­лов­ки­ня не тро­нула жен­щи­ну. Толь­ко ска­зала:
— Дай мне по­есть.
— Иди по­ищи се­бе.
— Нет ли у те­бя ка­пус­ты?
— Там сто­ит, в сен­цах.
Пе­сиго­лов­ки­ня пош­ла в се­ни, от­кры­ла боч­ку и за­лез­ла ту­да с го­ловой.
А Го­лов­ка­ня, как уви­дела, что пе­сиго­лов­ки­ня наг­ну­лась, быс­тро схва­тила то­пор и раз­ру­била ее по­полам.
Уби­ла пе­сиго­лов­ки­ню, по­руби­ла на кус­ки и спря­тала в боч­ку. Ночью боч­ку вы­вез­ла со дво­ра и бро­сила в реч­ку.
А конь пе­сиго­лов­ки­ни с бе­сага­ми де­нег ос­тался жен­щи­не.
Все это чис­тая прав­да.
Как-то го­рин­чев­ский кресть­янин, по фа­милии До­ром­бей, нес дро­ва из ле­су. У ре­ки встре­ча­ет его пе­сиго­ловец.
— Бро­сай дро­ва и от­да­вай пос­то­лы! — крик­нул пе­сиго­ловец.
До­ром­бей сбро­сил с плеч дро­ва, снял пос­то­лы и от­дал пе­сиго­лов­цу.
А пе­сиго­ловец бе­рет пос­то­лы и пра­вый на ле­вую но­гу обу­ва­ет — не по­нима­ет что к че­му. До­ром­бей смот­рел, смот­рел, а по­том раз­махнул­ся то­пором и — бац его по го­лове! Так и убил пе­сиго­лов­ца.
И это прав­да.