Самая-Прекрасная-в-Мире

То ли было, то ли не было. У Аллаха рабов много…
В давние времена жил падишах. И не было на земле места, где он не побывал бы, города, которого он не видел бы, короля, которого он не победил бы.

И вот однажды этот падишах заболел и ослеп. Со всех сторо света к нему приезжали доктора, но никто не мог найти лекарство, чтобы вылечить падишаха и вернуть ему зрение. Наконец появился какой-то дервиш и сказал:
— О мой повелитель, лекарство для твоих глаз — это земля на которую не ступала нога твоего коня.

Выслушал падишах эти слова, покачал головой и произнес:
— Трудно найти такую землю.

Слова сказанные дервишем, сначала стали известны всем во дворце, а потом и всем в городе.

Приходит к падишаху старший из трех его сыновей.
— Батюшка, — говорит он,— я поеду и отыщу землю, которая твои лекарством.

Падишах попрощался с сыном, и юноша пустился в путь, погоняя коня.
Прошли дни и вот старший шахзаде вместе со своими людьми возвратился. Он подал отцу землю, которую привез, и падишах его спросил.
— Сынок, ты выглядишь усталым, где ты взял эту землю?
— С вершины Твердого Холма, что за Семью Горами,— ответил ,старший шахзаде.
— В молодости, сынок, я охотился там на куропаток,— сказал падишах.

Спустя несколько дней приходит к падишаху его средний сын и говорит:
— Батюшка, я поеду поищу лекарство для твоих глаз, давай попрощаемся.

Средний шахзаде отправился в путь.
Прошел день, три дня, наконец в один из дней средний сын падишаха возвратился.
— Батюшка,— обратился он к падишаху,— радостная весть! Я нашел для тебя лекарство. Это земля со дна пропасти, что за Семью Холмами. Из такого далекого, такого глубокого места, куда до сих пор никто не спускался!
— Сынок,— сказал падишах,— когда я был молод, я ездил туда поохотиться на уток.

И вот уже потеряли надежду вылечить глаза падишаху…

Однажды приходит к падишаху его младший сын и говорит:
— Батюшка, я поеду искать лекарство от твоей болезни.
— Оставь это, сынок,— стал просить его падишах.— В этом мире нет места, которого не касалась нога моего коня.

Но как ни уговаривал падишах младшего сына отказаться от своего намерения, тот не послушался.
В конце концов отец с сыном обнялись и попрощались

Выйдя от падишаха, юноша направился в дворцовую конюш. Там он увидел жеребенка, который отличался от других.Это будет мои конь,— подумал юноша и приказал поставить жеребенка отдельно и кормить особо, ячменем и изюмом.
Сорок дней жеребенка кормили ячменем и изюмом.
Шахзаду велел также пустить по арыкам воду на специально выделенное поле. Это поле поливали тоже сорок дней. На сорок первый день шахзаде увидел, что конь стал могучим, как лев, громко ржет. Шахзаде сел на коня и отправился на поле, которое поливали сорок дней. Он погнал коня вскачь так, что конь поднял пыль на этом поле. Тогда шахзаде сказал:
— Конь, который сумел поднять пыль на этом поле, достоин стать моим конем.

Стегнул он коня и поскакал оттуда своей дорогой.
Мало ли ехал шахзаде, много ли ехал, прошли ночь за за ночью. На третью ночь шахзаде ехал по какой-то равнине и вдруг увидел вдали сверкает что-то маленькое, как будто среди ночи упал на землю кусочек солнца. «Что это такое?» — подумал шахза и направил коня в ту сторону. Подъехал он поближе, смотрит a это светится крыло какой-то птицы.

Поднял он крыло, стал вертеть его и разглядывать, а потом решил: «Возьму с собой, может, на что-нибудь пригодится». Только он это подумал, как послышался ему таинственный голос: «Остерегись, шахзаде, не бери. Это крыло принесет тебе несчастье». Но шахзаде не обратил на голос никакого внимания, положил крыло в карман, вскочил на коня и двинулся дальше.
Проехал шахзаде путь в несколько дней и прибыл в один горо Остановился он там в караван-сарае, а его хозяйкой была старуха.
— Нет у меня мест! — сказала она.
Но как только шахзаде дал старухе несколько золотых, она тут же переменилась:
— Милости просим, сынок, милости просим. И твоему коню найдется место, и твоей собаке!
Так шахзаде поселился у старухи.

Как раз в тот день падишах этой страны повелел глашатаям объявить, чтобы ночью никто не зажигал огня. Тем временем шахзаде в своей комнате разделся, умылся, а крыло, которое было у него в кармане, положил вместо лампы и лег спать.
Падишах ночью вышел погулять и увидел в окне одного караван-сарая яркий, словно солнечный, свет. Падишах заметил это место.
На следующее утро в караван-сарай приходят придворные и спрашивают, кто живет в той комнате, где горел свет. Вышел юноша, и придворные отвели его к падишаху.
— Ты почему не послушался моего приказа и зажег огонь? спросил падишах.

А юноша ответил:
— О мой падишах, я чужестранец, устал в пути и рано лег спать. Огня я не зажигал, а свет давало крыло, которое я нашел на дороге.
— Не отдашь ли ты его мне? — спросил падишах.
— С удовольствием, мой падишах,— ответил юноша, принес птичье крыло и отдал его падишаху.
Очень изумился падишах невиданному птичьему оперению и так вертел крыло, и этак — забавлялся. А юношу отпустили на свободу.

Птичье крыло освещало покои дворца так, что глазам было больно. Падишах радовался этому, как ребенок, то и дело повторял своему везиру: «Ну, есть ли на свете кто-нибудь счастливее меня?» Так прошел день, пять дней. Наконец падишах опять спросил:
— Есть ли кто нибудь счастливее меня?
— И везир ответил:
— Конечно нет, мой падишах. Но только… какова же должна быть сама птица, если её крыло так сияет? Нужно ее достать.
— Как же это сделать? — спросил падишах.
— Прикажит, и юноша, который дал вам крыло, достанет и саму птицу, — ответил везир.
Падишах тут жезовет юношу и приказывает:
— Достань мне саму птицу, а не то тебе голову долой.

Юноша растерялся, не понимает, как он попал в такую беду. Возвратился он в караван-сарай, стал чистить скребницей своего коня и задумчиво сказал сам себе: «Что мне теперь делать?» В этот миг его конь заговорил человечьим голосом:
— О мой шахзаде, говорил ведь я тебе: «Не бери это перо — беда будет» но ты не послушался. Теперь нужно выполнять приказ падишаха. Мы должны добыть эту птицу. Эта птица — падиишах птиц. Сейчас ты вернешься назад и потребуешь у падишаха жирного мула. После этого мы отправимся к горе Каф. Один раз в год у подножия горы Каф собираются все птицы. Скоро наступит время их очередного собрания. Там ты зарежешь мула, разрубишь его мясо на куски и разбросаешь вокруг. На ребрах мула оставишь немного мяса. Залезешь в скелет мула, спрячешься между ребер, закроешь глаза и будешь ждать под Огромным Деревом. Соберутся птицы, самой последней прилетит их падишах. Птицы станут переговариваться, совещаться. Потом их падишах даст знак, и птицы набросятся на мясо. Сам же он сядет на скелет мула и станет клевать. Как только он клюнет, ты просунешь руку между ребер мула, схватишь птицу и, не давая ей крикнуть, завернешь ей голову под крыло. Потом вскочишь на меня, и мы умчимся.

Шахзаде сделал так, как сказал его конь. Он взял у падишаха жирного мула и отправился в путь. В нужное время он достиг подножия горы Каф. Там шахзаде спрятал в одном месте своего коня. Потом, зарезав мула, он разрубил мясо на куски, разбросал их вокруг, а сам спрятался между ребер скелета и стал ждать. Спустя некоторое время начали слетаться птицы. Они хлопали крыльями и щебетали. Вдруг их голоса замолкли, все вокруг наполнилось шелестом- Шахзаде поднял голову и увидел, что с неба на землю полилось сияние. Вспомнив советы коня, он крепко зажмурился чтобы не ослепнуть от яркого света. Очень медленно стала опускаться птица-падишах. Все другие птицы ее встречали, переглядывались,  переговаривались. Наконец птица-падишах подала знак, все бросились к кускам мяса. Птица-падишах, сев на скелет мула тоже принялась клевать. Тут юноша схватил ее и засунул ей голову под крыло. Потом он вскочил на коня и направился в город.

Как только падишах увидел птицу, он прямо обезумел от радости и тут же отпустил юношу. Теперь уже весь дворец стал ярко освещен. И падишах опять спросил своего везира:
— Есть ли в этом мире кто-нибудь счастливее меня?
— Конечно, нет, мой падишах,— отвечал везир.— Только нужна ли эта птица здесь… Дворец старый… Хорошо бы построить новый дворец, из слоновой кости…
— Как построить такой дворец? Где взять столько слон кости? — спросил падишах.
— Кто достал птицу, сумеет добыть и слоновую кость, — ответил везир.

Падишах тотчас же послал гонца с приказом для шахза.
Снова юноша стал печально чистить скребницей своего коня и опять конь заговорил человечьим голосом:
— Не пристало тебе отказываться и увиливать. Давай сек раться в путь. Пойди к падишаху, потребуй много бочек ракы и отряд солдат. Мы поедем в лес к слонам. Там есть озеро, к нему в полуденную жару слоны приходят на водопой. Ты выльешь в это озеро ракы, а сам вместе с солдатами спрячешься. Слоны напьются воды с ракы, опьянеют до бесчувствия и свалятся. Тогда вы все вылезете из своего укрытия и отрубите у слонов бивни.
Юноша сделал так, как советовал ему конь. Он взял у падишаха ракы и солдат, вскочил на коня и пустился в путь. Как только они достигли того озера, юноша вылил в него ракы, а сам вместе с солдатами спрятался. Наступила полуденная жара. Пришли слоны. Попробовали они воду и отступили назад. Но когда зной усилился, слоны не выдержали жажды, вновь подошли к воде и стали жадно пить. И вскоре они упали без сознания. Тут выбежали из укрытия солдаты и поотрубали у всех слонов бивни.

Когда весть об этом событии дошла до падишаха, он от радости просто потерял разум. Тут же начались приготовления к постройке дворца. Как только прибыла слоновая кость, стали спешно строить дворец, отделывать его и обставлять всем необходимым. Для птицы соорудили по приказу падишаха золотую клетку, украшенную алмазами, и повесили ее в почетном углу дворца. Падишах сел на трон, позвал везира и опять стал спрашивать:
— Есть ли на свете падишах счастливее меня?
— Нет, о мой повелитель,— отвечал везир,— только в этом дворце из слоновой кости госпожой-повелительницей должна стать Самая-Прекрасная-в-Мире.
— Кто же не мечтает о Самой-Прекрасной-в-Мире? И я тоже. Падишахи всего мира пытались ее заполучить, но доныне так и не смогли. Как же мне преуспеть в этом деле?
— Кто добыл птицу, построил дворец, тот сумеет заполучить и Самую-Прекрасную-в-Мире,— сказал везир.

Падишах тотчас же отдал приказ, и шахзаде известили о повелении. Бедный юноша, узнав о приказе падишаха,  думаЛ:
«Вот еще и эта беда должна была свалиться на мою голову!». В печали отправился он к своему коню, а тот ему сказал:
— О мой шахзаде, была не была… Давай привезем падишаху Самую-Прекрасную-в-Мире и вернемся в родные края. Между прочим, место, которого не коснулся ногой конь твоего отца,— это земля под ногами Самой-Прекрасной-в-Мире. Там мы возьмем лекарство для глаз твоему отцу.
Сел юноша  на коня и тронулся в путь. Много дней скакал он вовесь опор. Наконец однажды достиг он сада около дворца Самой-Прекрасной-в-Мире. Как только рассвело, конь ему и говорит:
— Теперь, мой шахзаде, ты должен войти в сад и срезать семь ветвей розы, поросшие шипами. Самая-Прекрасная-в-Мире до восхода солнца вышивает на пяльцах в розовом саду. Ты должен тихонько, чтобы  она не услыхала, подкрасться к ней сзади, тотчас схватить её за волосы и начать бить розовыми прутьями, пока она не попросит Довольно! Тогда ты заберешь ее, и мы двинемся в путь.

Шахзаде сделал так, как сказал конь. Он вошел в сад и срезал розовые прутья. Тут он увидел, что Самая-Прекрасная-в-Мире, словно кусок луны, с золотыми волосами, сидит и вышивает на пяльцах. Шахзаде потихоньку подкрался к ней сзади и, ухватив за волосы, стал хлестать колючими прутьями розы.. Наконец Самая-Прекрасная-в-Мире взмолилась:
— Довольно, юноша! Моя жизнь принадлежит тебе. Ведь я и ждала такого молодца, как ты.
Они сели вдвоем верхом на коня и отправились ко дворцу падишаха. Вернувшись, шахзаде передал Самую-Прекрасную-в- Мире падишаху. А землю, которую он взял из-под ее пяльцев, крепко завязал в узелок и спрятал у себя на груди. После этого шахзаде пошел в караван-сарай и лег спать.

Самую-Прекрасную-в-Мире отвели в гарем дворца из слоновой кости.
Наступила ночь, и старый падишах, радуясь, подошел к дверям покоев девушки.
— Самая-Прекрасная-в-Мире, открой дверь, я хочу войти к тебе,— сказал падишах, а девушка ему отвечает:
— Ступай прочь, старый дурак… Таким я не впущу тебя к себе. За Семью Морями, на одном острове, у меня есть кобылицы. Прикажи их доставить сюда. Как только ты искупаешься в молоке кобыиц, сразу станешь молодым. Тогда и приходи ко мне.
— Кто же сможет доставить сюда этих кобылиц? — спросил подишах.
— Тот молодец что привез меня,— ответила девушка
Снова постали за юношей, сообщили ему приказ падишаха. Опять шахзаде идет к своему коню и думает: Что теперь будет делать мойконь? — и конь вновь отвечает ему человечьим голосом.
— Когда доберешься до  берега моря, зарежешь сорок буйволов. Их шкуры оду на другую наденешь мне на спину. Сам спрячешься за кустами. Я заржу, и Морской жеребец, раздвинув волны выйдет из моря на берег. Мы начнем с ним биться.

Он разорвет в клочья шкуры сорока буйволов, но на сороковой шкуре выбьется из сил. Ты тотчас принесешь седло, набросишь его жеребцу на спину и сядешь верхом. Жеребец бросится в море и отвезет тебя на остров кобылиц. Ты поймаешь на острове Красно-гнедую кобылицу и Темно-гнедую кобылицу и с ними вернешься сюда.
Шахзаде сделал так, как сказал его конь. Добрались они до берега моря. Шахзаде содрал шкуры с сорока буйволов и надел на коня. Сам спрятался за кустами. Конь заржал. Море расступилось, из глубины моря вышел Жеребец и стал биться с конем. Наконец Жеребец обессилел, юноша тотчас надел на него седло. Жеребец бросился в море и вместе с юношей доплыл до острова кобылиц. Там шахзаде поймал Красно-гнедую кобылицу и Темно-гнедую кобылицу и доставил их падишаху.

В тот же вечер падишах пришел к дверям покоев Самой-Прекрасной-в-Мире и спросил:
— Моя султанша, прибыли кобылицы. Кто будет их доить?
— Тот молодец, что привез меня сюда. Пусть покроет голов моим  покрывалом,  надушится моими благовониями и подоит кобылиц,— сказала девушка.
Снова зовут шахзаде, передают ему то, что пожелала девущка.
Юноша выдоил молоко Красно-гнедой кобылицы в золотое ведро, а молоко Темно-гнедой кобылицы в серебряное ведро и отослал все девушке.

После этого девушка раздела падишаха и принялась его мыт молоком Темно-гнедой кобылицы. И как только она стала мыть падишаха этим молоком, его тело начало таять. Таяло оно, таяло и истаяло совсем. Остался один скелет. Тогда девушка приказал:
— Возьмите и похороните эту гадость.
Потом девушка омыла шахзаде молоком Красно-гнедой кобылицы. И шахзаде получил вечную молодость, какая была у Самой-Прекрасной-в-Мире.

После этого шахзаде стал падишахом той страны. Он устрою свадьбу на сорок дней и сорок ночей и женился на Самой-Прекрасной-в-Мире. Они достигли цели своих желаний…
Вот живут они в веселье и забавах, но в один из дней шахзаде печально вздохнул. Самая-Прекрасная-в-Мире его спросила:
— Почему ты грустишь, мой молодец? Ты стал падишахом огромной страны. У тебя в женах Самая-Прекрасная-в-Мире
— Ах,— ответил ей шахзаде,— ведь я сын падишаха. Прошло почти семь лет, как я уехал искать лекарство от болезни моем, отцу. Мне не дают покоя мысли о моем отце.
— Так давай поедем к нему,— сказала госпожа султанша.
Тотчас же они собрались и двинулись в дорогу. Через много дней пути прибыли они в страну шахзаде и послали вперед гонцев с радостной вестью для падишаха. Падишах не мог поверить что его сын жив. Наконец появился и сам шахзаде.
— Отец, я привез тебе лекарство для глаз,— сказал он.
— Где ты его нашел, сынок? — спросил падишах.
— Это земля из-под пяльцев твоей невестки,— отвечал, — отвечал юноша.
— А кто моя невестка?
— Самая-Прекрасная-в-Мире, отец,— сказал шахзаде.

Падишах изумился и обрадовался. Он тотчас натер этой землей глаза и тут же прозрел, стал чувствовать себя так, словно только что родился на свет.

Снова устраивают свадьбу, праздник на сорок дней и сорок ночей….Раздают сладости, режут баранов…
Они достигли цели своих желаний, достигнем и мы нашей цели.