Имущество Тхиена переходит к Диа

В древ­ние вре­мена жи­ли двое юно­шей — Тхи­ен и Диа. До­ма их сто­яли сов­сем ря­дом, де­ти ра­но по­теря­ли род­ных и жи­ли в боль­шой бед­ности. Диа ви­дел, что Тхи­ен очень ум­ный и очень спо­соб­ный к уче­нию, и он ска­зал ему:

— Да­вай жить вмес­те. Я бу­ду тру­дить­ся в по­ле, ис­полнять все ра­боты по до­му и кор­мить те­бя, а ты все свое вре­мя от­да­вай уче­нию. Ког­да же ты ста­нешь зна­мени­тым уче­ным, ты не за­будешь обо мне.

Тхи­ен с ра­достью сог­ла­сил­ся на пред­ло­жение Диа. И от­ны­не Диа с ран­не­го ут­ра до поз­дне­го ве­чера гнул на не­го спи­ну, об­ра­баты­вая свое ма­лень­кое по­ле и учас­ток Тхи­ена. А Тхи­ен си­дел над кни­гами, и зна­ния его мно­жились с каж­дым днем. По­том Тхи­ен по­чувс­тво­вал не­об­хо­димость усо­вер­шенс­тво­вать свои поз­на­ния в об­ще­нии с прос­лавлен­ны­ми муд­ре­цами и уче­ными, и Диа, соб­рав все свои день­ги, от­дал их дру­гу, что­бы тот от­пра­вил­ся в сто­лицу.

Во вре­мя цар­ских эк­за­менов Тхи­ен был удос­то­ен выс­шей уче­ной сте­пени чанг-нгу­ена. Диа уз­нал эту весть от со­седа в то вре­мя, ког­да па­хал по­ле. Он ре­шил тор­жес­твен­но от­ме­тить та­кое ра­дос­тное со­бытие, но у не­го сов­сем не бы­ло де­нег. Тог­да Диа про­дал буй­во­ла и плуг, про­дал да­же свой ста­рый дом и ма­лень­кое по­ле и на эти день­ги ус­тро­ил пыш­ный пир для всей де­рев­ни. Прав­да, пос­ле это­го у не­го не ос­та­лось да­же са­мой мел­кой мо­нет­ки, но он не тре­вожил­ся: ведь Тхи­ен те­перь бу­дет бо­гачом, уж он-то не за­будет ста­рого дру­га. Од­на­ко вре­мя шло, а Тхи­ен не по­давал вес­тей, день про­летал за днем, и вско­ре Диа ста­ло яс­но, что Тхи­ен из­ме­нил ста­рой друж­бе. И Диа ос­тался без кры­ши и без клоч­ка зем­ли.

Но вот воз­вра­тил­ся Тхи­ен, он при­был в соп­ро­вож­де­нии пыш­ной сви­ты и мно­жес­тва слуг, два страж­ни­ка ох­ра­няли те­перь две­ри его до­ма. Они прог­на­ли прочь бед­но­го Диа, ко­торый при­шел к Тхи­ену.

Нес­час­тный юно­ша по­шел ку­да гла­за гля­дят. Сел он на бе­регу проз­рачной ре­ки и горь­ко зап­ла­кал. Вдруг око­ло се­бя уви­дел не­боль­шую лод­ку, ко­торую реч­ные вол­ны при­били к са­мому бе­регу, и ус­лы­шал над со­бой та­инс­твен­ный го­лос:

— Не пе­чаль­ся, по­селись в этом мес­те и пе­рево­зи че­рез ре­ку пут­ни­ков, это­го те­бе хва­тит, что­бы быть сы­тым. В бу­дущем же ты воз­вра­тишь­ся с честью в род­ные мес­та…

Сколь­ко ни смот­рел Диа по сто­ронам, так и не уви­дел то­го, кто раз­го­вари­вал с ним. Но ведь со­вет не ста­новит­ся ху­же от­то­го, что мы не ви­дим то­го, кто нам его по­да­ет, и Диа ре­шил пос­ту­пить так, как го­ворил ему не­ведо­мый бла­гоже­латель.

Ско­ро про­летел год с то­го дня, как Диа стал ло­доч­ни­ком, он ед­ва за­раба­тывал се­бе на рис; пи­ща его бы­ла скуд­ной, а одеж­да вся из­но­силась. Но вот по­дошел день по­мина­ния пред­ков, а у Диа не бы­ло да­же прос­той ле­пеш­ки, что­бы поч­тить их па­мять. Он си­дел один, грус­тно опус­тив го­лову, и меч­тал за­рабо­тать хо­тя бы са­мую ма­лень­кую мед­ную мо­нет­ку, по­тому что сам он уже це­лых три дня ни­чего во рту не дер­жал. Сол­нце заш­ло за го­ризонт, гас­ли пос­ледние лу­чи, бро­сая зо­лотис­тые бли­ки на лег­кие об­ла­ка, и ноч­ной мрак пос­те­пен­но оку­тывал зем­лю. Вдруг Диа уви­дел, как к про­тиво­полож­но­му бе­регу по­дошел оди­нокий пут­ник и стал зна­ками звать ло­доч­ни­ка. Юно­ша сел в лод­ку и на­чал грес­ти; ког­да он вып­лыл на се­реди­ну ре­ки, то раз­гля­дел, что это бы­ла де­вуш­ка лет двад­ца­ти. Она зва­ла его неж­ным и кра­сивым го­лосом;

— О поч­тенный ло­доч­ник, пе­реп­равь ме­ня че­рез ре­ку!

Диа под­плыл, по­садил де­вуш­ку в лод­ку и нес­коль­ки­ми силь­ны­ми взма­хами ве­сел пе­ревез ее на дру­гой бе­рег. Ког­да они сош­ли на пе­сок, ста­ло сов­сем тем­но и на не­бе за­горе­лись звез­ды.

— До мо­его до­ма еще очень да­леко, — ска­зала де­вуш­ка, — не раз­ре­шишь ли ты мне ос­тать­ся у те­бя пе­рено­чевать?

— Но я жи­ву в жал­кой хи­жине из листь­ев, — от­ве­чал Диа, — на те­бе бо­гатые одеж­ды, и те­бе в ней бу­дет очень не­удоб­но.

— О, это не важ­но, — ска­зала де­вуш­ка улыб­нувшись.

И Диа по­вел де­вуш­ку в свою хи­жину, он ус­ту­пил ей ле­жан­ку из бам­бу­ка, а сам лег спать на го­лой зем­ле.

Ед­ва нас­ту­пила пол­ночь, как гостья вдруг при­нялась бу­дить Диа; он с изум­ле­ни­ем рас­крыл гла­за.

— Я про­шу те­бя со­четать­ся со мною бра­ком, — ска­зала она, — я хо­чу, что­бы мы ста­ли му­жем и же­ною.

Диа смот­рел на нее, ши­роко от­крыв гла­за, и не знал, что от­ве­тить. Де­вуш­ка про­дол­жа­ла:

— Я оби­таю в рай­ских са­дах. Вла­дыка не­бес, уз­навший о тво­ей чес­тнос­ти и бла­городс­тве, пос­лал ме­ня на зем­лю по­мочь те­бе. Знай, я при­несу те­бе счастье…

Не ус­пе­ла она еще до­гово­рить, как вдруг хи­жина Диа прев­ра­тилась в прек­расный дом, рос­кошно уб­ранный и пол­ный дра­гоцен­ностей. Явив­ши­еся не­ведо­мо от­ку­да ду­хи в один миг при­гото­вили все не­об­хо­димое для по­миналь­но­го пи­ра в честь от­ца Диа. У юно­ши от­легло от сер­дца. Ут­ром Диа на­дел кра­сивые, рас­ши­тые дра­гоцен­ностя­ми одеж­ды и от­пра­вил­ся приг­ла­шать Тхи­ена на пир, как про­сила его же­на.

Тхи­ен, ко­торый не­обы­чай­но воз­гордил­ся, выс­лу­шал его и ска­зал с пре­неб­ре­жени­ем:

Я сог­ла­шусь по­сетить твой дом толь­ко в том слу­чае, ес­ли ты рас­сте­лешь мяг­кий ко­вер от мо­их две­рей до са­мого тво­его по­рога.

Диа, вер­нувшись до­мой, ска­зал об этом же­не, н не прош­ло и ча­са, как у нее уже был го­тов та­кой ко­вер.

Тхи­ен, вы­соко зад­рав нос, тор­жес­твен­но шес­тво­вал по ков­ру в дом дру­га- В до­ме он с жад­ностью наб­ро­сил­ся на уго­щения и на­пит­ки и вско­ре опь­янел. В это вре­мя в ком­на­ту вош­ла же­на Диа, Тхи­ен был по­ражен ее кра­сотой не мень­ше, чем бо­гатс­твом и рос­кошью уб­ранс­тва в до­ме Диа. Чем боль­ше он пил, тем боль­ше ему нра­вилось у дру­га, а так как он не при­вык це­ремо­нить­ся, то ска­зал, пок­ро­витель­ствен­но пох­ло­пывая Диа по пле­чу:

— Пос­лу­шай, да­вай ме­нять­ся: ты дай мне свою же­ну, свой дом и свое иму­щес­тво, а я те­бе — мой дво­рец и все, что в нем на­ходит­ся вмес­те с же­ной.

— Мне нуж­но по­сове­товать­ся с же­ной, — от­ве­чал Диа. Но же­на ска­зала ему:

— Ес­ли ты сог­ла­сен на та­кой об­мен, то ме­няй­ся. И ты не бу­дешь жа­леть об этом.

Тог­да Диа за­явил Тхи­ену о сво­ем сог­ла­сии, и они тут же сос­та­вили по всем пра­вилам до­говор, скре­пив его под­пи­сями и пе­чатью. И Диа от­пра­вил­ся во дво­рец Тхи­ена, сер­дце его ра­дос­тно би­лось при ви­де род­ных мест; а Тхи­ен, со­вер­шенно опь­янев­ший, пы­тал­ся ос­мотреть свои но­вые вла­дения, но по до­роге сва­лил­ся и зах­ра­пел в ка­ком-то уг­лу.

Ког­да же он прос­нулся, то уви­дел, что рос­кошный дом с сок­ро­вища­ми ку­да-то ис­чез, ис­чезла и но­вая кра­сави­ца же­на, а сам он ле­жит на зем­ля­ном по­лу в убо­гой хи­жине из листь­ев…

С это­го дня Тхи­ен жил в нуж­де и бед­ности, но лю­ди, хо­рошо пом­нившие, как он был вы­соко­мерен и жа­ден, нис­коль­ко его не жа­лели. А Диа жил те­перь в прек­расном двор­це, ок­ру­жен­ный бо­гатс­твом и счасть­ем. По это­му по­воду в на­роде го­ворят:

Все, что ко­варс­твом Тхи­ен на­копил,
Диа об­ратно се­бе воз­вра­тил.