Девушка-орхидея

Дав­ным-дав­но жи­ла од­на кресть­ян­ская семья — отец и три сы­на. Кха, так зва­ли стар­ше­го, был ис­ку­сен в иг­ре на рож­ке; ког­да он под­но­сил его к гу­бам, то да­же пти­цы на­чина­ли пля­сать на вет­ках и под­пе­вать. Дат, сред­ний брат, был на­делен та­лан­том к шах­матной иг­ре, ник­то не мог прев­зой­ти его за шах­матной дос­кой. Млад­ший брат Лан был очень тру­долю­бив, он по­могал от­цу па­хать по­ле и с усер­ди­ем учил­ся.

Од­нажды отец соз­вал всех сво­их сы­новей и ска­зал им:

— Я уже стар и дряхл, а вы всту­пили в по­ру зре­лос­ти, по­ра вам же­нить­ся и при­вес­ти в дом дос­той­ных не­вес­ток.

Стар­шие братья, ус­лы­хав сло­ва от­ца, по­дума­ли с улыб­кой: «Отец хо­чет, что­бы мы при­вели в дом дос­той­ных не­вес­ток, и, пра­во же, это его же­лание не из труд­ных».

Кха ре­шил, что он сво­ей иг­рой на рож­ке смо­жет оча­ровать са­мую кра­сивую де­вуш­ку в ок­ру­ге. Дат был уве­рен, что сво­ей блес­тя­щей иг­рой в шах­ма­ты ему удас­тся пле­нить са­мую бо­гатую не­вес­ту. И толь­ко млад­ше­го бра­та сло­ва от­ца оза­дачи­ли. В раз­думье нап­ра­вил­ся он к кус­ту Ор­хи­деи, у ко­торо­го про­водил обыч­но ча­сы от­ды­ха, и ска­зал:

— О Ор­хи­дея, отец хо­чет, что­бы его сы­новья при­вели в дом дос­той­ных не­вес­ток. Где же мне най­ти дос­той­ную же­ну?

Ор­хи­дея, ко­торая каж­дый день ви­дела юно­шу, чи­тала с ним вмес­те кни­ги и бы­ла ему нас­то­ящим дру­гом, опе­чали­лась, ус­лы­хав эти сло­ва.

— Я всег­да, чем толь­ко мо­гу, по­могаю те­бе, — ска­зала Ор­хи­дея, — я раз­дви­гаю листья и ле­пес­тки цве­тов, что­бы сол­нечные лу­чи па­дали на стра­ницы тво­ей кни­ги, я на­пол­няю воз­дух вок­руг те­бя сла­дос­тным бла­го­уха­ни­ем сво­их цве­тов. Но, увы, Лан, я не знаю, как най­ти для те­бя дос­той­ную же­ну.

Ус­лы­хав сло­ва Ор­хи­деи, Лан при­шел в силь­ное вол­не­ние и ти­хо про­шеп­тал:

— Меч­та моя — най­ти же­ну та­кую же прек­расную и лас­ко­вую, как ты, Ор­хи­дея…

Не ус­пел Лан до­гово­рить, как на вет­ке рас­пустил­ся ог­ромный цве­ток и из ле­пес­тков его вып­рыгну­ла юная и прек­расная де­вуш­ка. По­дой­дя к изум­ленно­му Ла­ну, Де­вуш­ка-Ор­хи­дея ска­зала:

— Я — дочь кресть­яни­на, один злой дух, уви­дев мою кра­соту, за­хотел сде­лать ме­ня сво­ей же­ной. Я не сог­ла­силась, и тог­да он сво­ими ча­рами прев­ра­тил ме­ня в эту Ор­хи­дею.

Лан улыб­нулся и, взяв де­вуш­ку за ру­ку, по­вел ее к до­му.

Кха и Дат то­же при­вели по­казать от­цу сво­их не­вест. Не­вес­та Кха бы­ла хо­роша со­бой, но гор­дость ее пре­вос­хо­дила кра­соту. Она гор­ди­лась сво­ей на­руж­ностью и еще тем, что бы­ла до­черью чи­нов­ни­ка. Не­вес­та Да­та бы­ла пол­ной и круг­лой, как ша­рик, она бы­ла уве­шана зо­лоты­ми ук­ра­шени­ями и смот­ре­ла на всех с през­ре­ни­ем, ибо про­ис­хо­дила из бо­гато­го до­ма и не счи­тала людь­ми тех, кто бед­нее ее. Ед­ва уви­дали де­вуш­ки друг дру­га, как сер­дца их на­пол­ни­лись рев­ни­вой зло­бой, они изо всех сил ста­рались уни­зить од­на дру­гую, на­чали бра­нить­ся, ссо­рить­ся и так прос­по­рили це­лый день. Отец, уви­дев, что зло­ба их не уни­ма­ет­ся и что они не под­да­ют­ся ни­каким уго­ворам, очень рас­сердил­ся. Кха и Дат, ви­дя не­дос­той­ное по­веде­ние сво­их не­вест, так­же воз­му­тились. Братья прог­на­ли их прочь, ска­зав:

— На­ша семья — семья тру­жени­ков, в ней нет мес­та без­дель­ни­кам, у нас не дол­жно быть ссор. Ухо­дите…

Но вот млад­ший брат при­вел в дом свою же­ну. Она при­ветс­тво­вала от­ца и стар­ших брать­ев, по­том, уви­дав, что в до­ме бес­по­рядок, за­сучи­ла ру­кава и на­чала при­бирать. Ког­да муж соб­рался ид­ти в по­ле, она то­же взя­ла мо­тыгу и пош­ла вслед за ним. При­дя на по­ле, Де­вуш­ка-Ор­хи­дея сра­зу же при­нялась взрых­лять зем­лю. Она звон­ко за­пела пес­ню, и ра­бота за­кипе­ла в ее ру­ках.

Сол­нце уже скло­нялось к за­паду, ког­да по­дошел отец со стар­ши­ми брать­ями; они не ску­пились на пох­ва­лы, ви­дя, что Дат и его же­на вспа­хали по­лови­ну по­ля. Вдруг, в эту ра­дос­тную ми­нуту, на­летел ура­ган­ный по­рыв вет­ра, он под­нял ту­чи пес­ка и пы­ли, и на зем­ле во­цари­лась неп­рогляд­ная ть­ма. Пром­чался со свис­том вихрь и унес с со­бой Де­вуш­ку-Ор­хи­дею. Лан не за­метил да­же, как ис­чезла его же­на. Он ус­лы­хал толь­ко ее сло­ва:

— Спа­си ме­ня. Иди к пе­щере кро­вожад­но­го и хит­ро­го тиг­ра, и ты спа­сешь ме­ня!

Лан сра­зу по­нял, что это злой дух схва­тил его же­ну и унес в свои вла­дения. Кровь его за­кипе­ла от гне­ва, и, спро­сив раз­ре­шения у от­ца, с сер­дцем, пол­ным ре­шимос­ти, от­пра­вил­ся он на по­ис­ки же­ны. Прой­дя по­лови­ну пу­ти, он встре­тил буд­дий­ско­го мо­наха. Уз­нав о злок­лю­чени­ях Ла­на и о его люб­ви к Де­вуш­ке-Ор­хи­дее, мо­нах пре­дуп­ре­дил юно­шу, что хит­ро­ум­но­го тиг­ра мож­но убить толь­ко вол­шебным ме­чом. Про­ник­нувшись со­чувс­тви­ем к юно­ше, он от­крыл ему так­же, что вол­шебный меч хра­нит­ся в древ­ней па­годе не­пода­леку от­сю­да.

Лан тот­час же по­шел в эту па­году и отыс­кал свя­щен­нослу­жите­ля, ох­ра­няв­ше­го меч. Тот, убе­див­шись, что Лан че­ловек дос­той­ный и в гру­ди его бь­ет­ся от­важное сер­дце, пол­ное люб­ви и спра­вед­ли­вого гне­ва, с ра­достью сог­ла­сил­ся дать ему вол­шебный меч. Взяв меч, юно­ша поб­ла­года­рил жре­ца и сме­ло за­шагал даль­ше к пе­щере хит­ро­ум­но­го тиг­ра.

Вско­ре он дос­тиг пе­щеры, но ед­ва по­пытал­ся вой­ти в нее, как тол­стые и креп­кие, как ли­аны, ни­ти па­ути­ны оп­ле­ли его и сжа­ли с та­кой си­лой, что он не мог да­же по­шевель­нуть­ся. За­тем свер­ху спус­тился ог­ромный па­ук — страж этой пе­щеры — и ска­зал:

— Ес­ли ты хо­чешь вой­ти в пе­щеру, то преж­де от­веть на мой воп­рос. Но знай, ес­ли ты от­ве­тишь неп­ра­виль­но, я за­душу те­бя в па­ути­не.

И, рас­по­ложив­шись по­удоб­нее, па­ук спро­сил:

— Что в жиз­ни са­мое важ­ное и са­мое цен­ное?

Лан вспом­нил сра­зу же Де­вуш­ку-Ор­хи­дею, ее доб­ро­ту и тру­долю­бие, вспом­нил сло­ва от­ца, хва­лив­ше­го усер­дие де­вуш­ки, вспом­нил кресть­ян сво­его се­ления, ра­ботав­ших на зо­лотис­тых ри­совых по­лях, и гром­ко, с ре­шимостью от­ве­тил:

— Труд — са­мое цен­ное и са­мое глав­ное в жиз­ни!

Ог­ромный па­ук за­хохо­тал от удо­воль­ствия и стал хва­лить юно­шу:

— Пра­виль­но, труд — это са­мое цен­ное. Пра­виль­но, ты уга­дал!

По­том па­ук уб­рал свою па­ути­ну и про­пус­тил юно­шу в пе­щеру, что­бы он мог спас­ти свою же­ну. И Лан убил хит­ро­ум­но­го тиг­ра и ос­во­бодил Де­вуш­ку-Ор­хи­дею.

Мо­лодые лю­ди вер­ну­лись до­мой и за­жили счас­тли­во и ра­дос­тно. Отец был очень до­волен сво­ей не­вес­ткой и сы­ном. Од­нажды, по­доз­вав их, он ска­зал:

— Да, у мо­его сы­на дос­той­ная же­на…