Золотая рыбка

Был в преж­ние вре­мена у од­но­го бед­ня­ка единс­твен­ный сын. Джи­гит за­киды­вал се­ти, ло­вил ры­бу и тем кор­мил ро­дите­лей.

Вот од­нажды за­кинул джи­гит в озе­ро не­вод, и по­палась в се­ти зо­лотая рыб­ка. Джи­гит при­нёс её до­мой. Па­дишах, прос­лы­шав о том, что юно­ша пой­мал зо­лотую рыб­ку, ве­лел выз­вать его к се­бе.

— Ну, сы­нок, ты из­ло­вил, ока­зыва­ет­ся, зо­лотую рыб­ку, —го­ворит па­дишах.

— Да, из­ло­вил, — от­ве­ча­ет джи­гит.

— При­неси мне эту рыб­ку, — при­казал па­дишах.

Хо­чешь не хо­чешь, приш­лось от­нести рыб­ку па­диша­ху. Па­дишах ве­лел на­лить в боль­шой таз во­ды и пус­тить ту­да рыб­ку. Ста­ла пла­вать зо­лотая рыб­ка в во­де, и вся ком­на­та оза­рилась яр­ким све­том. Па­дишах глаз не от­во­дит от рыб­ки, всё не на­любу­ет­ся на ди­во.

Ви­зири па­диша­ха, ус­лы­хав о том, что юно­ша-ры­бак из­ло­вил и при­нёс па­диша­ху зо­лотую рыб­ку, из­за­видо­вались;

— Пов­зрос­ле­ет этот маль­чик и до­берёт­ся до нас, — ска­зал один из ви­зирей.

Дру­гой ви­зирь под­дакнул:

— Это­го джи­гита, по­ка он мо­лод, нуж­но сжить со све­ту.

По­сове­товав­шись, как из­ба­вить­ся от это­го джи­гита, они сго­вори­лись так: «Мы ска­жем па­диша­ху: «Для зо­лотой рыб­ки на­доб­на зо­лотая во­да, ко­торая на­ходит­ся у та­кого-то па­диша­ха. Пусть джи­гит, пой­мав­ший зо­лотую рыб­ку, ра­зыс­кав, при­несёт и зо­лотую во­ду». Приш­ли оба ви­зиря к па­диша­ху и мол­ви­ли:

— Для зо­лотой рыб­ки нуж­на зо­лотая во­да, о свет­лей­ший па­дишах, мой сул­тан.

— От­ку­да взять, где най­ти зо­лотую во­ду? — спро­сил па­дишах.

Ви­зири от­ве­тили:

— Джи­гит, пой­мав­ший зо­лотую рыб­ку, при­несёт и зо­лотую во­ду.

Па­дишах вы­зыва­ет джи­гита к се­бе:

— Ну, сы­нок, ты из­ло­вил зо­лотую рыб­ку. У та­кого-то па­диша­ха есть зо­лотая во­да, при­неси мне её.

— Хо­рошо, при­несу, — от­ве­тил джи­гит.

Вер­нулся до­мой, к ро­дите­лям. Ро­дите­ли его спра­шива­ют:

— Ка­кое по­руче­ние дал те­бе па­дишах?

— Па­дишах ве­лел мне дос­тать зо­лотую во­ду, — от­ве­тил джи­гит.

— Ой, ди­тя на­ше, от­ту­да ты не вер­нёшь­ся, — ска­зали ро­дите­ли и зап­ла­кали.

— Нет, вер­нусь, — за­явил джи­гит и от­пра­вил­ся ис­кать зо­лотую во­ду.

Шёл он, шёл, мно­го зе­мель, мно­го стран про­шёл. Ос­та­новил­ся он как-то в до­роге, сел пе­реку­сить. Ког­да он ел, к не­му по­дошёл по­явив­ший­ся не­из­вес­тно от­ку­да ста­рец.

— Сы­нок, ты ку­да путь дер­жишь? — спра­шива­ет ста­рец.

— Я, ба­бай, ищу зо­лотую во­ду.

— Ес­ли зо­лотую во­ду ищешь, здесь дол­го не рас­си­живай­ся, про­дол­жай путь, — ска­зал ста­рец. — На тво­ём пу­ти встре­тит­ся ре­ка. К бе­регу по­дой­дёт па­роход. Ес­ли на па­роход ся­дет счас­тли­вый че­ловек, па­роход пе­реп­лы­вёт ре­ку за один час, а ес­ли ся­дет нес­час­тный че­ловек, то бу­дет плыть год. По­торап­ли­вай­ся, сы­нок, пос­та­рай­ся ус­петь к па­рохо­ду.

Джи­гит встал и по­бежал. Ус­пел на па­роход. Как толь­ко сел, па­роход тро­нул­ся. За час доп­лыл до дру­гого бе­рега и при­чалил. Ко­ман­да па­рохо­да удив­ля­ет­ся: «Вмес­то го­да па­роход доп­лыл за один час. Ви­димо, сел на не­го счас­тли­вый че­ловек». Спрыг­нул джи­гит с па­рохо­да на бе­рег и по­шёл даль­ше.

Идёт он, идёт. И вдруг вспом­нил он ска­зан­ные стар­цем сло­ва: «Сой­дёшь с па­рохо­да и пой­дёшь по тро­пин­ке нап­ра­во и дой­дёшь до ре­ки. Бе­рег ре­ки бу­дет очень вы­сокий, ты по не­му спус­тишь­ся вниз, к ре­ке».

До­шёл юно­ша до этой ре­ки с вы­соким бе­регом. Выб­рав удоб­ное мес­то, спус­тился к ре­ке. Спус­ка­ясь, джи­гит очень ус­тал, обес­си­дел. Нем­но­го по­годя пос­мотрел на во­ду и уви­дел в во­де кра­сивую де­вуш­ку. Под­нял го­лову, вгля­дел­ся: на дру­гом бе­регу сто­яла очень кра­сивая де­вуш­ка.

— Сю­да иди, — ска­зала та кра­сивая де­вуш­ка.

— Как же мне доб­рать­ся? — спро­сил джи­гит.

— Пе­реп­рыгни. Од­ну-то са­жень пе­реп­рыгнешь, на­вер­ное.

Прыг­нул джи­гит, очу­тил­ся на том бе­регу. Толь­ко ус­пел он при­зем­лить­ся, как та де­вуш­ка по­дош­ла и об­ня­ла его.

— О брат, это ты, ока­зыва­ет­ся. Как ты пов­зрос­лел, — ска­зала она.

Эта де­вуш­ка ока­залась стар­шей сес­трой джи­гита. Ещё ре­бён­ком её ута­щили пэ­ри. Дол­гие го­ды она прис­лу­жива­ла пэ­ри, го­тови­ла еду. Жи­ла она у этой пэ­ри. Был у вла­дычи­цы пэ­ри ви­зирь Кри­воруч­ка. Каж­дый день Кри­воруч­ка при­носил де­вуш­ке два фун­та мя­са и та го­тови­ла суп.

В царс­тве этой пэ­ри бы­ли од­ни де­вуш­ки, муж­ско­го на­селе­ния не бы­ло. Де­вуш­ка ска­зала бра­ту:

— Они и те­бя убь­ют. Что же де­лать?

Ду­мала, ду­мала она и при­дума­ла: на­ряди­ла бра­та в жен­ское платье. Ког­да де­вуш­ка вер­ну­лась, Кри­воруч­ка при­нес­ла ей два фун­та мя­са. Толь­ко соб­ра­лась сес­тра ва­рить мя­со, как брат, по­дой­дя к ней, ска­зал:

— Сес­тра, дай-ка я сва­рю это мя­со.

Сва­рил мя­со. Кри­воруч­ка, при­дя, взве­сила мя­со. Вмес­то двух фун­тов ока­залось три. Кри­воруч­ка рас­ска­зала сво­ей вла­дычи­це о слу­чив­шемся.

— Что за не­видаль, — ска­зала Кри­воруч­ка, — вмес­то на­ших двух фун­тов по­лучи­лось три фун­та.

— Ты сно­ва поп­ро­буй, дай два фун­та мя­са, — пред­ло­жила пэ­ри, — пос­мотрим.

Кри­воруч­ка от­несла мя­со. Юно­ша сно­ва сва­рил мя­со. Кри­воруч­ка приш­ла за мя­сом, взве­сила — три фун­та. Пос­ле че­го у пэ­ри зак­ра­лось по­доз­ре­ние. По­доз­ва­ла Кри­воруч­ку и ска­зала:

— Эта де­вуш­ка уже дав­но ва­рит нам еду. У неё лиш­не­го не слу­чалось. Са­ма ли она ва­рит мя­со, или кто дру­гой вмес­то неё?

Кри­воруч­ка пош­ла к де­вуш­ке и спро­сила:

— Ска­жи прав­ду, кто ва­рит мя­со?

— Ког­да вы, вык­рав ме­ня, при­вез­ли сю­да, я бы­ла бе­ремен­ная. У ме­ня ро­дилась дочь, она под­росла и те­перь ста­ла ва­рить суп, — от­ве­тила де­вуш­ка.

Эти сло­ва пе­реда­ли вла­дычи­це. Она за­сом­не­валась, не по­вери­ла.

— В та­ком слу­чае, — ска­зала она,—ве­лите всем ку­пать­ся в ре­ке, что­бы ни­кого не ос­та­лось.

Соб­рался на­род, ста­ли ку­пать­ся. Вла­дычи­ца и ви­зирь Кри­воруч­ка уз­на­ли джи­гита. Пэ­ри го­ворит ви­зирю:

— Что бу­дем де­лать с этим джи­гитом, убь­ём?

Кри­воруч­ка от­ве­ча­ет:

— Я не ви­жу смыс­ла в убий­стве юно­ши. Все мы жен­щи­ны. Ко­му ос­та­нет­ся этот мир, ког­да мы сос­та­рим­ся? Ес­ли он приг­ля­нет­ся те­бе, от­да­дим те­бя ему в жё­ны.

Джи­гит был при­гожий и вла­дычи­ца сог­ла­силась. Юно­ша же­нил­ся на ней.

На­чал он жить с пэ­ри, но не­от­вязная мысль бес­по­ко­ила его — мысль о зо­лотой во­де. По­худел он, по­жел­тел от сво­их дум. За­метив его сос­то­яние, вла­дычи­ца пэ­ри об­ра­тилась к ви­зирю:

— Ка­кая-то ду­ма тре­вожит мо­его му­жа. Вы­ведай-ка, по­чему он го­рю­ет.

Кри­воруч­ка спро­сила у джи­гита:

— Ты здесь жи­вёшь в до­воль­стве и по­чёте, но очень по­худел. Ска­жи, ка­кое го­ре те­бя гло­жет?

— От­дал я па­диша­ху зо­лотую рыб­ку, мной пой­ман­ную. Па­дишах ве­лел мне при­нес­ти зо­лотую во­ду. Ес­ли не най­ду, ро­дите­лям мо­им бу­дет пло­хо.

Кри­воруч­ка пе­реда­ла эти сло­ва пэ­ри. За­дума­лась та: «Где же он най­дёт зо­лотую во­ду?» Кри­воруч­ка ска­зала:

— До­быть её бу­дет не­лег­ко, и всё-та­ки, я по­жалуй, смо­гу до­быть зо­лотую во­ду.

Об­ра­дова­лась вла­дычи­ца, поп­ро­сила по­мочь. Кри­воруч­ка уш­ла. В мгно­вение ока при­нес­ла она ту­есок с зо­лотой во­дой. Ска­зала джи­гиту:

— Че­лове­ку нет ве­ры. Ес­ли ты уй­дёшь, не вер­нёшь­ся. — Вер­нусь, — за­верил джи­гит.

— Пок­ля­нись, — ве­лела Кри­воруч­ка.

Зас­та­вили джи­гита пок­лясть­ся. Кри­воруч­ка гю­сади­ла юно­шу к се­бе на спи­ну и по­лете­ла с ним до его го­рода. До­вез­ла. Спус­ти­ла его на зем­лю и да­ла ему во­лосок.

— Ког­да я по­надоб­люсь те­бе, сож­ги этот во­лосок и я тут же яв­люсь, — ска­зала она.

Джи­гит вер­нулся до­мой, ро­дите­ли выш­ли ему навс­тре­чу. Па­дишах уз­нал о воз­вра­щении юно­ши и ве­лел при­вес­ти его к се­бе.

— Ну, джи­гит, дос­тал зо­лотую во­ду? — спро­сил па­дишах.

— Дос­тал, — от­ве­тил джи­гит.

— Ес­ли при­нёс, по­кажи.

Джи­гит от­дал во­ду. На­лили её в таз, где пла­вала зо­лотая рыб­ка. Ком­на­та ос­ве­тилась ещё яр­че.

Оба ви­зиря пе­репол­ни­лись за­вистью. За­дума­ли они пос­лать джи­гита к па­диша­ху джин­нов за пти­цей с зо­лоты­ми крыль­ями. Сго­вори­лись и ска­зали па­диша­ху:

— В до­ме у та­кого-то па­диша­ха есть пти­ца с зо­лоты­ми крыль­ями. Она очень кра­сиво по­ёт, бу­дет ве­селить те­бя.

— Как же дос­тать это­го по­пугая? — спро­сил па­дишах.

Ви­зири за­вери­ли:

— Джи­гит, до­быв­ший зо­лотую во­ду, до­будет и по­пугая.

Па­дишах выз­вал его. Джи­гит при­шёл.

— Ну, джи­гит, ты из­ло­вил зо­лотую рыб­ку, раз­до­был зо­лотую во­ду. Го­ворят, у па­диша­ха джин­нов име­ет­ся пти­ца с зо­лоты­ми крыль­ями. Ты при­неси мне её.

— Хо­рошо, дос­та­ну, — от­ве­тил джи­гит.

Вер­нулся он до­мой. Ро­дите­ли спро­сили:

— Сы­нок, что при­казал те­бе па­дишах, ка­кое по­руче­ние дал?

— Па­дишах ве­лел мне при­нес­ти ему пти­цу с зо­лоты­ми крыль­ями из стра­ны джин­нов.

Ро­дите­ли опе­чали­лись, за­горе­вали:

— По­губит он те­бя, — ска­зали. — Ты уж не вер­нёшь­ся, сы­нок.

— Не пе­чаль­тесь, вер­нусь жи­вым и нев­ре­димым, — ус­по­ко­ил их джи­гит.

Так от­пра­вил­ся он сно­ва в путь. За­палил дан­ный ему во­лосок. По­яви­лась Кри­воруч­ка. По­сади­ла джи­гита се­бе на спи­ну и по­лете­ла-пом­ча­лась. Дос­та­вила его к же­не-вла­дычи­це. По­жил джи­гит у сво­ей же­ны па­ру дней и за­печа­лил­ся. За­метив его сос­то­яние, вла­дычи­ца сно­ва об­ра­тилась к Кри­воруч­ке:

— От­че­го пе­чалит­ся мой му­женёк?

Кри­воруч­ка спро­сила у джи­гита:

— От­че­го пе­чалишь­ся?

— Па­дишах ска­зал мне: «При­неси мне пти­цу с зо­лоты­ми крыль­ями, ко­торая на­ходит­ся у па­диша­ха джин­нов».

Кри­воруч­ка со­об­щи­ла об этом по­вели­тель­ни­це.

Та ска­зала:

— Та пти­ца с зо­лоты­ми крыль­ями на­ходит­ся у мо­ей стар­шей сес­тры, я рас­со­рилась с ней, ког­да мы де­лили ос­тавше­еся от ро­дите­лей нас­ледс­тво. С тех пор мы пок­ля­лись не об­щать­ся и не встре­чать­ся. Труд­но бу­дет взять у неё пти­цу.

Кри­воруч­ка ска­зала:

— Я при­думаю хит­рость, дос­та­ну пти­цу. Ска­жу тво­ей сес­тре: «Сес­тра твоя выш­ла за­муж за юно­шу из че­лове­чес­ко­го ро­да, она приг­ла­ша­ет те­бя на свадь­бу».

— Лад­но, от­прав­ляй­ся, ес­ли при­дума­ла хит­рость.

Кри­воруч­ка уш­ла. При­была к сес­тре вла­дычи­цы, поз­до­рова­лась и ска­зала:

— При­была я с важ­ным по­руче­ни­ем. Твоя млад­шая сес­тра выш­ла за­муж за юно­шу из че­лове­чес­ко­го ро­да, она приг­ла­ша­ет те­бя на свадь­бу, ты при­вези в по­дарок зя­тю пти­цу с зо­лоты­ми крыль­ями.

Ска­зала Кри­воруч­ка это и от­пра­вилась об­ратно. По воз­вра­щении приш­ла к по­вели­тель­ни­це и со­об­щи­ла о ско­ром при­ез­де её стар­шей сес­тры на свадь­бу. При­гото­вили уго­щение, от­ве­ли от­дель­ный дво­рец для гостьи.

Вот при­еха­ла стар­шая сес­тра. Встре­тили её, поз­до­рова­лись, всплак­ну­ли. Стар­шая сес­тра вош­ла в от­ве­дён­ный ей дво­рец. На­чались раз­го­воры, расс­про­сы.

— Слы­хала я, что ты за­муж выш­ла. Прав­да ли это, где зять?

— Зять здесь, до­ма. Ко­ли дашь сю­ен­че, по­кажем зя­тя, — ска­зала Кри­воруч­ка-ви­зирь.

— Я ни­чего не при­вез­ла в по­дарок, толь­ко вот пти­цу с зо­лоты­ми крыль­ями. Пон­ра­вит­ся ли этот дар?

— Ко­неч­но, с удо­воль­стви­ем. От­дашь пти­цу — мы те­бе по­кажем зя­тя, — ска­зала Кри­воруч­ка.

Стар­шая сес­тра сог­ла­силась от­дать пти­цу с зо­лоты­ми крыль­ями. Пос­ле это­го по­каза­ли зя­тя. Стар­шая сес­тра вла­дычи­цы пэ­ри поз­до­рова­лась с зя­тем, по­дари­ла ему пти­цу. Уви­дев зя­тя, гостья по­рази­лась кра­соте сы­на че­лове­чес­ко­го и то­же влю­билась в не­го.

По­лучив по­пугая, джи­гит соб­рался к се­бе до­мой. Кри­воруч­ка дос­та­вила его в его го­род. Сно­ва да­ла ему во­лосок и ска­зала:

— Ес­ли я по­надоб­люсь, спа­ли этот во­лосок, я в ту же ми­нуту яв­люсь.

Джи­гит от­пра­вил­ся к се­бе до­мой, поз­до­ровал­ся с ро­дите­лями. Они нес­ка­зан­но об­ра­дова­лись.

Джи­гит спро­сил от­ца:

— Ждёт ли ме­ня па­дишах?

Отец от­ве­тил:

— Наш па­дишах скон­чался, на­род те­бя ждёт.

На­род из­брал джи­гита па­диша­хом. Сде­лав­шись па­диша­хом, джи­гити прог­нал му­чите­лей-ви­зирей, а на их мес­то пос­та­вил хо­роших ви­зирей, взял к се­бе сво­их ро­дите­лей.