Силач Янчи

Жил в од­ной дер­жа­ве ко­роль, и бы­ло у не­го три доч­ки. Ког­да ца­рев­ны под­росли, кто-то ук­рал их. Как ни ис­кал ко­роль, что ни де­лал, не мог уз­нать, ку­да де­вались до­чери.
Пос­ле дол­гих дней тос­ки и го­ря ко­роль поз­вал муд­ре­ца и спра­шива­ет у не­го со­вета, где до­черей ис­кать.
Муд­рец от­ве­ча­ет:
— Не знаю, где ва­ши доч­ки, но мо­гу дать вам один со­вет. За­кажи­те у куз­не­ца же­лез­ный бо­евой пан­цырь. Объ­яви­те по всей дер­жа­ве, что­бы приш­ли во дво­рец муж­чи­ны — от юно­ши до глу­боко­го стар­ца. Пусть каж­дый при­меря­ет тот пан­цырь. Ко­му он по­дой­дет, тот и пой­дет ис­кать ва­ших до­черей.
Так ко­роль и сде­лал. При­казал вы­ковать же­лез­ный пан­цырь, соз­вал всех муж­чин со всей дер­жа­вы. Все при­меря­ют пан­цырь, но ни­кому он не под­хо­дит. Опе­чалил­ся ко­роль, не зна­ет, что даль­ше де­лать. Тут ска­зали ему, что на ок­ра­ине го­рода жи­вет ста­рая-прес­та­рая жен­щи­на, у ко­торой есть три сы­на. Толь­ко они из всех муж­чин ко­ролевс­тва не приш­ли при­мерять пан­цырь.
Пос­лал ко­роль к бед­ной ста­рухе сво­его слу­гу с при­казом, что­бы сы­новья ее сей­час же приш­ли на цар­ский двор.
А на­до ска­зать, что ко­роль обе­щал то­му, кто най­дет до­черей, пол­ко­ролевс­тва и, ес­ли он ока­жет­ся не­жена­тым, од­ну из сво­их до­черей в же­ны.
Соб­ра­ла ста­руха сы­новей, от­пра­вила во дво­рец.
Два стар­ших пош­ли, а млад­ший — Ян­чи, не за­хотел. Ко­роль уви­дел, что пан­цырь не под­хо­дит двум стар­шим брать­ям, и стро­го при­казал им, что­бы явил­ся ко дво­ру млад­ший.
Рас­ска­зали стар­шие братья ма­тери, что ес­ли млад­ший брат не пой­дет в ко­ролев­ский за­мок, то не сно­сить ему го­ловы.
А Ян­чи все-та­ки не по­шел. Пусть, го­ворит, ко­роль приш­лет мне этот пан­цырь, я его здесь, у се­бя до­ма при­мерю.
Что ко­ролю де­лать! Луч­ше, ду­ма­ет, пос­лать пан­цырь не­покор­но­му хлоп­цу, чем ру­бить ему го­лову. Авось, ког­да-ни­будь он еще по­надо­бит­ся.
При­вез­ли слу­ги ко­роля пан­цырь к бед­ной ха­тен­ке, зо­вут млад­ше­го сы­на ста­рухи, чтоб шел при­мерять. Ян­чи вы­лез из-за печ­ки и стал при­мерять пан­цырь.
А он ему как раз впо­ру при­шел­ся, буд­то по мер­ке вы­кован.
Те­перь уже Ян­чи не нуж­но бы­ло уп­ра­шивать.
Он сям по­шел к ко­ролю, низ­ко пок­ло­нил­ся, здо­ровья по­желал.
— Доб­ро­го здо­ровья и те­бе, чес­тный па­рубок,- от­ве­ча­ет ко­роль.- Ты, я ви­жу, один, ко­му под­хо­дит пан­цырь. А зна­ешь ли, ка­кая ждет те­бя ра­бота?
— Знаю, прес­ветлый ко­роль, но преж­де, чем пой­ду я ва­ших до­чек ис­кать, вы дол­жны ис­полнить все мои же­лания.
— А ка­кие твои же­лания?
— У ва­шего от­ца был отец, а у не­го был дед. Имел он саб­лю, ко­торая сей­час ржа­ве­ет на чер­да­ке ва­шего са­рая, по­дари­те мне эту саб­лю.
— За­чем те­бе та­кая ста­рая саб­ля? Я мо­гу дать но­вую.
— Нет, дай­те ту, что про­шу.
— Хо­рошо.
Ко­роль при­казал при­нес­ти для Ян­чи саб­лю, ко­торая дав­ным-дав­но ва­лялась на чер­да­ке. Толь­ко Ян­чи кос­нулся ее, и саб­ля но­вая ста­ла, заб­лесте­ла, за­си­яла, как сол­нце крас­ное.
Ян­чи при­цепил саб­лю к по­ясу и го­ворит:
— Еще од­но про­шу сде­лать, прес­ветлый ко­роль.
— А что?
— Два го­да на­зад оже­реби­лась ва­ша лю­бимая ко­были­ца. Но же­ребе­нок ее был мер­твый. Так вот пусть слу­ги вы­копа­ют его из зем­ли.
При­казал ко­роль слу­гам вы­копать же­ребен­ка из зем­ли. Как толь­ко Ян­чи уда­рил его кну­том, мер­твый же­ребе­нок под­прыг­нул и прев­ра­тил­ся в ог­ненно­го ко­ня с ог­ненной гри­вой и шестью но­гами. И го­ворит ог­ненный конь че­лове­чес­ким го­лосом, что­бы Ян­чи за­лез в его ле­вое ухо, а вы­лез че­рез пра­вое. Ян­чи так и сде­лал. Конь ду­нул на не­го, и стал Ян­чи пер­вым си­лачом во всем ко­ролевс­тве. Прыг­нул он на ко­ня, тот вих­рем взвил­ся под са­мые ту­чи.
Опус­тился Ян­чи на зем­лю, поп­ро­сил ко­роля, что­бы тот приз­вал его брать­ев, при­казал осед­лать для них ко­ней и при­гото­вить хар­чей на до­рогу.
Ког­да все уже бы­ло сде­лано, братья по­еха­ли в путь-до­рогу.
Едут, едут, уже ми­нова­ли семь дер­жав. При­дер­жал Ян­чи сво­его ко­ня, вы­нул из кол­ча­на стре­лу, вы­пус­тил ее из лу­ка и го­ворит:
— Где эта стре­ла упа­дет, там мы от­ды­хать бу­дем.
А стре­ла ле­тела, ле­тела и упа­ла в гус­том ле­су, А стре­ла ле­тела, ле­тела и упа­ла в гус­том ле­су, воз­ле мос­ти­ка.
У то­го мос­ти­ка сто­яла хат­ка. Ког­да подъ­еха­ли братья к мос­ти­ку, Ян­чи го­ворит:
— Здесь и от­дохнем. Вы иди­те в ха­ту, ло­житесь, а я пос­то­рожу.
Сто­ит Ян­чи под ду­бовым мос­том. Нас­ту­пила пол­ночь. Из чер­ной ту­чи опус­тился на зем­лю страш­ный Змей с две­над­цатью го­лова­ми и хо­тел пе­ре­ехать че­рез мост. Ян­чи про­сунул сквозь дос­ки мос­та свою саб­лю. Конь Змея спот­кнул­ся о нее.
Ра­зоз­лился Змей:
— Что ты спо­тыка­ешь­ся, вы­родок! Мо­жет, ты го­лод­ный, а мо­жет, мою по­гибель чу­ешь?
— Чую твою по­гибель,- от­ве­ча­ет конь.
— А от чь­их рук я по­гиб­ну? Не от рук ли си­лача Ян­чи?
— Ты уга­дал,- го­ворит конь.
В тот же миг Ян­чи выс­ко­чил из-под мос­та. Уви­дел его Змей и спра­шива­ет:
— Ты че­го при­шел сю­да?
— Хо­чу с то­бой бить­ся!
— А как бу­дем драть­ся — на саб­лях или вру­копаш­ную?
— Мне все рав­но,- от­ве­ча­ет Ян­чи.
Ста­ли они ру­бить­ся саб­ля­ми. Ру­бят­ся, ру­бят­ся, зем­ля под ни­ми гу­дит. Из­не­мог Змей, и сру­бил Ян­чи все его две­над­цать го­лов. Рас­прос­терся Змей на зем­ле, по­тек­ла ре­ка кро­ви. Ян­чи от­ре­зал ког­ти со Зме­евых лап и кон­чи­ки язы­ков от мер­твых го­лов, бро­сил все это в свою тор­бу. По­том во­шел в ха­ту, раз­бу­дил брать­ев, и по­еха­ли они даль­ше.
Едут, едут, ми­нова­ли еще семь ко­ролевств. Под ве­чер Ян­чи сно­ва выс­тре­лил из лу­ка, что­бы уз­нать, где ос­та­новить­ся на от­дых. Стре­ла упа­ла сре­ди гус­то­го ле­са, у се­реб­ря­ного мос­ти­ка. Ря­дом сто­яла ха­та по­боль­ше пер­вой. Ян­чи сно­ва го­ворит брать­ям, что­бы шли спать, а сам ос­тался на стра­же. Спря­тал­ся он под мос­том и про­сунул сквозь дос­ки саб­лю. Ждет.
Сре­ди но­чи под­ня­лась страш­ная бу­ря, заг­ре­мело так, что зем­ля сод­рогну­лась. По­явил­ся Змей уже не с две­над­цатью, а с двад­цатью че­тырь­мя го­лова­ми. И под ним конь спот­кнул­ся о саб­лю Ян­чи. Змей сос­ко­чил на зем­лю и спра­шива­ет ко­ня, че­го он спо­тыка­ет­ся. Конь от­ве­ча­ет, что чу­ет по­гибель сво­его хо­зя­ина, по­тому что здесь Ян­чи-си­лач, ко­торый хо­чет со Зме­ем бо­роть­ся.
В тот же миг вы­ходит из-под мос­та Ян­чи.
— Что, при­шел сю­да за сво­ей смертью? — кри­чит ему страш­ный Змей.
— Нет, это ты за сво­ей смертью при­шел! — от­ве­ча­ет Ян­чи.
Змей бро­сил­ся на Ян­чи. Дол­го би­лись они, дол­го не мог­ли один дру­гого оси­лить. На­конец, Ян­чи от­ру­бил Змею все двад­цать че­тыре го­ловы. От­ре­зал его ког­ти и кон­цы язы­ков, бро­сил в тор­бу. По­том раз­бу­дил брать­ев и по­еха­ли они даль­ше.
Еха­ли братья не день, не два, че­рез мно­го дер­жав, по­ка Ян­чи сно­ва выс­тре­лил из лу­ка. На этот раз стре­ла упа­ла в гус­том ле­су, око­ло зо­лото­го мос­та. Тут бы­ла уже не ха­та, а дво­рец. Ян­чи при­казал брать­ям спать ид­ти, сам ос­тался на стра­же. Но те­перь он вот­кнул свой нож в дверь и ска­зал брать­ям, что­бы сле­дили, ес­ли с но­жа за­капа­ет кровь, что­бы шли на по­мощь.
Стал Ян­чи под мос­том, ждет. Толь­ко про­сунул саб­лю сквозь зо­лотые дос­ки, как по­явил­ся Змей с трид­цатью шестью го­лова­ми. Сос­ко­чил с ко­ня и крик­нул:
— Ну-ка, Ян­чи, вы­ходи со мной бо­роть­ся! Или ты ду­ма­ешь, что и ме­ня убь­ешь, как мо­их брать­ев?!
И стал Ян­чи со Зме­ем бо­роть­ся. Вся зем­ля под ни­ми зад­ро­жала, не­бо вспых­ну­ло ог­нем, да­леко гром по­катил­ся. Не­лег­ко бы­ло Ян­чи, об­мылся он уже со­роко­вым по­том. На­конец, из­ловчил­ся и от­ру­бил од­ним ма­хом во­сем­надцать го­лов Змея. Еще дол­го бо­рол­ся Ян­чи со Зме­ем. Ос­та­лась у не­го уже толь­ко од­на го­лова, но и Ян­чи упал обес­си­лен­ный. В тот же миг ог­ненный конь Ян­чи уда­рил но­гой в дверь двор­ца.
Прос­ну­лись братья, смот­рят, а с но­жа кровь ручь­ем ль­ет­ся. Бро­сились они на по­мощь бра­ту. Три дня и три но­чи би­лись со Зме­ем, по­ка не от­ру­били пос­леднюю его го­лову. От­ре­зав ког­ти со Зме­евых лап и кон­чи­ки язы­ков, Ян­чи бро­сил их в свою тор­бу.
От­ды­хали братья пять дней, наб­ра­лись сил и по­еха­ли даль­ше. Вско­ре уви­дели они вы­сокую кре­пость, об­ве­ден­ную глу­боким рвом с во­дой. Эту кре­пость обо­роня­ло боль­шое вой­ско, ко­торым ко­ман­до­вал сын Змея. А в кре­пос­ти бы­ли за­пер­ты до­чери ко­роля.
Дол­го братья со­вето­вались, как взять кре­пость, но ни­чего не смог­ли при­думать: тро­им не спра­вить­ся с це­лым вой­ском. По­дошел к ним ог­ненный конь Ян­чи и за­гово­рил че­лове­чес­ким го­лосом:
— Вы­сыпь, Ян­чи, из тор­бы ког­ти и кон­цы язы­ков зме­евых, по­дуй на них.
Ян­чи так и сде­лал.
И вдруг вста­ла у не­го за спи­ной дру­жина храб­рых во­инов. По во­де поп­лы­ли ко­раб­ли. Се­ли братья с во­ина­ми на ко­раб­ли, и на­чалась боль­шая вой­на. В бою по­гиб сын
Змея с трид­цатью шестью го­лова­ми, бы­ло раз­би­то все его вой­ско. Ос­во­боди­ли братья трех сес­тер и вер­ну­лись к ко­ролю.
Об­ра­довал­ся ко­роль и от­дал до­черей за­муж за брать­ев. Они и сей­час жи­вут там, ес­ли не умер­ли.