Перепел и лиса

Ле­том, в од­но прек­расное вре­мя, ре­шили Пе­репел да Ли­са быть друзь­ями. Всег­да и вез­де хо­дили вмес­те. Од­нажды Ли­са жа­лу­ет­ся:

— Про­голо­далась я, дру­жок. Что бы та­кое съ­есть, а?

Пе­репел ей в от­вет:

— Я мо­гу те­бя до­сыта на­кор­мить. Ты что, ме­ня не зна­ешь?

А Ли­са под­за­дори­ва­ет:

— Ну-ка поп­ро­буй, на­кор­ми. Как же это ты, ин­те­рес­но, смо­жешь?

— Ай­да, вый­дем на до­рогу, — ска­зал Пе­репел и по­вёл Ли­су че­рез вы­сокую рожь. Вско­ре выш­ли они на до­рогу.

— Ты иди, спрячь­ся, — го­ворит Пе­репел, — и сле­ди за до­рогой.

Ли­са за­та­илась во ржи и ста­ла наб­лю­дать. Ви­дит, идут на­ряд­ные, ра­зоде­тые муж с же­ною. Они в гос­ти хо­дили, по­это­му в ру­ках у же­ны был боль­шой свёр­ток. Она го­ворит му­жу:

— Глянь-ка, слышь. Впе­реди нас Пе­репел бе­жит. Он, пот­мо­ему, не мо­жет ле­тать. Да­вай-ка, пой­ма­ем его, до­мой при­дём, за­режем, у них, го­ворят, мя­со очень вкус­ное.

На­чали муж да же­на вдво­ём его ло­вить. Пе­репел и не уле­тит, и пой­мать се­бя не да­ёт: бе­жит воз­ле них, вок­руг да око­ло. Муж сер­дится на же­ну:

— Да пос­тавь ты свой свёр­ток, слышь, нет!

Же­на ос­та­вила свёр­ток на краю до­роги и при­нялась бе­гать, ма­хая ру­ками. И ухо­дят они так всё даль­ше и даль­ше. И тог­да Ли­са выш­ла изо ржи, цап свёр­ток и об­ратно юр­кну­ла. Пе­репел это уви­дел и упор­хнул из-под но­са прос­то­филь. Они пош­ли ис­кать свой свёр­ток, дош­ли до той де­рев­ни, от­ку­да выш­ли. Нет и нет. Слов­но сквозь зем­лю про­валил­ся.

— Ть­фу, чёрт по­бери, на­вер­ное, этот Пе­репел был при­виде­ни­ем. Он, ви­дать, уво­дил нас от свёр­тка, — так, ру­га­ясь и чер­ты­ха­ясь, пош­ли до­мой.

Пе­репел при­летел к Ли­се. Та уже раз­верну­ла свёр­ток. Че­го толь­ко там нет! И бя­леши есть, и ка­лач, и ку­рица ва­рёная, и бли­ны. Ли­са с жад­ностью ста­ла по­жирать всё это. Под­ле­тев­ший Пе­репел гор­до го­ворит:

— Ну, как, вкус­но я те­бя кор­млю?

— Ням-ням… Сро­ду не ела ни­чего по­доб­но­го!

Оба они на­елись до­сыта. Ли­са го­ворит:

— Ну, Пе­репел, на­кор­мил ты ме­ня до­сыта, спа­сибо. А смо­жешь ли ты ме­ня на­пугать? Ну, поп­ро­буй.

— По­чему бы и нет? Схва­тись зу­бами за мой хвост и зак­рой гла­за. Не от­кры­вай, по­ка я не ска­жу.

По­летел Пе­репел. Ли­са за ним бе­жит. Выш­ли они на охот­ни­ков с со­бака­ми.

— От­крой, Ли­са, гла­за!

Со­баки уви­дали Ли­су и на­чали с гром­ким ла­ем гнать­ся за нею. Вдо­бавок ещё охот­ни­ки стре­ля­ют. Пих-пах.

Ли­са убе­га­ет со всех ног, а Пе­репел ис­чез. Ли­са бед­ня­га, бе­жала, бе­жала и ока­залась в таль­ни­ке.

При­летел Пе­репел и ви­дит: у Ли­сы язык вы­сунул­ся до са­мой зем­ли, а са­ма дро­жит всем те­лом.

— Ну, как са­мочувс­твие? Ис­пу­галась? — спра­шива­ет Пе­репел.

— Сро­ду так не пу­галась, — от­ве­ча­ет Ли­са. От­ды­шав­шись, она но­вую за­баву за­тева­ет. — Ну, лад­но, на­кор­мил ты ме­ня, ог­ромное те­бе спа­сибо за это, дру­жок. Ис­пу­гал, а те­перь рас­сме­ши ме­ня.

— Ну что ж, де­ло воз­можное, — го­ворит Пе­репел. — Уже ве­чере­ет, сей­час са­мое вре­мя. Пой­дём-ка мы с то­бой в де­рев­ню. Да толь­ко гля­ди, как бы те­бя со­баки не за­виде­ли. Тог­да уже бу­дет те­бе не до сме­ха.

Дош­ли они так до де­рев­ни, та­ясь от чу­жого гла­за: впе­реди Пе­репел, за ним Ли­са. Заш­ли в один са­рай. А это усадь­ба бы­ла тех лю­дей, ко­торые свёр­ток нес­ли. Этот му­жик со сво­ей же­ной ещё не­дав­но толь­ко до­мой приш­ли. Муж то­пором то­чил де­ревян­ный кол, же­на до­ила ко­рову.

Пе­репел шеп­чет Ли­се:

— Те­перь смот­ри, что бу­дет. Толь­ко рот не ра­зор­ви, сме­ясь.

Пе­репел вы­летел из са­рая и сел на кон­чик ко­лыш­ка, ко­торый му­жик то­чил. Же­на уви­дела это:

— Гля­ди-ка, Пе­репел сел на кол. Мо­жет, это тот са­мый ду­ралей, ко­торый ли­шил нас гос­тинцев. Сбей его ско­рей!

Хо­тел муж пой­мать его, но он сле­тел и сел ко­рове пря­мо на ро­га. Му­жик взял свой кол обе­ими ру­ками, по­доб­рался к ко­рове и за­мах­нулся бы­ло — ко­рова ис­пу­галась и про­лила мо­локо. А Пе­репел сле­тел и сел на го­лову же­ны.-Муж дол­го не ду­мал, трес­нул по го­лове свою же­ну. Пе­репел уле­тел жи­вой и нев­ре­димый.

Ли­са гля­дела на всё это из са­рая и так сме­ялась, так сме­ялась, что рот у неё рас­тя­нул­ся от уха до уха.