Купец и обманщики

Один ту­рец­кий ку­пец при­вез в чу­жой го­род мно­го бре­вен сан­да­лово­го де­рева, на­де­ясь вы­год­но про­дать свой до­рогой то­вар. Он не знал, что в этом го­роде жи­ли отъ­яв­ленные об­манщи­ки, ко­торые боль­ше все­го на све­те лю­били об­ма­нывать и об­счи­тывать чу­жес­тран­цев. Хо­зя­ин гос­ти­ницы, у ко­торо­го ос­та­новил­ся ку­пец, был прой­до­ха и плут. Уви­дев до­рогое де­рево, при­везен­ное его пос­то­яль­цем, он ре­шил пос­ко­рее заб­рать се­бе этот то­вар поч­ти да­ром. Плут при­нес в свой дом все сан­да­ловое де­рево, ко­торое толь­ко мог ку­пить у со­седей или вып­ро­сить у них, по­ложил брев­на в боль­шой очаг и за­жег их. Вско­ре весь дом на­пол­нился аро­мат­ным за­пахом сан­да­ла. Ку­пец, ко­торый толь­ко что усел­ся ужи­нать, то­же по­чувс­тво­вал бла­говон­ный дым. Он ис­пу­гал­ся, не за­горел­ся ли его то­вар, но, уви­дев, в чем де­ло, ус­по­ко­ил­ся.

— По­чему ты жжешь та­кое дра­гоцен­ное де­рево? — спро­сил он плу­та.

— Не­чего удив­лять­ся, — ска­зал хо­зя­ин гос­ти­ницы, — у нас столь­ко сан­да­ла, что мы ни­ког­да ни­чем дру­гим не то­пим на­ших оча­гов и ка­минов.

Ку­пец при­шел в от­ча­яние, уз­нав, что он при­ехал тор­го­вать в та­кое мес­то, где его то­вар поч­ти ни­чего не сто­ил. На­конец, что­бы вы­ручить хоть ма­лень­кие день­ги, он пред­ло­жил хо­зя­ину гос­ти­ницы де­шево ус­ту­пить ему все семь тю­ков, за ко­торые сам зап­ла­тил нес­коль­ко ты­сяч це­хинов. Плут сде­лал вид, что он го­рячо жа­ле­ет куп­ца и на­конец ска­зал, что толь­ко из доб­ро­ты он в об­мен за сан­да­ловое де­рево даст ему кор­зинку, пол­ную до­рого­го ма­тери­ала.

— Ка­кой же то­вар дашь ты мне? — спро­сил бед­ный ку­пец, го­ворив­ший се­бе: «Не луч­ше ли при­нять вся­кое пред­ло­жение, что­бы толь­ко по­лучить воз­можность вер­нуть­ся на ро­дину?»

— Да ка­кой за­хочешь, — от­ве­тил хо­зя­ин гос­ти­ницы, ко­торый за сан­да­ловое де­рево с ра­достью от­дал бы кор­зи­ну, пол­ную зо­лота. На сле­ду­ющий день пош­ли в суд, что­бы под­пи­сать до­говор. В этом го­роде лю­ди бы­ли до то­го бес­чес­тны, что ник­то не до­верял чес­тно­му сло­ву дру­гого.

В су­де соб­ра­лось мно­го на­рода, и ког­да ку­пец и хо­зя­ин гос­ти­ницы под­пи­сали до­говор, в су­деб­ном за­ле раз­дался гром­кий хо­хот. Те­перь все на­пере­бой кри­чали при­ез­же­му тур­ку, что де­рево, ко­торое он сог­ла­сил­ся про­дать, бы­ло в го­роде не­обык­но­вен­ной ред­костью и це­нилось на вес зо­лота.

Раз­до­садо­ван­ный ку­пец ста­рал­ся скрыть не­доволь­ство и улы­бал­ся, нес­мотря на оби­ду. Он ре­шил на бу­дущее быть как мож­но ос­то­рож­нее с эти­ми не­чес­тны­ми людь­ми. Вско­ре ему пред­ста­вил­ся слу­чай до­казать плу­там, что он сов­сем не та­кой глу­пец и прос­так, ка­ким они его счи­та­ют.

Вый­дя из су­да, он уви­дел на пло­щади двух лю­дей, иг­равших в шах­ма­ты. Оба де­лали не­поз­во­литель­ные ошиб­ки. Ку­пец тот­час же за­метил их про­махи. (На­до ска­зать, что плу­ты имен­но это­го и хо­тели.) Ког­да пар­тия окон­чи­лась, ту­рок пред­ло­жил од­но­му из иг­ро­ков сыг­рать с ним в шах­ма­ты. Хит­рец сог­ла­сил­ся с тем ус­ло­ви­ем, что вы­иг­равший име­ет пра­во зас­та­вить про­иг­равше­го ис­полнить ка­кую угод­но ра­боту, а в слу­чае не­выпол­не­ния за­дачи — зап­ла­тить боль­шой штраф.

Рас­ста­вили шах­ма­ты. Се­ли. Ку­пец на­де­ял­ся вы­иг­рать зна­читель­ную сум­му де­нег. Но он был жес­то­ко ра­зоча­рован, за­метив, что его про­тив­ник иг­ра­ет хо­рошо. Че­рез нес­коль­ко хо­дов ку­пец по­лучил мат — про­иг­рал. Зри­тели опять рас­хо­хота­лись, и ту­рок при­шел в ужас, ког­да его про­тив­ник пот­ре­бовал, что­бы он в один при­сест вы­пил мо­ре.

— Да как же… — на­чал бы­ло он.

— Не­чего, не­чего от­го­вари­вать­ся, — с нас­мешкой от­ве­тил плут. — Ты дол­жен сде­лать то, че­го я от те­бя тре­бую. Ес­ли же не ис­полнишь ска­зан­но­го, те­бе при­дет­ся зап­ла­тить штраф. Ты уви­дишь, как у нас на­казы­ва­ют за вся­кую не­чес­тность.

Ку­пец ни­чего не от­ве­тил. Он хо­тел уй­ти, но тре­тий мо­шен­ник удер­жал его. Это был од­ногла­зый ма­лый. Он ви­дел, как его то­вари­щи удач­но об­ма­нули при­ез­же­го, и ре­шил то­же сыг­рать с ним не­доб­рую шут­ку. Мо­шен­ник поп­ро­сил всех при­сутс­тву­ющих зас­ви­детель­ство­вать, что глаз куп­ца был оди­нако­вой фор­мы и оди­нако­вого цве­та с его единс­твен­ным гла­зом, и стал уве­рять, что ту­рок ук­рал у не­го глаз. Нап­расно ста­рал­ся бед­ный ку­пец об­ра­тить де­ло в шут­ку. Все при­сутс­тву­ющие ста­ли на сто­рону лгу­на, зак­ри­чали, что ку­пец дол­жен воз­вра­тить ук­ра­ден­ный глаз, и от­пусти­ли нес­час­тно­го, взяв с не­го тор­жес­твен­ное обе­щание не у­ез­жать из го­рода рань­ше су­да.

Бед­ный ку­пец убе­жал к се­бе в ком­на­ту и пос­та­рал­ся за­быть­ся сном, но вос­по­мина­ния обо всем, что слу­чилось в этот нес­час­тный день, от­го­няли от не­го сон. Ле­жа в пос­те­ли, он вдруг ус­лы­шал в со­сед­ней ком­на­те го­лоса. Нес­коль­ко слов, до­летев­ших до не­го, объ­яс­ни­ли тур­ку, что речь идет о нем. Вско­ре он на­шел в сте­не ще­лоч­ку, при­жал­ся к ней ухом и та­ким об­ра­зом ус­лы­шал все, что про­ис­хо­дило ря­дом. Он стал еще вни­матель­нее, уз­нав го­лоса хо­зя­ина гос­ти­ницы и двух дру­гих плу­тов. Они бе­седо­вали со ста­риком, ко­торый был са­мым глав­ным мо­шен­ни­ком в го­роде. Об­манщи­ки хва­лились сво­ими бес­чес­тны­ми под­ви­гами, сво­ей хит­ростью и лов­костью и сме­ялись над за­ез­жим прос­та­ком. Преж­де все­го хо­зя­ин гос­ти­ницы рас­ска­зал, как удач­но ку­пил он сан­да­ловое де­рево.

— Ты прек­расно сде­лал, — ска­зал ста­рик, — толь­ко глу­по бы­ло обе­щать дать ему кор­зи­ну, пол­ную ка­кого угод­но то­вара. Что ста­нешь ты де­лать, ес­ли он пот­ре­бу­ет, нап­ри­мер, что­бы ты дал ему кор­зи­ну, пол­ную жи­вых блох?

— Что за пус­тя­ки! Это­го не­чего бо­ять­ся, — от­ве­тил хо­зя­ин гос­ти­ницы, — он, ко­неч­но, пот­ре­бу­ет зо­лота или се­реб­ра. Тем или дру­гим я на­пол­ню са­мую ма­лень­кую иг­ру­шеч­ную дет­скую кор­зи­ноч­ку, ка­кую мне удас­тся отыс­кать в на­шем го­роде, — и де­ло с кон­цом.

— Ну-ну, уви­дим, уви­дим, — ска­зал ста­рик, ко­торый хо­тел по­казать сво­им уче­никам, что они еще дол­жны учить­ся у не­го.

Пос­ле это­го вто­рой мо­шен­ник, иг­рок в шах­ма­ты, рас­ска­зал, как он обыг­рал куп­ца, ве­лел ему вы­пить мо­ре и ре­шил взять с не­го за не­ис­полнен­ное обе­щание боль­шой штраф.

— А вдруг он пот­ре­бу­ет, что­бы ты рань­ше за­купо­рил все ре­ки, ко­торые те­кут в мо­ре? Ведь на это он име­ет пол­ное пра­во, — за­метил ста­рик…

— Он глуп и не по­дума­ет о та­кой ве­щи…

Выс­лу­шав рас­сказ треть­его, глав­ный мо­шен­ник го­рода сно­ва по­качал го­ловой и про­из­нес:

— Ес­ли бы я был на мес­те за­ез­же­го куп­ца, я пот­ре­бовал бы, что­бы у те­бя вы­реза­ли глаз, по­том вы­реза­ли глаз у ме­ня и оба взве­сили на ве­сах, что­бы уви­деть, при­над­ле­жат ли они од­но­му и то­му же че­лове­ку. Иди­те прочь. Стыд­но! Вы сов­сем не ум­ны и не хит­ры, зер­на мо­ей на­уки не да­ли всхо­дов.

Ку­пец слы­шал все. Те­перь, ра­ду­ясь, что он на­шел вы­ход из зат­рудне­ний, он зас­нул с лег­ким сер­дцем, но, за­сыпая, еще раз мыс­ленно пов­то­рил все со­веты ста­рого плу­та.

На сле­ду­ющее ут­ро в наз­на­чен­ное вре­мя все сош­лись пе­ред судь­ей. Рань­ше ос­таль­ных выс­ту­пил од­ногла­зый и стал об­ви­нять куп­ца в том, что он ук­рал у не­го глаз.

— А как ты мне это до­кажешь? — спро­сил судья, ко­торый был до то­го бли­зорук, что ви­дел не даль­ше кон­чи­ка сво­его но­са.

— Это мож­но лег­ко ре­шить, — вос­клик­нул ку­пец. — Вы­режь­те у это­го че­лове­ка глаз, вы­режь­те так­же один мой глаз и оба по­ложи­те на ве­сы, тог­да ста­нет яс­но, при­над­ле­жат ли они од­но­му вла­дель­цу.

Судья на­шел, что ку­пец дал хо­роший со­вет, и при­казал тот­час же ис­полнить ска­зан­ное. Уви­дев, ка­кой не­ожи­дан­ный обо­рот при­нима­ет де­ло, од­ногла­зый плут прос­коль­знул че­рез тол­пу, что­бы не по­терять и вто­рого гла­за, и убе­жал.

Пе­реш­ли ко вто­рому де­лу. Жа­лоб­щик пот­ре­бовал, что­бы ку­пец вы­пил мо­ре.

— Я го­тов сде­лать это, — ска­зал ту­рок, — но преж­де ос­та­нови­те все ре­ки, ко­торые впа­да­ют в не­го. Как толь­ко это бу­дет сде­лано, я при­мусь за ра­боту.

— Пра­виль­но, — ре­шил муд­рый судья, по­думав с чет­верть ча­са над эти­ми сло­вами.

Вто­рому мо­шен­ни­ку так­же приш­лось уй­ти со сты­дом и сра­мом. Тут выс­ту­пил хо­зя­ин гос­ти­ницы. Он отыс­кал кро­шеч­ную кор­зи­ноч­ку, на­пол­нил ее зо­лотом и ска­зал, что при­нес куп­цу ус­ловлен­ную пла­ту.

— Ну на что мне зо­лото? — вос­клик­нул ку­пец, — у ме­ня на ро­дине его так мно­го, что мы мос­тим им ули­цы. Мы сог­ла­сились, что ты дашь мне кор­зи­ну то­го то­вара, ко­торый я пот­ре­бую, и я хо­чу взять за сан­да­ловое де­рево кор­зи­ну, пол­ную жи­вых блох, они ред­кость у нас!

— На этом и ре­шим, — ска­зал судья и, ус­тав от раз­мышле­ний, креп­ко зас­нул.

Нап­расно хо­зя­ин гос­ти­ницы спо­рил. Не уда­лось ему так­же и на­ловить це­лую кор­зи­ну жи­вых блох. Меж­ду тем ку­пец не сог­ла­шал­ся ос­та­вить ему сан­да­ловое де­рево ни за ка­кую дру­гую пла­ту.

Тут мо­шен­ник яс­но уви­дел, что он за­путал­ся в собс­твен­ных се­тях. Ему приш­лось вер­нуть сан­да­ловое де­рево и, кро­ме то­го, зап­ла­тить штраф. Ку­пец же сно­ва наг­ру­зил сво­их му­лов сан­да­лом и вер­нулся на ро­дину, ре­шив ни­ког­да боль­ше не хо­дить в го­род мо­шен­ни­ков.