Йузми

В преж­ние вре­мена бы­ли ста­рик со ста­рухой. У них сов­сем не бы­ло де­тей. Од­нажды к ним за­шёл один ста­рик. Ста­рик со ста­рухой ска­зали это­му ста­рику:

— По­молил­ся бы ты за нас, не даст ли Ал­лах нам ре­бён­ка.

Ста­рик по­молил­ся за них. Ал­лах внял его мо­лит­ве и дал им сот­ню сы­новей. Со­тому ре­бён­ку да­ли имя Й­уз­ми. Жи­ли они, жи­ли и сов­сем об­ни­щали. Тог­да отец зап­ряг ко­ня и ска­зал де­тям:

— Пой­дём со­бирать яго­ды.

По­вёз их в лес и ос­та­вил у под­но­жия од­ной го­ры.

Жи­ли, жи­ли ста­рик со ста­рухой и опять раз­бо­гате­ли. Вспом­нил ста­рик про сы­новей, зап­ряг сто ло­шадей и по­ехал за сы­новь­ями. Уви­дел он сы­новей, уз­нал всех и при­вёз до­мой. Отец пос­тро­ил каж­до­му из них от­дель­ный дом. Жи­ли они, жи­ли и им за­хоте­лось же­нить­ся, тог­да они ска­зали об этом от­цу:

— Отец, нам хо­чет­ся же­нить­ся, же­ни нас.

Отец от­ве­ча­ет сы­новь­ям:

— Иди­те и ищи­те, ес­ли най­дё­те сто род­ных сес­тёр, же­нитесь.

Пош­ли они в раз­ные сто­роны. Один на­шёл пять род­ных сес­тёр, дру­гой де­сять. Так они хо­дили, хо­дили, и их млад­ший брат Й­уз­ми на­шёл сто род­ных сес­тёр. Они ре­шили спра­вить свадь­бу и на­чали го­товить­ся. Но не­кого бы­ло ос­та­вить до­ма. В кон­це кон­цов, ре­шили ос­та­вить са­мого млад­ше­го сы­на Й­уз­ми. Й­уз­ми ска­зал им:

— По пу­ти по­падёт­ся вам очень кра­сивая ре­ка. Толь­ко воз­ле этой ре­ки не ос­та­нав­ли­вай­тесь.

От­пра­вились они вмес­те с от­цом. До­еха­ли. Про­чита­ли ни­ках и по­вез­ли де­вушек к се­бе. Ког­да еха­ли об­ратно, ос­та­нови­лись на ноч­лег у той ре­ки, где Й­уз­ми ве­лел не но­чевать. Прос­ну­лись они и ви­дят, что их со всех сто­рон ок­ру­жил аж­да­ха. Аж­да­ха их не от­пуска­ет. Они на­чали про­сить и умо­лять аж­да­ху от­пустить их. Аж­да­ха ска­зал им:

— Ес­ли от­да­дите то, че­го са­ми не зна­ете до­ма, то от­пу­щу.

Ста­рик не знал, о чём идёт речь, и ре­шил от­дать.

При­еха­ли они до­мой. Й­уз­ми вы­шел навс­тре­чу и сто­ит пла­чет.

Они спра­шива­ют у Й­уз­ми:

— По­чему пла­чешь?

Й­уз­ми от­ве­тил:

— Как же не пла­кать, ведь вы ре­шили от­дать ме­ня аж­да­хе, по­это­му и пла­чу.

Че­рез год Й­уз­ми, рас­прос­тившись с же­ной, сел на пло­хонь­ко­го ко­ня и по­ехал.

Аж­да­ха уви­дел это и го­ворит:

— Й­уз­ми, я сей­час те­бя съ­ем.

— Нет, ты ме­ня не ешь, — от­ве­ча­ет Й­уз­ми.

Аж­да­ха го­ворит:

— Ес­ли ты мне при­везёшь дочь та­кого-то па­диша­ха, тог­да я те­бя не съ­ем.

— Лад­но, — ска­зал Й­уз­ми и по­ехал за до­черью па­диша­ха.

Ехал он, ехал и встре­тил­ся ему один че­ловек. Тот плю­ёт в пе­сок, об­ра­зу­ет озе­ро, ло­вит там ры­бу, ва­рит и ест. Й­уз­ми ска­зал это­му че­лове­ку:

— Пой­дём со мною.

Тот че­ловек сог­ла­сил­ся, и они пош­ли вдво­ём.

Шли они, шли и встре­тили ещё од­но­го че­лове­ка. При­вязал он к обе­им но­гам по жер­но­ву, ока­зыва­ет­ся, так он бе­га­ет и ло­вит зай­цев. Они го­ворят это­му че­лове­ку:

— По­еха­ли с на­ми.

И по­еха­ли они те­перь втро­ём. Еха­ли они, еха­ли и встре­тили ещё од­но­го че­лове­ка. Этот че­ловек, ока­зыва­ет­ся, вы­рыва­ет бе­рёзы с кор­ня­ми. И ему ска­зали:

— По­еха­ли с на­ми.

Те­перь они по­еха­ли вчет­ве­ром. Еха­ли они, еха­ли и до­еха­ли до ог­ромно­го мо­ря. На бе­регу мо­ря они ви­дят, как од­на ста­руха на лод­ке пе­реп­лы­ва­ет с од­но­го бе­рега мо­ря на дру­гой. Же­лая пе­реб­рать­ся на дру­гую сто­рону, они поп­ро­сили ста­руху:

— Пе­реве­зи нас.

Ста­руха го­ворит:

— Лад­но.

Ста­руха ока­залась кол­дунь­ей. Кто бы к ней ни сел, на се­реди­не мо­ря бро­са­ет в во­ду. Они се­ли и поп­лы­ли. Ког­да доп­лы­ли до се­реди­ны, ста­руха их выб­ро­сила из лод­ки. Как толь­ко они ока­зались в во­де, тот, ко­торый плев­ком де­лал озе­ро, воб­рал в се­бя всю во­ду. А ког­да выш­ли на бе­рег, он всю во­ду об­ратно вы­пус­тил. Сно­ва по­яви­лось мо­ре. Пош­ли они даль­ше и дош­ли до па­диша­ха, о ко­тором го­ворил аж­да­ха. Во­шёл Й­уз­ми к па­диша­ху и ска­зал:

— От­дай нам свою дочь.

Па­дишах от­ве­тил:

— Лад­но, толь­ко с та­ким ус­ло­ви­ем: у ме­ня есть од­на ста­руха, ес­ли об­го­нишь её, слов нет, от­дам.

Й­уз­ми сог­ла­сил­ся. На вто­рой день па­дишах соб­рал на­род на май­дан и ска­зал:

— Вда­ли есть од­но озе­ро, кто из вас рань­ше при­несет во­ды от­ту­да, тот и бу­дет счи­тать­ся по­беди­телем. Вот вам по од­ной по­суди­не, — и дал им по­суду.

Й­уз­ми и ста­руха пош­ли, по­ка ста­руха шла, джи­гит дав­но схо­дил за во­дой, до­шёл до пол­до­роги об­ратно, пос­та­вил по­суди­ну и лёг спать. Воз­вра­ща­ясь с озе­ра с во­дой, ста­руха по пу­ти вы­лила во­ду джи­гита. Один из то­вари­щей джи­гита наб­лю­дал, ока­зыва­ет­ся, за всем этим. Он раз­бу­дил джи­гита, Й­уз­ми сно­ва схо­дил и при­шёл на час рань­ше ста­рухи.

Па­дишах от­дал свою дочь Й­уз­ми. Пош­ли они об­ратно. Ког­да они шли об­ратно, на пу­ти рос­ло очень вы­сокое де­рево. Один из то­вари­щей ос­тался у это­го де­рева. Встре­тили ещё од­но де­рево. Ещё один то­варищ ос­тался. Ещё од­но де­рево встре­тилось и ос­тался ещё один то­варищ. Так Й­уз­ми ос­тался один. А до это­го то­вари­щи ска­зали Й­уз­ми:

— Ве­ди дочь па­диша­ха очень ос­то­рож­но, од­нажды ты ус­нёшь, а ког­да вста­нешь, де­вуш­ки не бу­дет. На де­реве уви­дишь по­ющую пти­цу, так ты выс­тре­ли в неё. Ког­да выс­тре­лишь, она ста­нет де­вуш­кой. На вто­рой день сно­ва ус­нёшь, ут­ром опять не ока­жет­ся де­вуш­ки. А на де­реве опять бу­дет пти­ца. Ты опять выс­тре­ли в эту пти­цу, и она опять ста­нет де­вуш­кой. На тре­тий день опять ус­нёшь и ут­ром опять не най­дёшь де­вуш­ку. А у тво­их ног бу­дет ле­жать яд­ро. Ты выс­тре­ли в это яд­ро, и оно ста­нет де­вуш­кой.

Так Й­уз­ми рас­стал­ся со сво­ими то­вари­щами. Даль­ше шли они вдво­ём с де­вуш­кой. И од­нажды де­вуш­ка дей­стви­тель­но ста­ла пти­цей. Й­уз­ми дей­ство­вал так, как го­вори­ли ему то­вари­щи. Де­вуш­ке ни­как не уда­валось ис­чезнуть. И тог­да де­вуш­ка ста­ла со сле­зами вы­гова­ривать Й­уз­ми:

— Ты ве­зёшь ме­ня для то­го, что­бы от­дать аж­да­хе. У ме­ня бы­ло три кол­довс­тва, но с их по­мощью я не смог­ла ос­во­бодить­ся от те­бя. Ты уж пос­та­рай­ся не от­дать ме­ня аж­да­хе.

Шли они, шли и дош­ли до аж­да­хи. Уви­дев их, аж­да­ха очень об­ра­довал­ся. Й­уз­ми ска­зал аж­да­хе:

— Нет уж, ты силь­но не ра­дуй­ся. Что­бы по­лучить де­вуш­ку, ты дол­жен вы­пол­нить кое-ка­кие ус­ло­вия.

— Ка­кие же ус­ло­вия? — спра­шива­ет аж­да­ха.

— Ус­ло­вие та­кое, — ска­зал Й­уз­ми, — в очень боль­шой ка­зан наль­ём мас­ла и вски­пятим его. А ког­да оно бу­дет ки­петь, те­бе на­до бу­дет пе­реп­рыгнуть че­рез ка­зан.

— Лад­но, — го­ворит аж­да­ха.

На­лили в ог­ромный ко­тёл мас­ла и, как толь­ко мас­ло за­кипе­ло, аж­да­ха ре­шил пе­реп­рыгнуть че­рез ко­тёл. Раз­бе­жал­ся он, прыг­нул, но упал в ко­тёл и тут же по­гиб. Де­вуш­ка ос­та­лась с Й­уз­ми.

Й­уз­ми за­шёл в дом, в ко­тором жил аж­да­ха. Смот­рит, на крюч­ке ви­сит очень мно­го клю­чей. Бе­рёт он эти клю­чи и на­чина­ет ос­матри­вать ам­ба­ры аж­да­хи. В од­ном из ам­ба­ров ока­залось сто че­ловек. И­уз­ми спра­шива­ет у них:

— Как вы здесь ока­зались?

— Нас тут зак­рыл аж­да­ха, — го­ворят те, — он каж­дый день од­но­го из нас съ­еда­ет.

Ус­лы­шав это, Й­уз­ми ос­во­бодил их всех. От­кры­ва­ет дру­гой ам­бар и ви­дит: тот весь на­пол­нен зо­лотом-се­реб­ром. Й­уз­ми ска­зал тем, ко­го ос­во­бодил:

— Возь­ми­те зо­лота-се­реб­ра столь­ко, сколь­ко хо­тите. Те­перь мо­жете не бо­ять­ся, аж­да­ха по­дох.

Эти лю­да взя­ли дра­гоцен­ностей, сколь­ко мог­ли, ты­сячек­ратно поб­ла­года­рили Й­уз­ми и по­еха­ли к се­бе до­мой.

И Й­уз­ми взял у аж­да­хи мно­го вся­кой вся­чины, взял де­вуш­ку с со­бой и вер­нулся к от­цу. И что же ви­дит: у Й­уз­ми ро­дил­ся сын, ко­торый уже вы­рос и дос­тиг двад­ца­ти лет. Ока­зыва­ет­ся, по­ка Й­уз­ми был на чуж­би­не, прош­ло двад­цать лет, сын его, ког­да Й­уз­ми у­ез­жал, толь­ко ро­дил­ся. Й­уз­ми, сот­во­рив ни­ках, от­дал в жё­ны сы­ну де­вуш­ку, ко­торую при­вёз с со­бой. Го­ворят, до сих пор они жи­вут счас­тли­во.