Цирковое представление

Од­нажды жи­тели джун­глей бы­ли встре­воже­ны не­обы­чай­ным шу­мом, до­носив­шимся с по­ляны, где на­ходи­лась лисья но­ра. Из­вес­тно, что зве­ри еще бо­лее лю­бопыт­ны, чем лю­ди, и не ус­пе­ло смол­кнуть эхо, как мно­жес­тво зве­рей и птиц соб­ра­лось на по­ляну, что­бы уз­нать при­чину это­го шу­ма. Лег­ко­ногие ан­ти­лопы, при­бежав­шие рань­ше всех, сто­яли в пер­вом ря­ду, а ос­таль­ным при­ходи­лось под­ни­мать­ся на цы­поч­ки, что­бы уви­деть что-ни­будь из-за их спин. Пти­цы за­няли все вет­ки, и, ко­неч­но, де­ло не обош­лось без кри­ков и спо­ров из-за луч­ше­го мес­та.

Ког­да, на­конец, все ути­хоми­рилось, сот­ни лю­бопыт­ных глаз уви­дели на по­ляне со­вер­шенно по­рази­тель­ное зре­лище. У лись­ей но­ры бы­ли вот­кну­ты вы­сокие бам­бу­ковые шес­ты, на ко­торых раз­ве­вались яр­кие фла­ги. Са­ма Ли­са сто­яла у вхо­да в но­ру, ра­зук­ра­шен­ную пес­тры­ми цве­тами, в тор­жес­твен­ной по­зе. За­метив, что шум и вол­не­ние сре­ди зри­телей улег­лись, Ли­са уда­рила в гонг и триж­ды вос­клик­ну­ла:

— Вни­мание! Вни­мание! Вни­мание!!!

По­том она при­нялась бить в ба­рабан, вре­мя от вре­мени тро­ек­ратно пов­то­ряя этот клич.

Ког­да же лю­бопытс­тво зве­рей бы­ло до­веде­но до выс­ше­го пре­дела, Ли­са пе­рес­та­ла сту­чать в ба­рабан и воз­гла­сила:

— Вни­мание! Вни­мание! Вни­мание! Сей­час в этой но­ре сос­то­ит­ся не­обык­но­вен­ное цир­ко­вое пред­став­ле­ние! Че­репа­хи бу­дут сос­тя­зать­ся в бе­ге, бел­ки по­кажут вос­хи­титель­ные тан­цы, со­ловьи да­дут кон­церт, ля­гуш­ки встре­тят­ся в ку­лач­ном бою! То­ропи­тесь! Це­на од­но­го би­лета сто дон­гов, цып­ля­там и зай­ча­там вход бес­плат­ный! Смот­ри­те все не­обык­но­вен­ное цир­ко­вое пред­став­ле­ние!..

Зве­ри на­чали так тя­жело взды­хать от огор­че­ния, что в ле­су под­нялся ве­тер; еще бы, ведь ни у ко­го не бы­ло да­же са­мой мел­кой мо­нет­ки.

— Сто дон­гов — это слиш­ком вы­сокая це­на, — ска­зал Пав­лин, — да­же ес­ли я про­дам все перья из мо­его пыш­но­го хвос­та, я не на­беру столь­ко де­нег…

— По­дума­ешь, — фыр­кнул По­пугай, — ког­да я по прось­бе од­но­го ман­да­рина жил в зо­лотой клет­ке на тер­ра­се его двор­ца, мне за каж­дое удач­ное сло­во да­рили по се­реб­ря­ной мо­нете, так что те­перь я об­ла­даю нес­метны­ми сок­ро­вища­ми. Сто­ит лишь мне сле­тать за ни­ми, как я смо­гу во­дить вас всех в цирк до бу­дущей лу­ны.

Окон­чив речь, По­пугай гор­де­ливо ог­ля­нул­ся вок­руг, но ему дав­но уже ник­то не ве­рил. По­это­му зве­ри ста­ли рас­хо­дить­ся, по­нурив го­ловы. Од­на лишь ма­лень­кая зо­лотис­тая Ан­ти­лопа, ко­торая боль­ше все­го на све­те лю­била тан­цы, по­дош­ла к Ли­се и роб­ко поп­ро­сила:

— Пос­лу­шай­те, поч­тенная те­туш­ка, не раз­ре­шите ли вы мне од­ним глаз­ком пос­мотреть вос­хи­титель­ные пляс­ки, о ко­торых го­вори­ли? Я пос­та­ра­юсь по­том при­нес­ти вам сто дон­гов.

— Ну, вот еще, — от­ве­чала Ли­са, — дос­тань сна­чала день­ги, а по­том при­ходи в цирк…

Зве­ри, по­нурив­шись, на­чали рас­хо­дить­ся, и ско­ро на по­ляне не ос­та­лось ни­кого, кро­ме ма­лень­ко­го пу­шис­то­го Зай­чон­ка и Цып­ленка, у ко­торо­го толь­ко на днях на­чали рас­ти перья. Оба они, ко­неч­но, ни­ког­да в жиз­ни не ви­дели цир­ка и да­же не пред­став­ля­ли се­бе, что это та­кое.

— Пос­лу­шай, — ска­зал Цып­ле­нок, — нам не нуж­но пла­тить де­нег, да­вай схо­дим пос­мотрим цир­ко­вое пред­став­ле­ние в лись­ей но­ре.

— Схо­дим… — сог­ла­сил­ся Зай­чо­нок.

И они по­бежа­ли к но­ре. Ли­са лю­без­но про­пус­ти­ла ма­лышей и са­ма вош­ла сле­дом за ни­ми, плот­но зат­во­рив две­ри.

— Те­туш­ка, — спро­сил Цып­ле­нок, с тру­дом раз­ли­чая да­же сте­ны но­ры в по­лум­ра­ке, — ско­ро ли нач­нется пред­став­ле­ние?

— Не бу­дет ни­како­го пред­став­ле­ния, — от­ве­чала Ли­са, злоб­но ус­мехнув­шись, — я за­мани­ла вас в пе­щеру, что­бы съ­есть. Вы та­кие тол­стень­кие, вкус­нень­кие, у ме­ня се­год­ня бу­дет хо­роший обед.

Оба ма­лыша ос­толбе­нели от изум­ле­ния и стра­ха, а Ли­са, вдо­воль нас­ме­яв­шись над ни­ми, ска­зала:

— Сей­час я пой­ду в лес за ово­щами и аро­мат­ны­ми тра­вами для прип­ра­вы, обед у ме­ня бу­дет на сла­ву…

И, об­ли­зыва­ясь, она выш­ла из но­ры, зак­рыв две­ри.

— Кек! Кек! — зап­ла­кал Цып­ле­нок. — Мне страш­но, где моя ма­ма?

— За­мол­чи, — ска­зал ему Зай­чо­нок, в сер­дце ко­торо­го ос­та­валось еще нем­но­го му­жес­тва, — мы дол­жны убе­жать от­сю­да до при­хода Ли­сы…

— Как же мы сде­ла­ем это, — про­гово­рил Цып­ле­нок сквозь сле­зы, — ведь ты сам ви­дел, что она очень го­лод­на и вер­нется очень ско­ро, мы не ус­пе­ем…

— Ни­чего, — от­ве­тил ма­лень­кий За­яц, — да­вай рыть ход, мы еще ус­пе­ем выб­рать­ся из но­ры. Нель­зя толь­ко те­рять ни ми­нуты.

И ма­лыши при­нялись за ра­боту. Цып­ле­нок дол­бил зем­лю клю­вом и раз­гре­бал ее лап­ка­ми, а Зай­чо­нок рыл все­ми че­тырь­мя ла­пами. Вре­мя от вре­мени они ос­та­нав­ли­вались, прис­лу­шива­ясь, не идет ли Ли­са, и сно­ва при­нима­лись ко­пать быс­трее преж­не­го. Вдруг слой зем­ли над их го­лова­ми с шу­мом об­ру­шил­ся, и плен­ни­ки тут же выс­ко­чили на­ружу. Пе­ред ни­ми сто­яла ма­лень­кая Ан­ти­лопа и с изум­ле­ни­ем гля­дела се­бе под но­ги. Ока­зыва­ет­ся, она все вре­мя бро­дила воз­ле но­ры, на­де­ясь хоть че­рез ка­кую-ни­будь щел­ку пос­мотреть на чу­дес­ные тан­цы. Ан­ти­лопа ос­та­нови­лась как раз над тем мес­том, где уз­ни­ки ко­пали се­бе про­ход. Под ее тя­жестью и рух­ну­ла зем­ля, этим са­мым она по­мог­ла ма­лышам вый­ти на сво­боду.

— Вот счас­тлив­цы, — ска­зала Ан­ти­лопа, — вы по­пали в цирк…

— Да, — крик­ну­ли ей на хо­ду Зай­чо­нок и Цып­ле­нок, уди­рав­шие во весь дух от это­го страш­но­го мес­та, — мы дей­стви­тель­но счас­тлив­цы, по­тому что не по­пали Ли­се на зуб.