Как рыба превратилась в дракона

Дав­ным-дав­но Во­дяная прин­цесса, дочь Ца­ря вод, под­ня­лась на су­шу, что­бы про­гулять­ся по за­литым сол­нцем цве­тущим лу­гам, и ее нас­тигла неж­данная бе­да. Нес­час­тная прин­цесса умер­ла на бе­регу боль­шой ре­ки. Лю­ди, оча­рован­ные кра­сотой мер­твой прин­цессы, по­хоро­нили ее здесь же, в у­еди­нен­ном и жи­вопис­ном угол­ке. Ве­лико бы­ло го­ре Во­дяно­го ца­ря, ког­да он уз­нал о ги­бели лю­бимой до­чери. И все оби­тате­ли вод вмес­те с ним ис­крен­не скор­бе­ли о пре­лес­тной и лас­ко­вой прин­цессе.

Царь вод по­велел всем во­дяным жи­телям, всем ра­кам, ры­бам и мол­люскам прис­ту­пить к со­ору­жению хра­ма в честь прин­цессы. Три ме­сяца го­тови­лись они под во­дою к стро­итель­ству, а ког­да нас­тал срок, выш­ли на бе­рег в об­ли­ке лю­дей и в од­ну ночь воз­двиг­ли храм.

На сле­ду­ющий день лю­дям пред­ста­ло не­ожи­дан­ное чу­до: на пус­ты­ре, по­рос­шем ди­кой тра­вой, под­нялся прек­расный храм. Сте­ны его бы­ли сло­жены из зо­лотис­то­го кам­ня с свер­ка­ющи­ми го­лубы­ми про­жил­ка­ми. Кры­ша бы­ла пок­ры­та яр­ко блес­тевшим го­лубым жем­чу­гом, а двор вы­мощен бе­лос­нежны­ми кам­ня­ми. Под узор­ной кры­шей хра­ма по­ко­ил­ся прах прек­расной прин­цессы. Над­гро­бие ук­ра­шала боль­шая ка­мен­ная пли­та, на ко­торой воз­вы­шалась ста­туя прек­расной до­чери Во­дяно­го ца­ря. Из­ва­ян­ная из ро­зово­го ко­рал­ла, она улы­балась, как жи­вая. Око­ло хра­ма рос­ло чу­дес­ное де­рево, цве­ты его рас­простра­няли сла­дос­тное бла­го­уха­ние, и ле­пес­тки не осы­пались в те­чение дол­го­го вре­мени. Пе­ред внут­ренним дво­риком хра­ма бы­ли по­саже­ны два боль­ших де­рева тхонг, вет­ви ко­торо­го лас­ко­во шу­мели под све­жим ды­хани­ем вет­ра.

Ни один про­хожий не мог прой­ти ми­мо ве­лико­леп­но­го хра­ма, что­бы не нас­ла­дить­ся его жи­витель­ной прох­ла­дой. Де­ти, пас­шие поб­ли­зос­ти буй­во­лов, лю­били иг­рать око­ло не­го, од­на­ко они ос­тавля­ли пос­ле се­бя мно­го му­сора. По­это­му Во­дяной царь каж­дый год под­ни­мал во­ды ре­ки, за­топ­лял бе­рега и очи­щал та­ким об­ра­зом храм.

Раз­ли­вы рек при­чиня­ли боль­шой урон кресть­янам: раз­ру­шали их жи­лища и вре­дили по­севам. Лю­ди не­годо­вали, ви­дя эти бес­чинс­тва по­вели­теля вод. В кон­це кон­цов они ре­шили со­ору­дить две вы­сокие дам­бы, что­бы за­щитить свои по­ля и се­ления. Пос­ле то­го как дам­бы бы­ли пос­тро­ены, во­да не мог­ла дос­тичь хра­ма Прин­цессы вод, и царс­твен­ный отец впал в уны­ние, ибо под­властные ему струи не мог­ли боль­ше очи­щать храм.

Тог­да царь ре­шил ус­та­новить в хра­ме из­ва­яние жи­вот­но­го ужа­са­юще­го и не­обык­но­вен­но­го ви­да, что­бы от­пугнуть де­тей, заг­рязняв­ших храм и ос­кор­бляв­ших его свя­тыни. И это­му стра­жу Царь вод ре­шил дать имя Дра­кон. Царь по­желал выб­рать в Дра­коны са­мого мо­гуче­го и уме­лого из сво­их под­данных. И с этой целью он при­казал уч­ре­дить эк­за­мен для всех ра­ков, рыб и мол­люсков. Вмес­те с вель­мо­жами Царь вод ре­шил, что тот, кто вы­ше всех прыг­нет, и бу­дет счи­тать­ся по­беди­телем. Ког­да при­каз Ца­ря был об­на­родо­ван, все оби­тате­ли во­дяно­го царс­тва при­нялись го­товить­ся к пред­сто­яще­му эк­за­мену.

Вес­на уже под­хо­дила к кон­цу. По­беги ло­тоса на­чали оде­вать­ся в на­ряд­ные и яр­кие убо­ры. Но од­нажды не­бо нах­му­рилось, ве­тер сог­нал чер­ные ту­чи, они за­волок­ли весь не­бос­клон, и на зем­лю об­ру­шил­ся ли­вень. Вы­соко взды­мались го­ловы волн, ук­ра­шен­ные се­реб­ря­ной пе­ной, они ка­тились от од­но­го бе­рега ре­ки к дру­гому. Тог­да и на­чал­ся цар­ский эк­за­мен. Все жи­тели вод соб­ра­лись на этот эк­за­мен. Те, кто учас­тво­вал в сос­тя­зании, выс­тро­ились в один ряд пос­ре­дине ре­ки, а ос­таль­ные рас­по­ложи­лись по обо­им бе­регам и при­гото­вились наб­лю­дать за тор­жес­твен­ным тан­цем, ко­торым от­кры­вались эк­за­мены.

На по­мост из ро­зово­го ко­рал­ла под­ня­лись судьи — Реч­ная Че­репа­ха, Краб и Ок-нь­ой — боль­шая улит­ка, пов­сю­ду тас­кавшая за со­бой свой пес­трый до­мик. Ря­дом с по­мос­том усе­лась Ля­гуш­ка, обыч­но в прох­ладное вре­мя дож­дей она креп­ко спа­ла, за­рыв­шись где-ни­будь на дно в ил, но по при­каза­нию Ца­ря вод бы­ла раз­бу­жена и при­веде­на на эк­за­мен. Она сла­вилась не­обы­чай­но гром­ким го­лосом, и на нее ре­шили воз­ло­жить обя­зан­ность гла­шатая. Но вот та­нец кон­чился. Ля­гуш­ка под­несла ко рту пер­ла­мут­ро­вую ра­кови­ну и гром­ко воз­вести­ла:

— Слу­шай­те все! Кто триж­ды пе­реп­рыгнет че­рез гре­бень вол­ны, увен­чанный се­реб­ря­ной пе­ной, тот бу­дет счи­тать­ся сдав­шим эк­за­мен.

В ря­дах зри­телей под­нялся шум, каж­дый выс­ка­зывал свои пред­по­ложе­ния. Угорь спро­сил ма­лень­кую улит­ку Ок-ван:

— Как вы по­лага­ете, со­сед, кто бу­дет по­беди­телем?

Ок-ван от­ве­чал с дос­то­инс­твом:

— Луч­шие пры­гуны — это Рак и ры­ба Тяй. Они дав­но уже го­товят­ся к эк­за­мену. Я по­лагаю, что они и бу­дут по­беди­теля­ми.

— Но ведь по­беди­тель мо­жет быть толь­ко один, — воз­ра­зил Угорь.

В это вре­мя гла­шатай прок­ри­чал в ру­пор, что­бы учас­тни­ки сос­тя­зания при­гото­вились к прыж­кам.

Пер­вой пры­гала ры­ба Ро. Ра­зог­навшись из­да­лека, она лов­ко изог­ну­лась и пе­реп­рыгну­ла че­рез се­реб­ристый гре­бень вол­ны. Со всех сто­рон раз­да­лись при­ветс­твен­ные кри­ки, и судьи ве­лели ля­гуш­ке объ­явить ре­зуль­тат. Од­на­ко ос­таль­ные два ра­за ры­ба Ро не смог­ла пе­реп­рыгнуть че­рез вол­ну, и судьи сде­лали у нее на хвос­те од­ну мет­ку.

Нас­ту­пила оче­редь ры­бы Тяй по­казать свое ис­кусс­тво. Еще за­дол­го до эк­за­мена она го­вори­ла всем встреч­ным: «Го­товь­тесь, по­купай­те по­дар­ки, что­бы при­ветс­тво­вать ме­ня, ког­да я сдам эк­за­мен и прев­ра­щусь в Дра­кона». Она уп­ражня­лась в прыж­ках це­лые дни и да­же ут­ром на­кану­не эк­за­мена про­дела­ла нес­коль­ко дю­жин слож­ней­ших уп­ражне­ний. По­это­му на эк­за­мен ры­ба Тяй приш­ла уже очень ус­та­лой. Ра­зог­навшись, она ед­ва лишь при­под­ня­лась над во­дой и тут же сва­лилась на сколь­зкую спи­ну Со­ма, ко­торый не мог раз­гля­деть сво­ими бли­зору­кими гла­зами про­ис­хо­дяще­го и да­леко вы­сунул­ся из ря­дов зри­телей. Про­ехав по спи­не Со­ма, ры­ба Тяй за­дела хвос­том за ос­трый край ра­кови­ны ма­лень­ко­го мол­люска, про­тис­нувше­гося в пер­вые ря­ды лю­бопыт­ных, и до кро­ви по­рани­ла се­бе хвост. Тер­за­емая сты­дом и болью, ры­ба Тяй за­билась под боль­шой ка­мень, пок­ры­тый мхом, и ры­дала там в оди­ночес­тве мно­го дней под­ряд. По­это­му у нее и сей­час еще крас­ные гла­за.

За­тем при­шел че­ред ры­бы Че, близ­кой родс­твен­ни­цы Со­ма. Ры­ба Че про­води­ла всю свою жизнь, за­рыв­шись в пу­шис­тый ил на за­литых во­дою ри­совых по­лях, и ни­ког­да не ви­дала волн. Как же мог­ла она пры­гать че­рез них? Но ры­ба бы­ла очень вы­соко­го мне­ния о се­бе, и ей ужас­но хо­телось стать Дра­коном. Од­на­ко, ког­да по­дош­ла ее оче­редь пры­гать, она не­ук­лю­же шлеп­ну­лась пря­мо на зри­телей и го­ловой боль­но уда­рилась о пан­цирь Че­репа­хи; из­вес­тно, что пан­цирь Че­репа­хи сла­вит­ся сво­ей твер­достью, но и го­лова ры­бы Че ока­залась не ме­нее твер­дой, при уда­ре го­лова ее сплю­щилась и та­кой ос­та­лась уже нав­сегда, а на пан­ци­ре Че­репа­хи по­яви­лось мно­жес­тво бо­розд.

По­том пры­гали Рак, Щу­ка и Карп, ко­торо­го на­зыва­ют еще ры­бой Ть­еп или ры­бой Тхь­еу. Но вот день сос­тя­заний по­дошел к кон­цу, толь­ко двое пе­реп­рыгну­ли че­рез се­реб­ря­ный гре­бень вол­ны по­ложен­ные три ра­за, — это бы­ли Рак и ры­ба Ть­еп. Все во­дяные жи­тели при­нялись вос­торжен­но ка­чать по­беди­телей и за­тем на ру­ках по­нес­ли их к ко­рал­ло­вому по­мос­ту, на ко­тором вос­се­дали судьи. Оби­тате­ли под­водно­го царс­тва с не­тер­пе­ни­ем ожи­дали, ког­да гла­шатай объ­явит ре­зуль­та­ты эк­за­мена. Боль­шинс­тво счи­тало, что меж­ду Ра­ком и ры­бой Ть­еп дол­жно быть ус­тро­ено в свою оче­редь ис­пы­тание, а не­кото­рые по­лага­ли, что в нем дол­жна при­нять учас­тие так­же и ры­ба Ро.

Вдруг Реч­ная Че­репа­ха, ко­торая бы­ла глав­ным судь­ей, вы­тяну­ла шею и зак­ри­чала:

— Кто это пос­мел ос­та­вить зло­вон­ные ис­праж­не­ния здесь, на мес­те тор­жес­твен­но­го эк­за­мена!

Все с по­доз­ре­ни­ем на­чали ог­ля­дывать­ся по сто­ронам, ища то­го, кто ос­ме­лил­ся на та­кой прос­ту­пок. Не­ожи­дан­но в тол­пе кто-то ска­зал:

— На­воз, ис­то­ча­ющий зло­воние, на­ходит­ся на го­лове Ра­ка…

Зри­тели обер­ну­лись, и все уви­дели, что на го­лове Ра­ка и вправ­ду ле­жит на­воз. Про­изош­ло все­об­щее за­меша­тель­ство, по­том на­чались бур­ные спо­ры сре­ди зри­телей. На­конец судьи объ­яви­ли свое ре­шение:

— Рак про­явил боль­шие спо­соб­ности и пры­гал от­лично, но пос­коль­ку он но­сит на­воз на го­лове, то о наз­на­чении его в Дра­коны не мо­жет быть и ре­чи. По­это­му сдав­шей эк­за­мен сле­ду­ет счи­тать од­ну толь­ко ры­бу Ть­еп.

На сле­ду­ющее ут­ро лю­ди у вхо­да в храм Во­дяной прин­цессы уви­дели ог­ромное из­ва­яние, под­ни­мав­ше­еся вы­ше кры­ши. Это бы­ло страш­ное чу­дови­ще с ль­ви­ной го­ловой, уг­ро­жа­юще заг­ну­той бо­родой и яр­ко-крас­ным язы­ком меж­ду дву­мя ря­дами ог­ромных ос­трых зу­бов. На го­лове чу­дови­ща за­вива­лись два длин­ных ро­га, окан­чи­вав­шихся каж­дый тре­мя за­ос­трен­ны­ми раз­вет­вле­ни­ями. Те­ло его бы­ло вы­тяну­то и из­ви­валось слов­но зме­иное, оно опи­ралось на че­тыре ла­пы, как у ги­гант­ской яще­рицы. И толь­ко очень вни­матель­но приг­ля­дев­шись, мож­но бы­ло об­на­ружить плав­ни­ки, точь-в-точь та­кие, как у ры­бы Ть­еп. Чу­дови­ще сто­яло на пос­та­мен­те, имев­шем фор­му об­ла­ка пя­ти цве­тов. Вид чу­дови­ща был нас­толь­ко сви­реп и ужа­са­ющ, что ник­то не сом­не­вал­ся в том, что прог­ло­тить в од­ну ми­нуту двух или трех че­ловек сра­зу для не­го пус­тое де­ло. Это и был Дра­кон, ох­ра­ня­ющий вход в храм.

С тех пор каж­дый год, как толь­ко нас­ту­па­ет март ме­сяц и на­чина­ют­ся дож­ди с гро­зами, Ля­гуш­ка, вспо­миная свою по­чет­ную дол­жность гла­шатая на цар­ских эк­за­менах, про­сыпа­ет­ся и кри­чит во все гор­ло. И ры­ба Ть­еп так­же ра­ду­ет­ся, она гор­де­ливо пля­шет сре­ди ко­леб­ле­мых те­чени­ем во­дорос­лей и, под­нявшись на по­вер­хность во­ды, пры­га­ет че­рез се­реб­ристые греб­ни волн.