Мудрая сова

Од­нажды Па­дишах птиц соб­рал сво­их под­данных и го­ворит:

— Вы зна­ете, за­чем я вас соб­рал?

— Нет, не зна­ем, — го­ворят те. — Ес­ли ска­жешь, уз­на­ем.

— Я вот хо­чу уз­нать, в ми­ре су­хих де­ревь­ев боль­ше или зе­лёных? Муж­чин боль­ше или жен­щин?

Ник­то не зна­ет, че­го боль­ше, че­го мень­ше, ко­го боль­ше, ко­го мень­ше.

— А все ли пти­цы соб­ра­лись? — спра­шива­ет Па­дишах.

— Толь­ко од­ной Со­вы нет, — от­ве­ча­ют ему. — Она мыш­ку под­ка­ра­ули­ва­ет.

— Тог­да пой­ди­те, при­веди­те её сию же ми­нуту.

Уле­тели пти­цы, стрях­ну­ли Со­ву, при­вели сей­час же.

— По­чему не бы­ла на соб­ра­нии? — спра­шива­ет гроз­но Па­дишах.

— Вре­мени у ме­ня не бы­ло. Уж боль­но я хо­тела есть.

— Ну лад­но, ска­жи вот, че­го боль­ше: су­хих де­ревь­ев или зе­лёных?

— Су­хих де­ревь­ев го­раз­до боль­ше, — от­ве­ча­ет та.

— По­чему? На мой взгляд, весь лес ка­жет­ся зе­лёным.

— Нет, — упорс­тву­ет Со­ва. — Я ведь как счи­таю? Ес­ли за­сох­ла хоть од­на вет­ка, зна­чит, всё де­рево су­хое. Вот по­это­му су­хих де­ревь­ев очень мно­го.

— Ну, хо­рошо, — сог­ла­ша­ет­ся Па­дишах, — пусть бу­дет так. Ска­жи тог­да вот что. Ко­го боль­ше: муж­чин или жен­щин?

— Жен­щин боль­ше, — от­ве­ча­ет Со­ва.

— Это по­чему же их дол­жно быть боль­ше?

— А по­тому, что я не счи­таю муж­чи­ной то­го, кто на по­воду у сво­ей же­ны хо­дит.

— Пра­виль­но, — го­ворит Па­дишах. — Зна­чит, всё-та­ки их боль­ше.

За муд­рость Па­дишах птиц по­щадил Со­ву, бо­лее то­го, сде­лал её сво­им ви­зирем!